комментарии 2 в закладки

Играл в сборной Молдавии, тренировал в «Рубине», а теперь ведёт вторую команду Казани в профи. Путь Олега Фистикана

Большое интервью с тренером.

28 матчей за сборную Молдавии в качестве игрока, выступление в Казахстане, работа главным тренером юношеских командах Молдавии U17 и U19, а также молодёжной команды «Урала», опыт в академии «Рубина» – специалист с таким резюме работает в любительском чемпионате Татарстана. 47-летний Олег Фистикан руководит «Соколом» – одним из лидеров республиканского первенства, который в ближайшем будущем намерен пробиться в профессионалы.

В интервью мы обсудили с Фистиканом, как он из-за травмы и семьи закончил карьеру игрока, чему его научил Иван Данильянц и в чём главная «боль» Казани в плане развития молодых игроков.

Олег Фистикан / фото: пресс-служба «Сокола»

Чемпионат Молдавии, сборная и Казахстан. Каким был путь Фистикана?

Олег Кириллович, расскажите про старт своей футбольной карьеры?

– С маленьких лет я хотел играть в футбол. Подошёл к папе и сказал, что хочу быть в этом виде спорта. А мы жили за городом. «Ну какой футбол, его ведь нет у нас!» Была только лёгкая атлетика, на которую в самом начале мне пришлось пойти. Но я очень быстро понял, что бесцельно бегать – не для меня. За год осознал, что это не моё. Долго «терроризировал» отца, а потом мне повезло. Пришёл на смотрины тренер Антон Павлович Абаби, который спросил: «Кто хочет заниматься футболом?» После уроков мы собрались, человек 20–30. Нас выбрали, человека три, и сказали, что ждут нас в городе.

Надо было каждый день добираться по полтора часа. Сначала ездил мой одноклассник, которого хватило на неделю, но потом он «перегорел», а третий вовсе не пришёл. Вышло, что со всей школы я начал ходить один. Мне тогда было 10 лет. А когда стало 12, сформировали спорткласс. Нас было 35 человек и мы учились в обычной школе. Режим дня был такой, что мне надо было в 6:30 вставать, сначала довозили до детсада сестру, потом тренировка начиналась в 7:45, а урок первый был в 8:30. До него бегали в спортзале. После уроков у нас было время на домашнее задание, а в 16:30 была вторая тренировка – вот так я проучился 8 классов.

Потом поступил в техникум, заканчивалось школьное время и наши тренеры взяли в команду второй лиги. 6–8 воспитанников зацепили и мы каждую неделю играли со взрослыми футболистами. Потом мне сказали «Не хочешь выступать в высшей лиге в команде «Кодру Колораш»?» Так началась в 16–17 лет моя карьера.

Это довольно рано.

– В 17 лет у меня было уже три предложения продолжения карьеры, среди которых я выбрал «Зимбру». Разные хорошие условия давали: где-то предлагали машину, где-то зарплату повыше, а в «Зимбру» в 20 лет в 1995-м мне приписали однокомнатную квартиру. В той команде была сумасшедшая конкуренция. В команде было 12 сборников Молдавии. На моей позиции было три человека.

Потом вызвали в олимпийскую сборную – мы сыграли с командой Германии в Кишинёве (1:1). Неплохо было, после чего вызвали в первую сборную. Если бы не травма в 2000 году… Я неудачно получил повреждение миниска. Одни врачи говорили лечить без операции и тренер просил быстрее-быстрее восстанавливаться на уколах…

«Зимбру» тогда выигрывал кубки и чемпионаты Молдавии. Это была команда-гегемон?

– Так получилось, что мы выигрывали. Не отдавали трофеи никому. Был у нас конкурент «Конструктор», а потом появился «Шериф» – богатейшая команда страны. Если у тебя есть деньги, ты можешь выбирать любого игрока. Как-то мы встречались с президентом этой команды, который сказал: «Что вы мучаетесь, мы всё равно будем чемпионами, потому что любого футболиста можем забрать». По этому пути они и идут. Нет ни одного воспитанника в команде, хотя долгие годы у них есть академия.

До 2000 года вы активно вызывались в сборную страны, но почему с началом века перестали вызываться: это следствие той травмы?

– Да. Это как раз история, зацикленная на травме. В марте того года я получил повреждение и врач клуба мне сказал «Олег, операцию ты всегда сделать успеешь». Мне кололи блокады, пытались реанимировать мениск. В июле – первая операция, тренер из-за еврокубков попросил вернуться побыстрее и реабилитации как таковой не было. Поспешил, отчего опять появилось воспаление. Сформировался отёк. Сделали снимок: пошёл разрыв мениска дальше.

Посоветовали поехать в Россию, в Москву. Там в ноябре мне сделали операцию и даже показали видео, как всё делают. На второй день сразу началась реабилитация. Тогда меня удивила разница: один врач говорит: «Вообще не трогай». Я месяц терпел и всё равно не зажило. А в Москве сразу прооперировали и на следующий же день показали упражнения для реабилитации. Так я несколько месяцев занимался, восстанавливался. В марте я уже смог возобновить карьеру, пусть и в другой команде.

Что это был за клуб?

– Это была команда «Агро Кишинёв», где я отыграл два года. Понятно, что по сравнении с «Зимбру», это была средняя команда, совсем иные требования и иного уровня футболисты. После меня пригласили в «Нистру Атаки» – это уже уровень повыше, мы боролись и выходили в еврокубки. А в 29 лет ко мне пришли друзья и сказали: «Олег, не хочешь поехать в Казахстан?»

Для меня это было удивлением, но я согласился. Оказалось, что в Казахстане есть футбол (смеётся). Федерация футбола в этой стране очень чётко держала уровень: по контрактам, премиям и вознаграждениям всё обязательно прописывалось в контракте. Уже тогда по регламенту было как минимум два футболиста в составе до 21 года – это в итоге очень серьёзно повлияло на рост уровня казахстанского футбола. Они поэтапно шли к нынешнему уровню. Было сложно, работа шла поэтапно плюс были легионеры, парни из России.

Но в Казахстане меня в первый год очень удивила дорога. Всё-таки Молдавия – это когда самый дальний выезд длится два или три часа на автобусе. А там говорят «Доедем быстро, за 5–7 часов». Вот эти перелёты и переезды тяжело переносились. Но ко всему за время можно адаптироваться. В Казахстане были четыре года в «Окжетпесе», после которого перешел в «Тараз», где сделал глупость а-ля Зидан. Не буду подробно рассказывать, просто очень хотел выиграть и в итоге подвёл тренера.

После этого в 33 года я вернулся в Молдавию в «Искру-Сталь» и там закончил карьеру футболиста. Для меня было сложно тогда вернуться в Молдавию, до этого сыграл много игр на высоком уровне. И начала мама «душить», мол, уже пора обзаводиться семьёй, уже пора заводить детей, а я всё-таки на первом плане держал футбол, не стремился завязывать серьёзные отношения. Ещё один момент – давало о себе знать колено. Сустав болел, что тоже повлияло на решение закончить. После этого сразу пошёл учиться на тренерскую лицензию.

Фистикан – тренер из академии «Рубина»

После игровой карьеры вы неожиданно решились на переход в роли тренера в академию «Рубина»?

– Не совсем. В 2009 году я отучился на тренерскую лицензию В-С, после чего предложили работу в школе «Зимбру». Работа с 1994 годом. Мы с ними выигрывали первенство страны, обыгрывали «Шериф» – хорошие ребята были. Но потом в команде началась смена руководства. Был вариант остаться в «Зимбру» со второй командой, но позвонил Иван Данильянц и предложил работу в «Рубине». Через две недели согласился, потому что в «Зимбру» были большие изменения.

На мой переход в «Рубин» сильно повлияли Мацура и Данильянц, которые были в «Рубине». С Мацурой мы встречались в Калараше, а Данильянц был в сборной страны. Оба сильно повлияли на меня в футбольной карьере. Они привили мне тактику. Данильянц большое внимание уделял ещё и дисциплине.

Иван Данильянц / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

С какими командами вы работали в «Рубине»?

– Тогда переезжал в Казань и спросил у Данильянца: «Я только женился, можно поеду с семьёй?» Он ответил, мол, да, конечно! Хорошо встретили, арендовали квартиру, были хорошие условия. Начал работу с командой 1997 года рождения, всё было отлично. Проработал полгода, но приехав домой узнал, что происходит ровно то, чего я боялся – жена поставила перед выбором «Или я, или футбол». Получилась запара. Чего боялся, того и набрался. У меня брак, маленький ребёнок, уже не мог выбрать другой вариант.

Пришлось перед Данильянцем извиняться и объясняться. «Сам решай, но если ты хочешь тренерскую карьеру делать, то футбол должен быть на первом плане». Всё же пришлось уехать домой. Извинился перед игроками, они начали плакать, в общем, все начали плакать. Данильянц тогда сказал: «Ты же только стал лидером команды, они поверили тебе». В общем подвёл. Извинялся перед игроками, перед их родителями – было больно.

После жил в Молдавии, где-то «ковырялся». В 2013 году пригласили снова в «Рубин». Тут уже хотел взять 1997 год, но попросили взять 1999-й. Нужно было формировать новую команду. Мучился с ними с лета до зимы и потом пошло-поехало.

Раиль Абдулин / фото: пресс-служба «Сокола»

Там же играли многие ребята, которые сейчас у вас есть в «Соколе»? Абдуллин, Гаврилов, многие другие.

– Да-да, да и наш нынешний вратарь Ванечкин – вся «банда» там. Было много футболистов, которых приглашали, чтобы набрать. Очень получилась неуступчивая команда. С ними стали чемпионами, республику выиграли. Ездили в Голландию, Испанию, обыгрывали грандов. После этого сменилось руководство, сменились требования. После чемпионства мне сказали: «Бери 2001 год». Но как так?

Тот год не мог выиграть даже первенство Татарстана, хотя команда считалась очень перспективной. Галлямов, Воронов, Агапов – звёзды сплошь. Но полгода мы мучились. Вроде они такие быстрые, техничные. Но тактически скромно сказать «безграмотные». Пришлось много над этим работать. Повысить уровень для перехода во взрослый футбол. Всегда им говорил, что в 16 играл со взрослыми, а вы ещё в юношеском футболе. С этой командой тоже хорошо выступили: стали чемпионами Татарстана, с первого раза вышли в финал на России.

Много было талантливых парней в том числе в ваших командах. Но почему никто из них не дошёл до главной команды «Рубина»?

– В большом футболе нужен результат и тренера определяют по нему. Пример последний – Слуцкий. Не дал результат? До свидания! А чтобы молодёжь там заиграла, нужно поступательное развитие. До 15 лет, потом с 15 до 18, потом, что важно, с 18 до 23. Они взрослеют, с 18 у него проявляется своё Я. «Я хочу», «Я лидер» – оно преобладает. Ещё один важный аспект: он молодой парень, который должен противостоять взрослым, у которых опыт, физические качества, есть семья и дети. Конкуренция. Кто захочет тебя такого молодого пускать в состав? Это всегда так: конкуренция даёт рост.

Поэтому нужен поступательный рост. После академии – молодёжная команда, а затем состав второго эшелона – дубль. Чтобы он за 2–3 года понял, как играть против взрослых. Чтобы у игрока была возможность понять, как они общаются в коллективе, какие требования предъявляет тренер и они ставят друг другу. А физические качества сумасшедшие. В юношеском футболе это не так главенствует, потому что мы отдаём приоритет росту, а «физику» можно набрать. После 18 лет это уже куда интенсивнее.

В взрослом коллективе, приходя в него, тебя могут ударить, обозвать, как-то задеть исподтишка. Я когда играл в «Кодру Калараш» решил опытного игрока «проверить» между ног, на что он мне сказал: «Ещё раз так сделаешь, вырежу тебя!» И я больше так не делал. Даже сейчас в «Соколе» появляются молодые игроки 2003–2004 года, которым футболисты чуть старше говорят: «Алло, ты давай не теряй мяч, соберись и отбирай». И вот пару недель назад парень обиделся, не выдержал давления и ушёл из команды. Это на нашем уровне, а там нужен ещё и результат. Там ещё и нужен опыт плюс результат. Всё это – долгий процесс, о чём должны понимать руководители и тренеры команды.

«Сокол» – будущая вторая команда Казани?

Как сейчас обстоят дела в «Соколе»?

– Мы вышли из новогодних каникул. Идут рабочие дела, участвуем в зимнем первенстве Татарстана. Сейчас у нас текучка кадров. Хотим создать в команде конкуренцию. С прошлого сезона осталось 15 человек из 30. Теперь в команде много новых ребят. Идёт подготовка, повышаем уровень игроков. Смотрим, кто выдерживает нагрузки. Наблюдаем, интересен ли в целом им футбол. Потому что мы переходим от любительского уровня к профессиональному, важно их поведение вне поля и на поле.

И есть понимание, кто из них готов?

– Есть и минусы, и плюсы. Ребята молодые, практически никогда не играли на профессиональном уровне. Работаем в психико-физиологическом аспекте, с игровой точки зрения готовим их, чтобы они к каждой тренировке готовились и были активны. Им нужно быть агрессивными не только в играх, но и на тренировках. Кто-то сдаёт уже, не выдерживает ритм ежедневных тренировках, потому что надо каждый день выкладываться.

Фото: пресс-служба «Сокола»

Тренировки сейчас уже с прицелом на следующий сезон или идёт текущая работа ради результатов на зимнем первенстве РТ?

– Мы говорили с руководством уже в октябре, что хотим выходить в Вторую лигу. Поэтому нам надо готовиться ещё с зимы. Не ждать предсезонки перед профессиональной лигой. Идёт непростой процесс подбора футболистов. Нам нужны не просто игроки, а исполнители, подходящие под атакующий стиль игры. Мы не играем от обороны, а контролируем мяч. Здесь ещё много работы.

Как отличаются требования перед игроками для чемпионата РТ и теми, которых вы выбираете сейчас с прицелом под Вторую лигу?

– Разница в профессионализме и опыте. Им сейчас по 19–22 года. Даже в Татарстане могут поставить опыт, во время игры обозвать и вывести из себя. Мы пытаемся всё это нивелировать, но это опыт. Нужно на любом уровне держать себя все 90 минут держать себя до конца.

На кого географически направлен «Сокол»? В профессиональной команде сохранится вектор на развитие ребят из Казани, Татарстана?

– География не расширялась. В Казани много футболистов, но их не доводят до конца. От этого мне больно. Игроки взрослеют, и у кого-то проявляются склонности к расслаблению. Это обычные явления для человека, который формирует семью, хочет отдыхать. Но если ты хочешь быть профессионалом, то нужно отказаться от таких прелестей и полностью отдаться футболу. Наш приоритет – казанские футболисты.

Воспитанники академии «Рубина»?

– Да, по большей части. Но есть у нас ребята из казанской «Вахитки», ижевские футболисты, но в основном это парни из «Рубина». Со многими из них я был до этого хорошо знаком.

Можно сказать, что кто-то из них готов к профессиональному уровню?

– С уверенностью могу заявить, что восемь из них точно готовы. Они лично об этом знают, но озвучивать их я не буду. Те 12–14 человек, которые были лидерами в летнем чемпионате, они остались. Те, кто не создавал конкуренцию, кто-то ушёл по своему желанию, кому-то об этом сами сказали. В общем состав изменился. Иногда парни просто не готовы конкурировать с соперником с первых минут. Ответственность большая.

Насколько сейчас «Сокол» готов к тому, чтобы заявиться во Вторую лигу?

– Мы хотим играть в профессиональном футболе, в ФНЛ-2. С руководством и игроками об этом говорил не один раз. Все очень сильно этого хотят. Приоритет – футболисты местные. Они должны быть местные, чтобы на матчи приходили мамы, папы, дедушки, друзья, все, кто их с детства знают. Трибуны должны быть полными. Всё упирается в нюансы: поля и базы у нас постоянных нет, но спонсор готов нас этим обеспечить. Не должно быть никаких проблем.

Какой будет стадион команды?

– Мы пока определённо сказать не можем, но работа с тремя аренами ведётся («Сокол» может играть на стадионе «Трудовые резервы», Центральном стадионе и «КАИ Олимп»ред.). Очень важно, где ты будешь играть. Поддержка важна. Ресурсы спонсора – тоже важная часть, ведь государство никак не помогает – это всё частный бизнес.

Фото: пресс-служба «Сокола»

Нечасто в чемпионате Татарстана мы можем увидеть тренера с лицензией Pro. Как вы решились на переезд в республику?

– Мы с руководителем команды общались на протяжении недели. Меня не интересовали финансы. Главным было развитие футболистов и общение: чтобы озвучивали минусы и плюсы. Всё это мы обговаривали, разговаривали неделю каждый день. Решился я ради развития футболистов.

Вам нравится работать в молодыми футболистами?

– Да, потому что молодой футболист мотивирован. Опытные игроки зачастую завязаны с агентами, в голове у них одни деньги. Это влияет на человека. Раньше такого не было. Во время игроцкой карьеры я таким не был. Своим подопечным говорю, что деньги можно заработать всегда. Но ты должен быть честным и должен любить футбол!

Александр Дегтярёв
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
22
-
читайте также
наверх