комментарии 19 в закладки

«В отпуске устал – рубился в пляжный волейбол с командой Овечкина». Интервью с Кобзарем

О стагнации в «Зените», переходе в «Локомотив» и Олимпиаде.

33-летний связующий Игорь Кобзарь становился чемпионом страны в составе «Белогорья», казанского «Зенита» и «Кузбасса», а также был связующим сборной России на серебряной Олимпиаде в Токио. Но в петербургском «Зените» спортивного счастья не испытал – не завоевал ни одной медали и играл гораздо реже, чем раньше. Теперь волейболист возвращается в Сибирь – «Локомотив» пригласил его в качестве замены уехавшему в Италию Константину Абаеву.

В интервью «БО Спорт» Кобзарь объяснил причину 70 передач за матч Владиславу Бабкевичу, вспомнил работу c разными тренерами «Зенита» и рассказал, почему хоккеист Александр Радулов назвал его аферистом.

Игорь Кобзарь / фото: Александр Лукин, lokovolley.com

«В «Зените» СПб тренеры постоянно дёргали связующих»

Игорь, вы провели три сезона в петербургском «Зените». Как оцениваете для себя этот период?

– Мы ничего не выиграли, у меня не было стабильной игровой практики в последние годы. Поэтому считаю, что для меня это был период стагнации. Конечно, я рассчитывал на иное развитие карьеры в Санкт-Петербурге.

Ходили слухи, что вы могли уйти из «Зенита» ещё в прошлом году.

– Да, был такой вариант уже после завершения сезона, в котором мы проиграли бронзовую серию «Локомотиву». В руководстве клуба мне сказали, что если я найду себе команду, меня отпустят. Но все команды из верхней части турнирной таблицы уже сформировали пары связующих. А уходить в команду-аутсайдер я не захотел, поэтому остался.

Когда не заладилось в «Зените», закрадывались сожаления, что покинули «Кузбасс»?

– «Кузбасс» всегда вспоминаю с тёплыми чувствами. Там я провёл пока что самые успешные сезоны в карьере. Там был коллектив с самой лучшей атмосферой. Мы были амбициозными, молодыми ребятами без звёздного статуса, которые хотели заявить о себе. На самом деле я одним из последних из чемпионского состава покинул «Кузбасс». Ярослав Подлесных, Виктор Полетаев, Лаури Керминен, Дима Пашицкий к тому моменту уже разошлись. Если бы тот состав сохранился, я бы точно никуда не ушёл даже ради больших денег. Но тут стало понятно, что «Кузбассу» будет сложнее бороться за высокие места, и я решил уйти в «Зенит».

Тогда вы пошли в Питер за своим тренером Туомасом Саммелвуо. Сейчас общаетесь с ним?

– Да, поддерживаем отношения. Когда он в отпуске приезжал в Санкт-Петербург, виделись не только на матчах. Мне кажется, что у меня получалось при Саммелвуо, потому что он искренне верил в меня. Верил, что я хороший игрок и могу давать результат. Такое тренерское доверие помогло мне раскрыться. Вот в Казани у Владимира Алекно были сомнения во мне, там у меня всегда были сильные конкуренты. Доверие тренера любого игрока окрыляет. Когда ты понимаешь, что у тебя есть определенный карт-бланш, ты гораздо более спокоен и уверен в себе.

Как раз в «Зените» СПб всё было наоборот: и Виктор Сидельников, и Серджио Бузато часто меняли связующих. Постоянно происходило это дёргание, которое негативно отражалось и на нас, и на нападающих. Я понимал что при равноценных связующих такие замены будут, настраивался и готовился, но всё равно не получилось полностью абстрагироваться, это мешало показать лучший уровень.

Туомас Саммелвуо (слева) и Игорь Кобзарь в 2021 году / фото: vczenit-spb.ru

Какие у вас были отношения с Дмитрием Ковалёвым?

– Нормальные уважительные отношения. Мы одного года рождения, поэтому конкурируем уже лет с шестнадцати. Сначала я играл в юношеской сборной, но потом меня подвинули и играл Ковалёв, с ним сборная выигрывала. В победной Лиге наций-2018 на групповом этапе выступал я, но в финале Сергей Шляпников предпочёл восстановившегося от травмы Диму. Перед Олимпиадой в Рио на сбор сначала вызвали Ковалёва, потом меня, и в итоге Романыч сделал выбор в мою пользу. Такой жёсткой конкуренции у меня ни с кем в карьере не было.

Когда я узнал, что Диму в 2022 году хотят пригласить в «Зенит», понимал, что это не самая лучшая идея, и даже говорил об этом руководству клуба. Мы примерно одинакового уровня и оба с амбициями первого номера. Было понятно, что игрового времени обоим будет недостаточно. В итоге так и получилось – при Сидельникове и Бузато мы постоянно меняли друг друга, и часто во время замен поддерживали друг друга словами: «Не понимаю, почему тебя меняют». А вот Андрей Толочко больше доверял Ковалёву и тогда Дима раскрылся, хорошо играл.

То есть вы считаете, что для команды лучше, когда есть явный первый связующий и его сменщик?

– Да, и это не только моё мнение. Многие тренеры придерживаются подобной стратегии, когда есть основной связующий и тот, кто может выйти и подменить. Это может быть опытный игрок или наоборот – молодой. Например, в «Кузбассе» моим напарником сначала был Сергей Макаров, а потом Егор Кречетов. В Казани я страховал ветерана Николу Грбича. Как мне кажется, такие сочетания самые эффективные.

«Бабкевич вынуждает ему пасовать»

Сидельников в прошлом связующий. В связи с этим вам с Ковалёвым приходилось сложнее?

– Он не критиковал за какие-то технические ошибки, но тактику мы обсуждали активно. Мы могли играть по заранее обговоренной схеме, но если она не работала, бывало ругался, в том числе и на связующих. Это выбивало из психологического равновесия. Ты настраиваешься, готовишься к этому, но не всегда получается правильно на это реагировать. Тогда закипаешь, поэтому иногда я давал выход эмоциям, кричал. В такие моменты теряешь концентрацию, а пасующий должен быть с холодной головой.

Одной из причин неудачного последнего сезона для «Зенита» стал неприезд Мэттью Андерсона. Он вообще объяснился перед одноклубниками?

– Нет. Но мы в неплохих отношениях и частенько общались. Мне кажется, он не был счастлив в Санкт-Петербурге. Ситуацию бы исправил приезд семьи, но как я понял, его супруга не захотела ехать в Россию с детьми. Поэтому он и не приехал на второй сезон.

Игорь Кобзарь (слева) и Владислав Бабкевич / фото: vczenit-spb.ru

Вы пасовали Владиславу Бабкевичу, когда он повторил рекорд чемпионата России – 41 очко. Он в матче с «Локомотивом» (2:3) получил 70 из 115 передач. Это было ваше решение играть через одного игрока или тренерское?

– В этом большая заслуга Бузато. Когда появился Бабкевич и показал, что может быть очень результативным, Серджио подошёл ко мне и сказал: «Игорь, у нас сейчас ситуация в команде, как в женском волейболе. У нас есть явный лидер и мы должны максимально его загружать, как загружают Эгону, Бошкович или Варгас».

На самом деле такой нападающий как Бабкевич просто вынуждает ему пасовать. У меня была похожая история в Казани, когда Вильфредо Леон забивал всё и не оставлял тебе других вариантов. Ты уже не смотришь ни на какую тактику, а играешь на человека, который делает результат, пусть это и не слишком красиво. Но тут есть нюанс. Ты оказываешься заложником ситуации.

Отдавая больше половины мячей одному нападающему, ты лишаешь игрового тонуса остальных игроков. Они с каждым разом всё меньше и меньше готовы к атаке, кто-то уже и не ждёт передачу. И чем дальше, тем ситуация усугубляется. Ты думаешь: «Если сейчас пасну другому, он может оказаться не готов, тогда придётся пасовать Бабкевичу доигровку, более сложный мяч. Лучше сразу отдать ему, ведь у него горячая рука».

Обидно, что тот матч проиграли. Вели 2:0 по партиям и 23:21, но Серджио зачем-то убрал Влада с подачи, хотя у него в этот вечер хорошо летело. Мы сами помогли Новосибирску в эти пять партий заехать. Но и они молодцы, боролись до конца, показали характер и были за это вознаграждены.

Со стороны кажется, что фишка Бузато – это улыбки и сплошной позитив… Чего ему не хватает, как тренеру?

– Он пытался создать позитивную атмосферу и не обращать внимания на ошибки и негативные моменты. Чего ему не хватает? Может быть, строгости. Этот рычаг тоже должен быть у тренера. Иногда без острых фраз и жёстких решений сложно оперативно решить проблему. В этом плане Алекно, конечно, мастер. У него всегда находилась фраза или действие, которые быстро приводили тебя в чувство. Если ты сделал какую-то глупую ошибку на тренировке, он мог заставить тебя стоять и смотреть, как вся команда отжимается или ускоряется. Понятно, что дальше ты уже держишь максимальную концентрацию, чтобы больше не подставить партнёров.

У Толочко и Сидельникова были похожие вещи, а вот у Бузато – нет. Мне кажется, чтобы Серджио показал эффективную работу, ему нужна ответственная команда, в которой никого не нужно заставлять. Люди, которые сами мотивированы, амбициозны и сами понимают, как им нужно работать. Вот такой коллектив он сможет направить, дать грамотный разбор и добиться результатов. Если в коллективе разные игроки в плане отношения к работе, мотивации, то ему сложно всех объединить и собрать.

Титич рассказал о «Зените»: бунта не было, Бабкевич – убийца с лицом ребёнка, Рацэ – хороший пацан

Серджио Бузато / фото: Александр Лукин, lokovolley.com

«Игра со сломанным пальцем – интересный опыт»

Последние три сезона в «Зените» СПб обязательно происходила тренерская рокировка. Как это отражалось на игроках?

– Иногда подобный стресс помогает команде, но такое большое количество стресса, конечно, негативно влияет. У каждого тренера свои требования, свои привычки, свой стиль общения. Всё сразу сильно меняется и к этому нужно привыкнуть. Определенное время уходит, чтобы перестроиться. Мы говорили про доверие тренера к связующему. Тут ведь тоже речь про доверие. Только уже руководства к тренеру. Его всегда было немного. Как только начинались негативные результаты, в работу тренера вмешивались. Возможно сейчас ситуация изменится, всё-таки «Зенит» пригласил самого авторитетного тренера в России. От этого новый сезон будет еще интереснее.

Алекно прямо сказал, что в Санкт-Петербурге был набор игроков, а не команда. Почему?

– Мне посчастливилось играть в чемпионских командах. Везде была правильная атмосфера, коллектив единомышленников. Соблюдались определенные принципы, как ты должен тренироваться, относиться к партнёрам, к матчам, к проигрышам и победам. В Питере пытались создать нечто подобное. Но не получилось.

В «Зените» были группировки?

– Всегда есть компании по интересам, это нормально. Ты не можешь дружить со всеми тринадцатью партнёрами по команде, но на площадке вы должны быть один за всех и все за одного. Не должно быть такого, что я хочу играть или стоять в паре с кем-то, потому что я с ним дружу и хожу пить кофе. На волейбольной тренировке есть упражнение «теннис» – надо одним касанием перебивать мяч через сетку. Это упражнение направлено на счёт, на победу. Соответственно, ты должен набрать себе сильнейших в этом упражнении и выиграть. Но было много случаев, когда ребята просто набирали своих друзей. И по одному этому примеру можно понять, что спортивные принципы в «Зените» были несколько деформированные.

Фото: Вика Маташина, vczenit-spb.ru

Игра со сломанным пальцем в плей-офф чемпионата России-2023 останется самым ярким воспоминанием от периода в «Зените»?

– Наверное, да. На самом деле это только звучит героически, но я не играл через дикую боль, скрипя зубами. Да, было больно если попадали прямо в палец, но я старался прятать левую руку. Пасовать с лангеткой, конечно, было очень неудобно, было много кривых передач. Но это в любом случае был интересный опыт. Помню, в детстве тренеры говорили: «Что вы ноете? Вот люди в сборной СССР играли со сломанными пальцами и ничего». Теперь я тоже смогу внукам рассказать, что играл со сломанным пальцем (смеётся).

«Мечтал оказаться в «Локомотиве»

Как появился вариант с «Локомотивом»?

– Вообще, в первой половине сезона «Зенит» высказал заинтересованность в продолжении сотрудничества. Но у меня было понимание, что моя карьера идёт не так, как я хочу. Ещё до предложения из Новосибирска я думал, что «Локомотив» мог бы стать для меня лучшим вариантом для продолжения карьеры. Наверное, я даже мечтал об этом, потому что команда отлично сбалансирована, амбициозна, там много молодых и голодных игроков, опытный тренер и, наверное, лучшие центральные в России. Когда в январе стало понятно, что Константин Абаев не останется, «Локомотив» сделал предложение. Я даже не думал, не обсуждал, не торговался – сразу согласился. Я счастлив, что буду играть в Новосибирске. Там отличная команда.

Пламен Константинов довольно эмоциональный, вы тоже этим отличаетесь. Кажется, это взрывоопасная ситуация.

– Наверняка будут эмоциональные моменты, но я постараюсь быть более сдержанным и молчаливым. Мы ведь уже работали с Пламеном в Сургуте в сезоне 2011/12 и у меня от того сезона остались самые тёплые воспоминания. То огромное доверие, которое было ко мне со стороны Туомаса, я впервые ощутил, играя под руководством Пламена. Тот сезон был для нас очень успешным. В первом раунде плей-офф мы сенсационно выбили «Белогорье».

Помню, в первой игре нас разгромили, но дома мы воспользовались расслабленностью соперника. На решающий третий матч в Белгород полетели чартером вместе с нашими болельщиками, девушками, жёнами, детьми. Мы вели 2:0 по партиям, доигрались до пятой, а в ней отыгрались со счёта 9:12. Радость была сумасшедшая. Я, наверное, даже на Олимпиаде такую не испытал. Мне тогда было 19 лет, это было первое серьёзное достижение.

Таблица переходов суперлиги-2024

Пламен Константинов и Игорь Кобзарь (№13) в 2012 году / фото: gazprom-ugra.ru

Смотрели Лигу наций и будете ли смотреть олимпийский турнир?

– Полуфиналы и финал Лиги наций смотрел. Олимпиаду, конечно, буду смотреть. Наверное, с некоторой грустью. Помню, когда проиграли финал в Токио, все говорили: «Ничего страшного, следующая Олимпиада точно ваша, там всё получится». Очень обидно, что турнир пройдёт без России. Наша команда точно была бы претендентом на медали.

Кто их возьмёт в отсутствии России?

– Я бы рискнул сделать ставку на Польшу. Когда-то их черная полоса на Олимпийских играх должна закончиться. Команда очень сильная и сбалансированная. Если не Польша, то Италия. Опытные американцы должны побороться, хотя у них есть проблемы с составом. В победу французов и бразильцев не верится, а вот японцы могут выстрелить.

Антуан Бризар по делу стал MVP Лиги наций-2024?

– Мне кажется, да. Он отлично выходил на замену в первых матчах и менял игру французов в лучшую сторону. В финале тоже отлично сыграл. Он ведь и в Токио у нас первую партию «украл». Мы вели 22:19, всё шло как надо, но в следующем розыгрыше Дима Волков при атаке с задней линии заступил…

Волков в интервью нам говорил, что «этот заступ будет сниться ему до конца жизни».

– Это спорт, иногда считанные сантиметры решают чью-то судьбу. Самое комичное, что накануне финала мы с ним общались. Я пришёл к нему в номер и говорю: «Дима, буду много пасовать пайп, не заступай». У него уже были такие ошибки на турнире. Но это невозможно контролировать. После той ошибки последовали два эйса Бризара и вместо 23:19 мы получили 22:22, а затем проиграли сет. Забери мы его, всё могло сложиться совершенно иначе. Но теперь нам только и остаётся, что с грустью вспоминать упущенную возможность. Осталась недосказанность. В том числе и лично у меня. Пасовал весь турнир, но при счёте 4:8 во втором сете Туомас посадил и больше не выпустил.

«Не увидел в Овечкине никакого высокомерия и понтов»

Как прошёл ваш отпуск? Судя по фотографиям, вы отдыхали в том же отеле, что и Александр Овечкин?

– Да, мы уже не в первый раз собираемся. В Турции есть отель, где ежегодно отдыхают многие хоккеисты, футболисты и другие спортсмены. Но в 2022-м мы оказались там случайно. Пришли на пляж, а там ажиотаж возле волейбольной площадки. Мы с женой со своим мячом начали разминаться в паре. Подходит к нам парень: «О, вы неплохо играете. Приходите завтра, нас тут команда Овечкина обыгрывает постоянно. Поможете нам». Мы такие: «Круто, сыграем». Потом выяснилось, что это был футболист Георгий Щенников.

На следующий день узнали и меня. Поэтому когда начали делиться, Овечкин брал всех спортсменов, а мне доставались женщины и дети (смеётся). Каждый день с 16 часов до 18:30 рубились в пляжный волейбол. Рубились в прямом смысле. Хоккеисты играли не ради удовольствия, а чтобы выиграть. Мне тоже было важно, чтобы меня не обыграли. Моя жена Аня пасовала, а я носился по всей площадке, помогал остальным и в приёме, и в атаке.

Игорь Кобзарь (в центре) с Александром Радуловым (слева) и Александром Овечкиным / фото предоставлено собеседником

Почувствовали себя Бабкевичем?

– Ха! Ещё как. Там мне было даже не 60 процентов передач, а все 80. Чтобы выиграть. Было интересно и эмоционально. Обычные отдыхающие каждый вечер брали стульчики и приходили посмотреть шоу. В первое лето среди хоккеистов был Александр Радулов. Он очень харизматичный и весёлый. Подаю ему под заднюю линию – эйс. Он оттянулся подальше, я ему укоротил. Кричит: «Да ты не волейболист, ты – аферист!» (Смеётся)

В этот раз целенаправленно туда поехали?

– Да, понравился отель. Когда забронировали тур, написал баскетболисту Виталию Фридзону. Он сказал, что они всей компанией тоже будут там в эти даты. Опять играли в пляжку. Была приятная компания и прикольная атмосфера, мне очень понравилось. Овечкин мне каждый ужин говорил: «Ну, хоть раз мы тебя точно обыграем!». В первое лето за весь отдых мы сыграли партий 20–25, они выиграли наверное, две. Вы бы видели, что там творилось в эти дни! Овечкин приезжает большой компанией – с семьей, с друзьями, человек тридцать. Идёшь мимо, а они: «Кто чемпионы? Мы чемпионы!» Троллили до следующего вечера.

В этом году проиграли хоть одну партию?

– В этот раз нет, но было тяжело. Я из отпуска уехал уставшим! (Смеётся) Набегался и напрыгался. Хорошая физическая подготовка получилась перед сезоном. Соперники с каждым разом играли всё лучше и лучше. Всё-таки спортсмены, быстро прогрессируют, начинают подстраиваться. Уже и тактика появляется, и тройной блок ставят. В заключительной партии еле выиграли 28:26. В команде Овечкина были хоккеисты Егор Яковлев, Александр Бурмистров, олимпийский чемпион в лыжных гонках Александр Легков, футбольный вратарь Антон Шунин, Виталий Фридзон.

Кто лучше всех играет в пляжный волейбол?

– Шунин, Бурмистров, Фридзон, сам Овечкин.

Есть видео, где вы совместную зарядку утром делаете.

– Да. Была одна тренировка, которую Легков провёл – мы чуть не умерли.

Овечкин – один из величайших спортсменов современности. Какой он человек?

– Отличный. Я не увидел никакого высокомерия, никаких понтов. Понятно, что в силу своей известности он поначалу держит дистанцию в общении с людьми. Но когда ты знакомишься с ним ближе и оказываешься в его компании, это уже другой человек – открытый, весёлый. В этом году много общались, ужинали вместе большой компанией.

Фото предоставлено собеседником

Судя по пляжным фотографиям, Овечкин очень большой.

– Специфика вида спорта. В хоккее нужна большая мышечная масса, чтобы расталкивать соперников и самому выдерживать силовые приёмы. Кстати, мы с ним вместе катались на такой плюшке, которую привязывают к катеру. Суть аттракциона в том, чтобы удержаться руками и не слететь с этой плюшки, несмотря на резкие повороты и удары по волнам. Мы катались 10–15 минут, и за это время я раза три слетел. Как ни пытались скинуть Овечкина, не смогли. Хватка у него железная. Можно представить, как крепко он держит клюшку. В общем, в этом мини-соревновании он стал чемпионом.

Александр побьёт рекорд Уэйна Гретцки?

– На самом деле его уже все достали вопросами на эту тему. У него ещё два года контракта и я так понимаю, что рекорд – главная мотивация как для него, так и для всего «Вашингтона». Думаю, у Овечкина всё получится, и он установит это феноменальное достижение.

«Сестре очень нравится в Италии»

Ваши дочки тоже занимаются волейболом?

– В Питере начали заниматься. Планируем, чтобы в Новосибирске продолжили. Волейбол для девочек хороший вид спорта. Не самый травмоопасный и учит строить взаимоотношения с людьми в коллективе. Старшей дочке сейчас десять, младшей – восемь.

Как дела у вашей сестры Виктории? Она ведь осталась в итальянском клубе «Валлефолья»?

– Да. В Тюмени с ней виделись, играли вместе в пляжный волейбол. У неё всё хорошо, она очень довольна. Ей нравится тренировочный процесс в Италии, индивидуальный подход в работе с внимательным отношением к нюансам. В минувшем сезоне она была второй связующей, но в новом сезоне есть шанс стать первой.

Виктория Кобзарь / фото: © Lisa Guglielmi, globallookpress.com

У вас ведь родители известные волейбольные тренеры. Наверняка хотят, чтобы в будущем вы продолжили их дело.

– Не знаю, как Виктория, но я себя тренером не вижу. Но и бросать волейбол тоже не хочу. Именно поэтому решил получить второе образование и в этом году окончил с отличием Высшую школу экономики по направлению «Международный спортивный менеджмент, маркетинг и право». Первое образование у меня было педагогическое, которое получил в Сургуте. Подумал, что это мне поможет после моей игровой карьеры. Приходилось после тренировок и в перелётах читать книги, слушать лекции, а потом писать диссертацию. Думаю, вклад в себя это лучшая инвестиция.

ДОСЬЕ «БО Спорт»
Игорь КОБЗАРЬ
Амплуа: связующий
Дата рождения: 13 апреля 1991 года
Место рождения: Бишкек
Рост: 196 см
Карьера: «Газпром-Югра» (Сургут) – 2007–2009, 2010–2012; «Нова» (Новокуйбышевск) – 2009/10; «Звезда Югры» (Сургут) – 2012/13; «Белогорье» (Белгород) – 2012/13; «Зенит-Казань» – 2013–2017; «Кузбасс» (Кемерово) – 2017–2021; «Зенит» (Санкт-Петербург) – 2021–2024; «Локомотив» (Новосибирск) – с сезона 2024/25.
Главные достижения: победитель Лиги чемпионов (2015, 2016, 2017), чемпион России (2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2019), обладатель Кубка России (2014, 2015, 2016), обладатель Суперкубка России (2015, 2016), серебряный призёр клубного чемпионата мира (2015, 2016).
Достижения в сборной: серебряный призёр Олимпиады (2020), победитель Лиги наций (2018, 2019), бронзовый призер Европейских игр (2015).

Алмаз Хаиров
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
275
-
читайте также
наверх