комментарии 2 в закладки

Селекционер ФК "Рубин" Андрей Фёдоров: "С железнодорожной станции – в сборную страны"

Руководитель селекционной службы ФК «Рубин» Андрей Федоров — общительный и вдумчивый собеседник. Говорить с ним одно удовольствие, поделиться которым спортивная редакция «БИЗНЕС Online» решила со своими читателями, в преддверии десятилетнего юбилея завоевания ФК «Рубин» бронзовых медалей чемпионата России. Но начать общение с Федоровым было логично с освещения старта его футбольной карьеры, которая никак нельзя назвать гладкой.


В МОЛОДОСТИ БЫЛ СПОРТОРГОМ НА ЗАВОДЕ

— Родился я и жил до 13 лет на станции Маргилан в Узбекистане. Это узловая железнодорожная станция, находящийся неподалеку от поселка с тем же названием. Естественно, никакого профессионального футбола, или, как говорило в советские времена футбола уровня мастеров, у нас не было. Но зато с семи лет я имел возможность заниматься футболом на уровне пришкольной секции. В принципе, это был «дворовый» футбол, когда мы играли шесть на шесть, в кедах и на асфальте. Потом у меня родители получили квартиру в самом Маргилане, мы переехали туда, и я начал ходить в местную секцию, в которой была уже футбольная команда, в которой играли 11 на 11. И как-то мы играли товарищеский матч с командой ДЮСШ Маргилана, после чего тренер ДЮСШ, посоветовавшись с нашим наставником, пригласил меня с двумя товарищами в команду детско-юношеской спортивной школы. Причем в Маргилане было целых две ДЮСШ при том, что команды мастеров, выступающей на уровне чемпионата СССР даже второй лиги не существовало. Тогда команда Маргилана выступала на первенство Узбекистана.

С 14 лет я начал привлекаться в команды, где выступали ребята постарше, выступая, в том числе, на областных соревнованиях. Вскоре получил приглашение и в заводскую команду Маргилана, при которой был некий коллектив, наподобие дублирующего состава. Мы ездили на матчи в одном составе, играли в один день, мы пораньше, взрослая команда позже нас, но по регламенту говорилось, что, в случае того, если юниор играет сразу в двух составах, то его игровое время в двух матчах не должно превышать 90 минут.

— Не было среди команд «подснежников»?

— Если кто-то, что называется, «ставил задачу», то могли иметь в своем составе и футболистов, освобожденных от работы на предприятии. У нас же в команду входили реальные рабочие, которые не всегда могли после смены прийти на свои игры. Вот меня с 16 лет меня начали привлекать к матчам взрослой заводской команды. В те же 16 лет — устроили на завод на полставки спорторгом. Я должен был организовывать различные спортивные соревнования среди заводчан, утром тренировался самостоятельно, а вечером — в составе заводской футбольной команды. И каждое утро должен был подходить на заводскую проходную, отмечаться. Правда, такая ситуация продлилась недолго, с сентября по декабрь, а с января 1988 года меня взяли на сборы команды «Автомобилист» из Коканда, завоевавшей право выступать на чемпионате СССР среди команд второй лиги.

— Андрей, примерно в те же годы мне приходилось плотно общаться с уроженцами Андижана, которые работали в Казани на обувном предприятии «Спартак». Так вот они совсем ничего не знали о футбольной команде своего родного города, кстати, тоже называвшейся «Спартак». Зато рассказывали, что каждые выходные ездили в Ташкент на матчи любимого всей республикой «Пахтакора», тем самым, до отказа заполняя трибуны 70-тысячника в Ташкенте. Так вот стадионы в провинциальных городах Узбекистана, подобно Коканду, заполнялись своими болельщиками?

— Да, конечно. Пусть они были небольшие, по 10 — 15 тысяч зрительских мест, но интерес к своим командам на местах был. Тем более, что наша зона во второй лиге, чем-то, напоминала чемпионат Средней Азии. Помимо узбекских команд, у нас играли коллективы из Киргизии. Таджикистана, Туркменистана. Уже с развалом Советского Союза, я с головой окунулся в республиканский футбол, когда начал проводиться чемпионат Узбекистана.

— Чемпионат СССР второй лиги сейчас вспоминается судейством, которое оригинально отличалось от общепринятых правил футбола.

— Понимаю, о чем вы говорите, но, мне кажется, что «работа с судьями» не сильно затрагивала команды нашей зоны. Это была больше проблема закавказских республик. Сам я только однажды столкнулся с проблемой явно «заряженного» судейства, когда мы играли в Нахичевани в Азербайджане. Там не приехали работать боковые арбитры, и на боковую линию вышел администратор местной команды, даже не сняв спортивного костюма. Главного судью представители встречающей стороны сразу увели куда-то, подальше от чужих глаз, и, в результате, арбитраж того матча получился очень забавным. Нас «посадили на свисток», а когда все это не помогло, в концовке матча нам просто поставили пенальти. Меня, молодого, тренер даже не стал выпускать в составе, чтобы не травмировать психику. Вообще, нас постарались ограничить от знакомства с местным колоритом. Даже разминаться особо не дали, сразу всех отправили в раздевалку.

Кстати, этот матч я проводил уже в составе ферганского «Нефтяника» — тогдашнего флагмана узбекского футбола второй лиги. Случилось так, что команда Коканда принимала участие в товарищеских матчах с Ферганой — своеобразное дерби, так как города разделяет около 80 километров. Меня заметили и пригласили в «Нефтяник», а там я практически сразу влился в состав. Дело в том, что в ферганской команде, как на фронте, друг за другом травмировались полузащитники, и тренеру пришлось ставить меня в основу. А я тогда еще выступал на позиции в середине поля.


В МОСКВЕ ПРИШЛОСЬ ИГРАТЬ ЗА КОМАНДУ АВТОПАРКА

— Фергану уже тогда тренировал легендарный Юрий Саркисян?

— Да, он только-только закончил играть, и встал на тренерский мостик. В итоге отработав, если я не ошибаюсь, 28 лет. Только в прошлом сезоне его уволили, и Саркисян установил, возможно, рекорд для срока работы тренером на территории бывшего СССР.

— Продолжая тему судейства на территории Средней Азии, вопрос — вам что-то говорит фамилия футбольного арбитра Домладжонова?

— Нет, не припоминаю.

— Между тем, источники утверждают, что именно из-за него вы получили дисквалификацию.

— Да, вспомнил. Было это на матче розыгрыша Кубка азиатских чемпионов — аналога местной Лиги чемпионов. Играли мы с командой из Казахстана, который в то время выступал на азиатских соревнованиях, а не в европейских, как сейчас. Тогда уже у меня было приглашение из России, я должен был переходить в конце сезона в московский ЦСКА. И вот мы отыграли с казахами, арбитр удалил по ходу матча двоих наших игроков, и в итоге повязка капитана команды перешла ко мне. После матча я, по обязанности капитана, пошел поблагодарить судью за проведенный матч, и он тут сам мне сказал: «Ну, я же вас не убивал»! И, сам не знаю, что со мной случилось, я вспылил, и в ответ на эти его слова, задел судью. Видеотрансляции на матче не было, и в результате в протокол игры внесли той мой проступок, зафиксированный инспектором матча со слов судьи. После чего я провел еще несколько матчей за ферганский «Нефтяник» и одну игру за сборную Узбекистана с Нигерией, в рамках розыгрыша Континентального кубка. Мы выступали в нем, как чемпионы Азии, они, как обладатели Кубка Африки. Потом я уехал в Москву, где меня и настигло известие о двухлетней дисквалификации. Эту весть мне с грустью сообщил тогдашний наставник армейцев Александр Тарханов.

— И что в итоге?

— Армейцы подали апелляцию по поводу сокращения моей дисквалификации, но это было не совсем правильно по футбольным законам, потому, что просить за меня должен был мой предыдущий клуб, в составе которого я и был наказан. Играть ни за какую команду я не мог, ни дома, ни в Москве, куда к тому времени уже успел перевезти семью. Тренировался с основанным составом армейцев. Выходил на товарищеские матчи, а для поддержания формы нашел команду 15-го автобусного парка Москвы, которую тренировал бывший защитник свердловского «Уралмаша» Виктор Шишкин. Потом мне дисквалификацию скостили на один год, но я должен был отыграть еще один сезон в ферганском «Нефтянике», куда и вернулся в сезоне 1997 года. А оттуда перешел уже в «Аланию» из Владикавказа.

— Расскажите о сборной Узбекистана, которая двадцать лет назад выиграла титул сильнейшей на азиатском континенте.

— Наша команда была составлена из футболистов, имеющих опыт выступления еще в советском чемпионате. Кое-кто уехал в Россию, приняв российское гражданство — Андрей Пятницкий, Валерий Кечинов. Помимо того, в чемпионат России перебрались Денисов, Касымов, но, в целом, в нашей сборной выступали представители чемпионата Узбекистана, и редкие легионеры из дальнего зарубежья, как, к примеру, Игорь Шквырин. Было еще немного молодежи, заставшей чемпионат СССР, как я, Февзи Давлетов, который, кстати, также поиграл за «Рубин». Долгое время у нас был очень сильный состав, потом, к сожалению, нас, перешедших в разряд ветеранов, перестала подпирать местная молодежь, и сборная Узбекистана сдала свои позиции. Но в последнее время она их восстанавливает. Здесь опять нельзя не обойтись без темы судейства, когда несколько лет назад грубая ошибка японского арбитра лишила нас победы в матче с Бахрейном, и мы лишились возможности сыграть в матчах плей-офф, победитель которых выходил в финальную часть чемпионата мира. Но, что касается первенств мира для футболистов не старше 17 и 19 лет, то Узбекистан выходит в их финальную часть по два раза подряд. Подросла очень амбициозная молодежь, играющая в местных суперклубах «Пахтакоре», «Бунедкоре», уезжающая играть в сильные чемпионаты Азии. К примеру, тот же Одил Ахмедов, один из игроков основы «Анжи», вполне мог оказаться в составе «Рубина» гораздо раньше, чем он оказался в Махачкале.

К сожалению, было на моей родине время, когда перспективным футболистам не давали возможности расти, мешая их переходу в сильные чемпионаты. Это было объяснимо, количество сильных футболистов в Узбекистане поубавилось, и тренеры команд держались за каждого из них мертвой хваткой. Сейчас, с развитием детско-юношеского футбола в республике, эта проблема решена, уезжающих лидеров тут же готова сменить перспективная молодежь.


ПРИШЕСТВИЕ В «РУБИН» БЫЛО НЕОЖИДАННЫМ

— Хотелось бы уже затронуть в интервью тему вашего перехода в «Рубин».

— Оно состоялось несколько спонтанно. В сезоне 2000 года я уже готов был переходить из калининградской «Балтики» в «Шинник» — откуда ждал звонка. В это время я жил в Москве, и поддерживал физическую форму в матчах с любителями футбола. Мне предложил вариант побегать с подобной компанией мой кум, являющийся крестным моего сына. Мы периодически обменивались с ним информацией о возможном продолжении моей карьеры, когда переодевались до матчей, после них. Остальные также прислушивались к нашим разговорам. Я как-то сказал, что меня зовет «Шинник», но пока оттуда не звонят. Прошел определенный срок, из Ярославля не позвонили, о чем я сказал куму, и тут в раздевалке подняли тему, что в Казань готов прийти главным тренером Виктор Антихович, чей-то хороший знакомый. И он обратился в то время к друзьям, по поводу футболистов на определенные позиции. Тогда же не было такой налаженной системы с футбольными агентствами, как это есть сейчас. С Антиховичем переговорил по поводу меня. Тот сказал, что как только решится вопрос с его назначением на роль главного тренера в «Рубине», он со мной свяжется. Так и произошло. В результате я прибыл в Казань, сразу после новогодних праздников. Приехал на базу…

… И опешил. Старенькое здание, один туалет на весь этаж…

— Да нет. Я не могу назвать себя избалованным человеком. Пообщался с Виктором Петровичем, который спросил — как я готов? Я говорю, что поддерживал форму в товарищеских играх. Он говорит: «Отлично, сегодня выйдешь в товарищеском матче с «Нефтехимиком». Из нижнекамской команды Антихович также хотел присмотреть кого-то. Я вышел, даже забил, но едва ноги таскал в начале второго тайма. Сама игра проходила на снегу, на запасном поле, где разбавили воду синькой и начертили линии поля. Судя по всему, моя игра устроила Антиховича, и уже через день я отправился вместе с командой на сбор в Турцию.

— А потом провели первый, удачный для дружины Антиховича, сезон, когда команда заняла третье место по итогам чемпионата первой лиги.

— Да, так и было. В принципе, у нас даже был шанс зацепиться за второе место и переходить в высшую лигу, но мы уступили в двух гостевых матчах в Ярославле и Смоленске, и свой шанс упустили именно там. В Ярославле я, кстати, сыграл, а в Смоленск не поехал, получив вызов в сборную Узбекистана.

— А Смоленск тогда возглавлял ни кто иной, как Курбан Бердыев.

— Только сейчас подумал об этом. Кстати, тогда мы впервые столкнулись с командой, игравшей в линию, в то врем, как все команды первого дивизиона играли со свободным защитником. С «Кристаллом» из Смоленска мы сыграли на сборах, и тогда выиграли у него — 3:0. Потом встретились со смолянами в домашнем матче чемпионата страны, и также крупно победили. Помню даже, как Бердыев дал интервью какому-то СМИ, и похвалил нашу организацию игры среди всех соперников его тогдашней команды. Кроме Смоленска в линию начали играть «Сокол» из Саратова и «Торпедо-Металлург». Что касается нас, то мы играли с либеро, но я был так близко к остальным игрокам обороны, что со стороны казалось, что и «Рубин» придерживается новой, для того времени, системы защиты. Помнится, после нашего московского матча с «Торпедо"-ЗИЛ, кто-то из корреспондентов написал, что впервые встречались две команды, проповедующие игру без либеро.

— Что же случилось с «Рубином» на следующий сезон, когда команда стала валиться, а ее руководство раздирало внутренние противоречия?

— Мне, как игроку, не совсем удобно обсуждать это, но, думаю, что Антихович начал в межсезонье усиливать команду не игроками, а «именами». Тех, кто был на слуху, но уровень их мастерства уже не отвечал полностью высоким задачам, стоявшим перед командой. Я в том сезоне играл уже поменьше.

— Не подумывали об уходе о поисках более лучших условий? Команду лихорадило…

— Нет. Скажу так, по зарплате мы не были среди лидеров, но зато получали ее стабильно. По моей информации, никто не покинул «Рубин» за последние годы, обманутым по деньгам.

«ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ ОТ УСПЕХОВ»

— У нас будет отдельный материал о бронзовом успехе «Рубина» в чемпионате 2003 года. Сейчас же мы попросим вас поделиться впечатлением от следующего сезона 2004 года, когда вы слегка подпортили впечатление о себе, проведя неудачный сезон.

— Согласен. Почему это так произошло? Я еще тогда пытался ответить на подобный вопрос в одном из своих интервью. Сказал журналисту, что кое-кто в команде снизил требования к себе. Не называя конкретно по фамилиям, кого я имел в виду. Интересно, что на то высказывание на меня обиделись только наши легионеры. Спрашивали потом на базе — зачем ты так говоришь? Я спрашивал в ответ, — скажите, в чем я не прав? Я давно играю в «Рубине», мне небезразлична наша команда, и я чувствую, что мы, если и не расслабились, то стали несколько халатнее относиться к своим обязанностям. Стали допускать ошибки, которые ранее просто не позволяли себе делать.

— Я готовил материал о том, как «Рубин» играет концовки матчей в премьер-лиге. В 2003 году были победы в концовках над «Спартаком» — 1:0, ЦСКА — 3:2, суперважная ничья в гостевом матче с «Локомотивом» — 1:1. Год спустя на финише матчей мы дважды упускали победы, потеряв, тем самым, четыре очка.

— Вот, вот документальное свидетельство моим словам. Мы теряли концентрацию. Особо неприятно вспоминать казанский матч с «Рапидом», когда, после гостевого дебюта в Кубке УЕФА — 2:0, дома мы проиграли — 0:3. Сколько моментов не реализовали, это же ужас. Домингес, Бояринцев… Мы тогда позволили себе допустить слабинку. Я в тот момент был самым опытным игроком в команде, должен был взять на себя лидерские функции, но с того сезона я уже играл меньше остальных. А, когда не играешь твои слова критики не воспринимают столь остро — мол, что ты тут нам пихаешь, если сам на скамейке сидишь…

— Завершая разговор, вам, как защитнику, против кого было сложнее всего играть?

— Против бразильской пары ЦСКА Вагнер Лав и Жо. Они оба разноплановые футболисты, постоянно менялись местами на поле, были эдакой парочкой блуждающих форвардов, а мы же играли по зонам, и приходилось постоянно перестраиваться с опеки одного на другого. Вот такой дуэт форвардов больше всего неприятен для игроков обороны.


Джаудат АБДУЛЛИН, Айрат ШАМИЛОВ

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
0
-
читайте также
наверх