комментарии 13 в закладки

Айрат Гараев, «Рубин»: «Бердыева очень уважаю, но... его возврат даже обсуждать некорректно!»

Назначение нового генерального директора флагмана татарстанского футбола прошло тихо и непублично. Впрочем, и сам Айрат Гараев не склонен к публичности и громким заявлениям. Тем не менее, он согласился на первое в своём нынешнем качестве большое и эксклюзивное интервью спортивной редакции «БИЗНЕС Online». В нем он подробно и откровенно рассказал о своей роли в клубе ещё до этого назначения, отношении к плодам трудов Марии Климовой в «Рубине», а также высказался относительно слухов о скорой смене тренерского штаба команды. Часть 1-я.


«Я БЫ НЕ СКАЗАЛ, ЧТО НАХОДИЛСЯ В ОТКРОВЕННОЙ ТЕНИ»


гараев1.jpg

Айрат Гараев


— Айрат Гарифзянович, в первую очередь, поздравляем вас с назначением на должность генерального директора «Рубина». В профессиональном сообществе ваше имя было уже известно, особенно после изменений в клубе накануне Нового года. Но для широкой публики вы оставались в тени. Как так получилось, что работая с «Рубином» два последних года, с тех пор, как президентом клуба стал Валерий Сорокин, вы оставались в тени, принимая при этом многие управленческие решения?

— Я бы не сказал, что находился в такой откровенной тени. В это время я был ответственным секретарем наблюдательного совета клуба, естественно, было большое количество вопросов, проходивших через меня в наблюдательном совете, в их решении я принимал участие. Но поскольку наблюдательный совет, в широком понимании, не является публичной структурой, хоть и является по закону руководящим органом клуба, наверное поэтому можно говорить, что была какая-то «тень».

— Насколько соответствует действительности сложившееся у части публики мнение о том, что Айрат Гараев в «Рубин» пришел со стороны, никак не будучи до этого связанным с футболом?

— Если уходить глубоко в историю, то я болельщик «Рубина» с большим стажем, осознанно на матчи команды на стадион начал ходить году эдак в 1975-м. В одном из ваших материалов была фотография билета с матча «Рубин» — «Спартак» 1977 года. Вспоминая те матчи с известными командами, могу припомнить, что иной раз зрителей было настолько много, что многие из них сидели на беговых дорожках.

— Вы до последнего времени возглавляли «Фонд содействия развитию физической культуры». Какова была его роль в спортивной жизни республики и, в частности, «Рубина»?

— Он поэтому так и называется «Фонд содействия развитию физической культуры и спорта». Его задача — популяризация спорта вообще и отдельных видов в частности. Фонд аккумулирует пожертвования от разных организаций, различных форм собственности, и за счет этих денег спонсирует разные спортивные направления. Это и профессиональный спорт, и любительский, и детский, и спорт для людей с ограниченными возможностями, то есть у фонда очень обширное поле деятельности.

— Какая связь у фонда непосредственно с «Рубином»?

— «Рубин» является для фонда одним из направлений, причем не самым большим.

— Логотип «Корпорации спорта», основателем которой является фонд, появился в качестве нашивок на форме «Ак Барса». Есть ли перспективы появления бренда на футболках «Рубина» и других команд, которым помогает фонд?

— Сама философия фонда не предполагает его распиаривания. Он должен по максимуму обеспечить финансирование мероприятий, на которые удалось привлечь средства спонсоров, а издержки, связанные с самим фондом, должны быть минимизированы. Может быть, поэтому фонд очень незаметный. Куда более известны мероприятия, проведенные при его участии: Универсиада, выступления республиканских спортивных команд, соревнования различного уровня, проводимые в республике.

— Но «Корпорация спорта» заметна.

— Да, и только потому, что появилась на нашивках «Ак Барса».

— А какая логика в этом появлении? Чья была инициатива появления этих нашивок на экипировке хоккеистов?

— Вообще, это была инициатива «Ак Барса». Они сказали, поскольку «Корпорация спорта» является спонсором, то они считают логичным появление логотипа на амуниции. Не думаю, что без их просьбы мы бы стали настаивать на этом.


«ПРОЕКТ ФОНДА НЕ БУДЕТ СВЁРНУТ»


— Есть ли у фонда мотивация к тому, чтобы клубы сами начали зарабатывать деньги?

— Да, одна из перспективных задач — стимулирование спортивных команд к самоокупаемости.

— Каким образом?

— Это и привлечение сторонних спонсоров, рекламодателей. Ни для кого не секрет, что профессиональный спорт — это большое зрелище, разумеется, чем больше ходит народа на эти соревнования, чем больше телезрителей, тем больший интерес будет представлять для рекламодателей любое спортивное мероприятие высокого уровня. Мне кажется, что в перспективе мы должны построить работу таким образом, чтобы все соревнования, будь то футбол, баскетбол или хоккей, были интересны, в том числе, для рекламодателей.

— Но вы перешли на новую должность. Кто теперь возглавит фонд, не будет ли свернут проект?

— Разумеется, проект не будет свернут, он не зацикливался на одном человеке, деятельность фонда не прекратится, просто его возглавит кто-то другой.

— Возвращаясь к «Рубину» — многие болельщики, которые с вами не знакомы лично, но активно посещают выездные матчи, говорят, что видели вас на выездах довольно длительное время. Эти годы вы ездили на гостевые матчи клуба как секретарь наблюдательного совета, как глава фонда или как активный болельщик?

— Очень бы хотелось сказать, что ездил, как активный болельщик (улыбается). Но, все-таки больше как секретарь наблюдательного совета.

— Вы член команды президента клуба, справедливо ли вас называть «оком» Валерия Сорокина в «Рубине»?

— Я думаю это не совсем корректно. Когда я был ответственным секретарем наблюдательного совета, то готовил материалы всех заседаний совета, в том числе я был готов рассказать практически обо всех матчах совету. Так что я скорее «око» наблюдательного совета.

— А кто теперь займет место ответственного секретаря?

— Думаю, на ближайшем заседании совета это определится, совет у нас состоит из 11 человек, по закону в его состав я входить уже не имею права.

— Рекомендовать кого-то будете?

— Думаю, что рекомендовать будет руководитель наблюдательного совета, которым является президент клуба Валерий Сорокин. Если спросят мое мнение, возможно, я тоже что-то скажу.

— Будучи в наблюдательном совете, в попечительский совет вы не входили?

— Нет.

— А теперь на новой должности вы станете его членом?

— Если меня пригласят, я буду обязан присутствовать (улыбается).


«МЫ РАССЧИТЫВАЛИ НА ЛЕОНОВА. ПЛАНОВ БЫЛО МНОГО»


— Каковы были ваши взаимоотношения в качестве секретаря наблюдательного совета с прежним директором «Рубина» Владимиром Леоновым?

— С Владимиром Александровичем мы знакомы достаточно давно, со времен подготовки к Универсиаде. Фонд принимал участие в организации процесса подготовки отдельных элементов студенческих Игр. Мы осуществляли финансирование некоторых подготовительных процессов. Для меня в этом есть даже некий элемент гордости.

— Как вы, не должностное лицо, а болельщик, восприняли информацию об уходе Леонова?

— Как человек, неравнодушный к судьбе клуба, я эту весть воспринял с определенным сожалением, с момента его назначения мы начали плотно работать, выстраивать определенные направления деятельности. Мы рассчитывали, что Леонов, как человек очень активный и известный в спортивных кругах, принесет новую струю в развитие клуба. С ним мы прорабатывали вопросы, в том числе, общения со СМИ, вопросы, связанные с реформами внутри «Рубина». Планов было много.

— Откровенно говоря, от Леонова ждали внутриклубной революции. Теперь в какой-то степени ее ждут и от вас. Какие первые шаги на посту генерального директора клуба вам поручили сделать, может быть, намекнули? Какими должны быть первые шаги по вашему собственному мнению?

— Я, как человек, родившийся в советское время, и читавший первоисточники, хорошо помню, что писал Владимир Ильич Ленин о причинах революции. Что должно произойти для того, чтобы революция свершилась. Поэтому могу сказать, что никаких причин, чтобы производить в клубе какую-то революцию, просто нет. Эволюцию — да, революцию — нет. Клуб «Рубин» — это не просто какой-то городской бренд, не только республиканский, это уже бренд, узнаваемый в Европе. Чтобы добиться этих успехов, была проделана очень большая работа всеми теми людьми, кто работал в клубе. Мы должны взять все лучшее из наработанного, и сделать должны это лучшее еще более лучшим. Повторюсь, что причин для резких движений я не вижу.


«МЫ БЛАГОДАРНЫ КЛИМОВОЙ ЗА РАБОТУ В КЛУБЕ»


— По-прежнему остаётся острым для болельщиков вопрос о судьбе советника президента Марии Климовой, ответственной за маркетинговую политику в клубе (газета «БИЗНЕС Online» на днях опубликовала подробную статью, посвященную уходу Климовой из «Рубина», — ред.).

— Я бы хотел сказать, что очень благодарен Марии Михайловне за работу в клубе. Она подняла многие вопросы, которые в дальнейшем будут, так или иначе, решаться. Одной из основных ее задач была работа, связанная с привлечением болельщиков на новый стадион. В данный момент она получила предложение, связанное с чемпионатом мира 2018 года, поэтому она пока отпросилась в отпуск, который не отгуливала до этого. Вероятно, по окончании отпуска, в течение 2 — 3 недель она примет решение и попросит ее отпустить. Такая просьба уже поступила.

— Со стороны «Рубина» будут какие-то попытки ее удержать?

— Если Мария Михайловна примет решение, то это будет её решение, мы с благодарностью её отпустим.

— Как вы оцените ее работу?

— Повторюсь, до появления Климовой в клубе, некоторые вопросы не были рассмотрены вовсе. В дальнейшем по этим пунктам мы будем работать. В том числе это и работа со студентами, и с другими категориями болельщиками. В дальнейшем мы постараемся оказывать содействие всем спортивным организациям, объединениям болельщиков.


«СЧИТАЮ, ЧТО НУЖНО УВАЖИТЕЛЬНО ОТНОСИТЬСЯ К ГОРОДСКОЙ СИМВОЛИКЕ»


— Хотелось бы узнать ваше мнение о нынешней клубной эмблеме. Какова будет судьба «петуха»?

— Я патриот своего города, мне неприятно когда так говорят о гербе Казани. Мне это очень не нравится. Если обратите внимание, то он у меня есть на чехле мобильного телефона. В той или иной форме Зилант, как составная часть герба города, присутствовал на всех логотипах в истории «Рубина», поэтому считаю, что нужно уважительно относиться к городской символике. Тем более, герб нашего города имеет очень давнюю историю, первый раз он появился в реестре гербов ещё в средние века.

— Но вы говорили, что «Рубин» — это не только Казань, но и вся республика.

— Да, тем не менее «Рубин» — казанская команда, поэтому наличие элементов герба Казани говорит о корнях команды.

— В старой эмблеме тоже присутствовал Зилант, а сейчас болельщики имеют претензии не к самому дракону, а его визуальному образу. Он сложно воспроизводим, плохо смотрится на форме. Если что-то окрестили «петухом», то нужно понимать, какое к этому будет отношение.

— Я думаю, что не совсем верно многие высказывались по поводу логотипа, называя Зиланта «петухом». Если обратить внимание, то на этом логотипе Зилант максимально приближен к тому изображению, которое находится на гербе Казани. Посмотрите на любой флаг города и заметите, что все элементы и даже пропорции соблюдены. За исключением крыльев. В нынешнем виде наш дракон стал более агрессивным, что должно больше подходить для футбола, игры, в которой без агрессии нельзя.

— Но есть и агрессивная реакция со стороны фанатского сообщества на нынешнюю эмблему.

— Тогда встречный вопрос: проводили ли вы какой-то опрос? Сколько опрошенных людей сказали, что их не устраивает новый логотип? Ведь не все сидят в интернете, участвуют в форумах и обсуждениях. Мой опыт общения с болельщиками показывает, что отношение к эмблеме разнополярно, но я бы не сказал, что основная масса болельщиков высказывает что-то плохое. Знаете, будучи в Испании, к нам подходили представители УЕФА и «Бетиса» и говорили: «Какой у вас замечательный логотип».

— Но «Рубин» ведь не для испанцев играет.

— И в Казани такие люди есть. Просто СМИ, ухватившись за высказывания некоторых болельщиков, спровоцировали слишком большое внимание к Зиланту. В целом, на мой взгляд, будет не совсем правильно заострять излишнее внимание на логотипе. Он, безусловно, важен, но это в настоящий момент не первоочередной вопрос в работе клуба.


«ПЕРЕД КОМАНДОЙ БУДЕТ СТОЯТЬ ЗАДАЧА ПОПАДАНИЯ В ЕВРОКУБКИ»


— А что является первоочередным?

— В первую очередь — решение поставленных перед командой задач.

— А какие они, эти задачи?

— Мы все, как болельщики, привыкли, что «Рубин» давно играет в еврокубках, давно не было такого, чтобы «Рубин» не выходил хотя бы в Лигу Европы, хотя бы через квалификационные матчи. Максимальные же задачи для нас — это завоевание серьёзных трофеев. Как в чемпионате России, так и в кубке страны, и еврокубках.

— То есть можно говорить, что в следующем сезоне перед командой будут стоять именно такие задачи?

— Однозначно. Перед командой будет стоять задача по итогам следующего сезона играть в еврокубках.

— Соответственно, нам летом нужно ждать качественного укрепления состава «Рубина»?

— Да, я думаю так. Все мы об этом скоро узнаем, окончание сезона не за горами. Я думаю, что изменения в клубе определённые будут.

— А какое примерное количество футболистов у клуба сейчас, что называется, «на карандаше»?

— Мне трудно ответить на ваш вопрос потому, что ситуация достаточно динамичная, идет постоянный перебор вариантов, что-то отсеивается, что-то всплывает новое. Над этим вопросом работает определенная группа специалистов. Нет такого, чтобы кто-то мог сказать: «Я все решаю». Хотя, конечно, с формальной точки зрения последнюю подпись под контрактом ставлю я. «На карандаше» футболисты могут быть у тренерского штаба. Свою же основную задачу я вижу в том, чтобы максимально организовать нефутбольную составляющую «Рубина». Для того чтобы создать максимальные условия для главной команды. Чтобы она могла решать большие задачи.


«МОЙ ОТЕЦ ОЧЕНЬ ЛЮБИЛ ТРЕНЕРА БЕРДЫЕВА»


— На ваш взгляд, на каком уровне идет работа над полной финансовой чистотой в «Рубине»? Ведь вокруг татарстанских клубов периодически всплывают неприятные факты о финансовых махинациях.

— Многие вещи — это выдача желаемого за действительное. Никто никого за руку не ловил. На официальном уровне нигде об этом не было сказано, поэтому автоматически отнесём это на уровень слухов. Насколько я сейчас вижу, мы абсолютно чисто работаем по всем направлениям. Это касается и заработной платы, и работы с контрагентами, подрядчиками и другими футбольными клубами.

— Сказывается ли ваше военное прошлое на системе управления?

— Военное прошлое облегчает мне мою дальнейшую жизнь в качестве управленца. В любой управленческой работе очень важен системный подход.

— Часто новые директоры подгоняют штатное расписание под себя, как это делал Леонов…

— (Перебивает) Я бы так не сказал, что он переделывал штатное расписание под себя. Да, он вносил некоторые коррективы в штатное расписание и некоторые из них уже внесены. Дальнейшие изменения будут проходить только в силу крайней необходимости. Сейчас нет смысла менять одних людей на других.

— Есть ли в штатном расписании такая «должность», как Андрей Громов?

— Очень много разговоров об этом идёт и хочу сказать, что в определенный исторический период его фигура была чрезмерно демонизирована. В настоящий момент он не занимает какую-либо должность в клубе.

— Назвали мы фамилию Громов, значит, и фамилия Бердыев должна прозвучать. Как вы прокомментируете слухи о возвращении Бердыева в «Рубин» и как вы лично к нему относитесь?

— К Курбану Бекиевичу я отношусь очень уважительно. Это даже мягко сказано. Он очень много сделал для клуба, и пока он был главным тренером «Рубин» завоевал те награды и достиг тех успехов, которые имеются в копилке клуба. Мы все очень благодарны ему, и я в том числе. К сожалению, моего отца нет в живых уже несколько лет. Он очень тепло отзывался и очень любил этого тренера. К сожалению, его уже не стало в тот момент, когда я плотно начал работать с Бердыевым. Ему бы это было приятно.

По поводу слухов, думаю, что не стоит воспринимать их серьёзно. По факту мы имеем, что в «Рубине» поменялся тренер. Такое происходит часто в премьер-лиге. Не мы первые и не мы последние. Мы будем отталкиваться от того, что у нас есть. Задачи от этого не поменялись. Сейчас неправильно говорить об обратной смене тренерского штаба. Даже обсуждать эту тему некорректно.

(Окончание следует)

Справка

Айрат Гараев родился в 1963 году в Зеленодольском районе РТ в семье преподавателя математики Гарифзяна Гараева.

Окончил казанскую физико-математическую школу № 131. Учился в КФУ на механико-математическом факультете КГУ, с четвертого курса перевелся в Ленинградский военно-инженерный институт им. Можайского. Служил в космических войсках на Дальнем Востоке. В 1991 году уволился в запас в звании капитана.

В 1992—1994 годы работал на Волжско-Камской бирже: сначала специалистом, потом — начальником отдела ценных бумаг.

В 1994—2000 годы работал в дирекции по работе с ценными бумагами мэрии Казани. В 2004 году — в администрации Вахитовского района. Затем перешел в ОАО «Связьинвестнефтехим» на пост советника гендиректора.

Член фракции «Единая Россия» в Казанской городской Думе. Является членом постоянных комиссий по вопросам законности, правопорядка и местному самоуправлению, а также по социально-экономическому развитию, предпринимательству и муниципальной собственности.

Айрат Нигматуллин Айрат Шамилов
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год