Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

«Афиша» попросила медиатеоретика подвести итоги ЧМ. Вышло очень интересно

Старший научный сотрудник Института философии РАН, теоретик кино и массовой культуры Олег Аронсон рассказал «Афише Daily», как футбол легализировал войну и почему новые экономические условия исключат появление следующих Месси и Роналду.

ПОЧЕМУ ФУТБОЛ ТАКОЙ ПОПУЛЯРНЫЙ

По мнению Аронсона, спорт принял современный вид благодаря «демократизации мира» – процессу, который возник ещё в 19 веке. Социальные революции помогли низшим сословиям получить доступ к спортивным соревнованиям и в качестве участников, и в качестве публики. «Именно в этом веке спорт становится общественным институтом (наряду с искусством и литературой), а также – частью нарождающейся массовой культуры», – уточнил медиатеоретик.

Аронсон задаёт вопросом, почему именно футбол стал самым популярным видом спорта, а не бокс, борьба, теннис или что-либо ещё. Он считает, что всё из-за демократичности футбола. Не в политическом смысле, а в «смысле силы, которая трансформирует общество под давлением низших социальных слоёв населения». Во-первых, футбол – коллективная игра. Во-вторых, этот спорт не требует дорогой амуниции (как теннис или гольф), особых навыков (как умение скакать на лошади в поло) или особых физических данных (как рост в баскетболе).

Также Аронсон считает важным доступность правил в футболе и возможно поиграть в него везде, где есть ворота или их подобие. «Другими словами: в футбол может играть каждый, и каждый, кто смотрит футбол, способен понимать и переживать то, что происходит на поле, – подводит он итог. – Футбол даёт ощутить единение друг с другом представителей совершенно разных социальных страт, и мы испытываем наслаждение от этого чувства. Пока современному обществу ценна демократия (солидарность и равенство), мы будем любить футбол».

Фото: Джалиль Губайдуллин, БИЗНЕС Online


ФУТБОЛ – ЛЕГАЛИЗАЦИЯ ВОЙНЫ

У популярности футбола есть и другая причина – это своеобразная легализация войны, заметил Аронсон. Будь то геополитическое противостояние наций, дерби двух клубов, за которыми стоят корпорации, или столкновение двух локальных территорий, через которые зрители идентифицируют себя с малой родиной.

Теоретик, сославшись на французского философа и социолога Роже Кайуа, заметил, что война выполняла функцию праздника у первобытных племён. «Ритуальная коллективная сопричастность с жертвами была важнейшей формой стабильности общества, его монолитности. И этот архаический след сегодня мы видим именно в спорте, который служит как для выхода вовне скопившейся в обществе агрессии, так и для политической мобилизации», – уверен Аронсон.

По этой причине на спортивную сферу в 30-е годы 20-го века обратили внимание Муссолини и Гитлер. В Италии прошёл чемпионат мира по футболу в 1934 году, в Германии – Олимпийские игры 1936 года. По словам Аронсона, эти турниры «во многом послужили прообразом того, что происходит в мировом спорте сегодня, как бы нас это ни коробило», а сейчас именно в спорте реализуется пристрастие людей к фашизму. Да, такое есть.

«Связь «фашизма» и «демократии» – это долгая история, которая требует отдельного разговора, – объяснил он. – Замечу здесь лишь, что само появление такого политического явления, как фашизм, во многом связано с развитием демократических политических институтов эпохи позднего капитализма, с формированием понятия «народ» (отличного от «подданных») и с возникновением групп и партий, которые призваны исполнять «волю народа» и осуществлять власть от имени народа. Так что, начиная с XX века, политики управляют населением не только с помощью привычных политических инструментов, но и с помощью массовой культуры, в том числе и спорта».

БЕКХЭМА ЛЮБИЛИ ПРОСТО ТАК

В 90-х годах в футболе наступила новая эпоха. Выдающиеся игроки, великие команды и тактические схемы потеряли свою значимость. Самыми важными элементами футбола стали, по убеждению Аронсона, финансовый капитал и «консюмеристский» (consume – потреблять) мир массмедиа. Лучше всего новые веяния нашли отражение в Жан-Марке Босмане и Дэвиде Бекхэме.

Первый радикально изменил систему трансферов из-за многочисленных судебных тяжб. Именно после «дела Босмана» система переходов стала динамичной и привлекательной с точки зрения обращения денег. Скорость, добавил Аронсон, важнее всего для любого рынка, в том числе футбольного.

Бекхэма же сделала уникальным его популярность – совершенно иная, чем у звёзд прошлого. Культу Бекхэма не мешало то, что в спортивном отношении «он был неудачником». Теоретик вспомнил, как ошибки футболиста стоили Англии вылета с чемпионата Европы-2000 и чемпионата мира-2002.

«Он не был даже харизматичным неудачником, которых обожают через сочувствие. Его любили как образ, то есть – просто так. В день, когда Англия праздновала юбилей королевы, а сборная страны играла на чемпионате мира в Японии и Корее, многие газеты вышли с двумя портретами на первой полосе – королевы и Бекхэма. И если королева отмечена коллективной любовью подданных Британской империи, то любовь к Бекхэму нельзя определить ни национальными, ни коллективными рамками».

Лионель Месси и Криштиану Роналду – такие же звёзды финансовой и массмедийной эпохи футбола. «Они не боги. Они не могут, подобно Марадоне, сделать из среднего «Наполи» и неубедительной сборной Аргентины команды-победители. Думаю, что без них результаты и «Барсы», и «Реала» не сильно бы ухудшились», – поделился мнением Аронсон.

Фото: Джалиль Губайдуллин, БИЗНЕС Online


НОВЫХ МЕССИ И РОНАЛДУ НЕ БУДЕТ

Как бы то ни было, новых Месси и Роналду, которые могут оставаться на вершине больше десяти лет, не предвидится. По мнению теоретика, причина - финансы. Мир больших денег потребует скоростного оборота и сознательно завышенных цен, объём денежных транзакций станет важнее, чем мастерство игроков.

«Если взглянуть на суммы нынешних трансферов, на стоимость игроков, то они просто ничему не соответствуют. На футбольном рынке давно не работает принцип, согласно которому, если кто-то за такую сумму товар готов купить, значит, товар столько стоит. Футбольный рынок давно из футбольного превратился в финансовый, в котором товар незначим, а главное – обращение средств», – заметил Аронсон.

В новых условиях долгосрочный кумир уже не нужен. Ведь его стоимость замораживается на время контракта, он вводит футбольную экономику в стагнацию. Для повышения ценников должны появляться новые и новые звёзды, которые будут держаться на плаву короткий срок. Экономическими реалиями можно объяснить и большое количество апсетов на чемпионате мира в России.

«Вот сейчас на чемпионате мы видим этих новых, сверхдорогих футболистов, – говорит теоретик. – И выясняется, что почти все они не созданы для борьбы. Даже сборные Бельгии и Франции, абсолютно выдающиеся по набору имен, с трудом проходят в очередной круг. Потому нет ничего удивительного в крушении Германии, Аргентины, Испании. Чемпионаты мира и Европы превратились в футбол, альтернативный тому клубному и рекламному шоу, который разыгрывается Рынком. В каком-то смысле можно даже сказать, что во время чемпионата мира мы способны увидеть не деньги, а именно игроков».

Из-за того, что финансовый капитал не терпит свободных зон и требует экспансии, уже на следующем чемпионате мире мы всё-таки увидим деньги. Так что прошедший турнир может стать первым и последним в своём роде.

Полная версия интервью

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть
Поставь на паузу, перемотай на любой момент, смотри все матчи за последние три дня с сервисом «Управление просмотром» в интерактивном ТВ от «Ростелеком»