комментарии 21 в закладки

Тихонов – нетипичный хоккеист: занимается медитацией, советует психотерапию и не любит брендовую одежду

В Казани к игроку вернулась любовь к хоккею.

Нападающий Виктор Тихонов-младший известен своей фамилией: его отец – известный советский и российский тренер Василий Тихонов, а дед – легендарный советский тренер Виктор Тихонов-старший, который трижды приводил сборную СССР к золотым медалям Олимпиады.

Но при этом нападающий «Ак Барса» состоялся уже и как самостоятельная фигура: поиграл в НХЛ, выиграл чемпионат мира в 2014 году и дважды завоевывал Кубок Гагарина в составе СКА. Правда, в последнее время у Тихонова были проблемы – в родном СКА он редко попадал состав и играл не так результативно. В ноябре прошлого года питерский клуб обменял его в «Ак Барс».

У Дмитрия Квартальнова Тихонов – игрок основы. В Казани нападающий перезапускает карьеру: много играет, выходит в большинстве и, что самое главное, набирает очки. В интервью «БИЗНЕС Online» он признался, что в «Ак Барсе» к нему вернулась любовь к хоккею. Еще мы поговорили с ним об уходе из родного клуба, за который он провел восемь сезонов, медитации и отношению к депрессии у спортсменов в России.

Виктор Тихонов / фото: официальный сайт «Ак Барса»


ПОЛТОРА МЕСЯЦА БЕЗ ХОККЕЯ И ПЕРЕЕЗД СЕМЬИ ИЗ ПИТЕРА В КАЗАНЬ

– Виктор, я прочитал много ваших интервью и не нашёл нигде ответа, почему в этом сезоне вы не играли в СКА полтора месяца.

– У всех своё видение игры. Я считал, что готов помочь команде, но решение было не за мной. Поэтому старался не терять зря времени и держать себя в форме. Тоже хотелось бы узнать конкретный ответ, но особо не зацикливался на этом.

– Вы не из тех, кто подходит к тренеру, задаёт вопросы и влияет на ситуацию через прессу?

– Нет, это дела командные. Может быть, потом подойду как-нибудь и спрошу, если в сборную возьмут ещё раз (смеётся). Но надо ещё доказать, что достоин.

– Ни разу не возникало желания обратиться к тренеру?

– Нет, почему – разговор всё равно состоялся. Просто сказали «Работай дальше».

Тихонов в СКА / фото: Сергей Елагин БИЗНЕС Online


– Самокопанием не занимались?

– Без этого никак. Всё равно пытался понять, что нужно поправить. К счастью, случился обмен и долго думать об этом не пришлось.

– От кого вы узнали об обмене?

– У нас был выходной, и я занимался с тренером по боксу, который есть в «Хоккейном городе». Между раундами поступил звонок от Романа Борисовича Ротенберга, и я уже понял, что это будет что-то необычное. Бывало, что он писал, но звонил в выходные крайне редко.

– Насколько я понимаю, это было обоюдным решением. Вы ведь тоже понимали, что сидеть весь сезон – не вариант?

– Да, это тяжело. Когда так долго сидишь на лавке, теряется любовь к хоккею. Очень приятно было вспомнить её здесь, в Казани.

– Какие эмоции испытываешь, когда долго не играешь?

– Это уже как сам будешь себя вести. Некоторые грустят, некоторые с ума сходят.

– А есть такие, кто радуется, потому что деньги получают, а играть не надо?

– Нет, таких не встречал. Мы с ребятами, которые нечасто играли, держались вместе, искали позитив. Искали на льду игры, чтобы были эмоции, в зале друг друга поддерживали, чтобы было желание работать.

Роман Ротенберг / фото: официальный сайт СКА


– Я спросил про обмен, потому что интересна его механика. Как в фильме Moneyball – к тебе подходит генменеджер и говорит: «Тебя обменяли, собирай вещи»?

– После того как тебе говорят: «Мы тебя обменяли», дальше особо уже не слушаешь. Крутишь уже в голове: «Что мне делать? Надо жене сказать, надо сказать детям, вещи собирать, им переезжать придётся. Когда переезжать – у них ведь школа». Тебя ждёт команда, а у тебя миллион дел, которые надо сделать быстро. Поэтому с того момента, как мне сказали эти слова, у меня уже не было полной концентрации.

– Что происходит дальше?

– После тренировки я собрал вещи и поехал домой. На следующий день пришёл во дворец, попрощался с ребятами и вечером уже вылетел в Казань. Мне было удобно, потому что у обеих команд были в то время выходные.

– Перелёт в Казань уже организовывал «Ак Барс»?

– Да, как только у меня закончилась тренировка, позвонил Дмитрий Вячеславович Квартальнов. Мы обсудили мою роль в команде, он рассказал про систему. Потом связались уже по билетам. «Ак Барс» взял всё на себя, получилось очень удобно. Тем более, мы с Романом Рукавишниковым летели вместе. Вся эта ситуация с обустройством не особенно отвлекала от хоккея.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– Когда хоккеист переходит из одного клуба в другой, он забирает с собой экипировку – игровые свитера, гамаши?

– Обычно всё оставляется в клубе. Я всё оставил. Много лет играл в СКА, осталось много интересных игровых маек: и камуфляжные, и тёмные. Всё остальное, в принципе, можно раздать друзьям в качестве подарка.

– А зарплатная карта меняется?

– Да, если клубы пользуются разными банками.

МЕДИТАЦИЯ, ВИЗУАЛИЗАЦИЯ И ПСИХОЛОГИЯ

– Что это за эмоции, когда уходишь из родного клуба после восьми сезонов?

– Очень непривычные. Но я много лет в лиге: многих уже знаю, с кем-то пересекался – в клубе или сборной. Переход дался намного легче, чем я думал. Я просто вспоминал, как в детстве переезжал в новую страну – там новая школа, новые лица. Немного тяжело. А сейчас зашёл в раздевалку – и очень много знакомых. И Олег Ли тоже уже здесь играл, с главным тренером мы вместе работали в Череповце. Всё быстро рассказали, что, где и как.

– Ну и одно дело, когда ты приезжаешь в Хабаровск, и другое – в Казань.

– Это важно. Но я думаю, что тяжелее всего семье. Надо все вещи собрать, документы, с детьми переезжать. У нас ещё кот и собака, на них тоже нужны документы. И на всё полтора дня, а потом уже надо ехать играть. Практически всё делала супруга, потому что мне надо было ехать в команду.

Публикация от Genia Tikhonov (@genshenka14)

– И супруга ведь даже возмутиться не может, потому что не вы же виноваты в обмене...

– Нет, она понимает. Смотрит на меня и видит, какие у меня эмоции. Мне кажется, она сама понимала, что будет обмен и подготовила себя морально.

– Есть история с футболистом Дэнни Роузом, когда его меняли, у него началась депрессия. В Европе это нормально: можно обратиться к психологу и тебя не будут осуждать. В России по-другому: если ты говоришь, что у тебя депрессия, ты либо сачкуешь, либо такой проблемы не существует. Насколько российские спортсмены, во-первых, испытывают депрессию, а во-вторых, обращаются за помощью?

– Вы правы, такое нечасто встретишь в России. Мне кажется, те, у кого  депрессия, могут её скрывать. Даже если человек ведёт себя хорошо, улыбается, всё равно ты не знаешь, что у него происходит внутри. На самом деле эта проблема очень серьёзная – не только для спортсменов. Надо обращаться за помощью к специалистам, но в России это не принято. Не знаю почему. Надеюсь, до какого-то плохого случая не дойдёт. Как это обычно бывает у нас: все начинают пристёгиваться только после того, как кто-нибудь попадёт в аварию без ремней.

– Если в России спортсмен скажет, что у него депрессия, ему крикнут: «Какая у тебя депрессия, у тебя зарплата несколько миллионов в месяц!» Это нормальная реакция?

– Обычно просто не говорят, что депрессия.

– Может, действительно лучше не говорить?

– Не знаю. У меня пока депрессии нет. Живу не только хоккеем, всё равно радости много. Но, если будет, думаю, всё равно надо обязательно обратиться к психологу, потому что это очень сильно влияет на здоровье.

– Вы вообще никогда не сталкивались с депрессией?

– Сталкивался, когда играл в НХЛ. Один из игроков сам рассказал, какие у него проблемы и чем он занимается, чтобы их побороть. Он хотел помочь другим игрокам с теми же проблемами, чтобы они не боялись в них признаваться. Он играл хорошо, но в голове всё равно были какие-то демоны, с которыми он боролся. Его признание даже помогло команде, все стали больше друг друга поддерживать. Я не знаю, обращался ли после этого ещё кто-то к психологу, но вопрос уже хотя бы стоял открытым, и с этим человеком тоже уже было легче общаться.

– А при клубах НХЛ бывают психологи?

– Да. Не помню, как было в «Аризоне», но когда я перешёл в «Чикаго», всем даже советовали хотя бы один раз сходить к клубному психологу. Я пошёл, было очень интересно. Про депрессии не разговаривали – говорили о том, настолько мозг влияет на работоспособность, как помогают медитации. Вышел из кабинета с аурой «Я всё могу» и на следующий день сыграл свой лучший матч в сезоне. После этого я начал медитировать перед каждым матчем, заниматься визуализацией – это очень сильная штука.

Фото: официальный сайт «Ак Барса»


– Расскажите про медитацию. Как это происходит?

– Она помогает убрать лишние мысли, прочистить мозг. Кто-то занимается этим сидя, кто-то лёжа, кто-то с музыкой. Есть дыхательные техники. Я, допустим, если один в комнате, могу что-то проговаривать. Вдох, выдох. Первые минуты в голове ходят мысли – хоккей, семья и всё остальное. Поначалу ничего не получается, потом на это уходит минут десять – и ты уже без мыслей, иногда даже засыпаешь. Это как головная боль – только наоборот. Абсолютная легкость.

– А что из себя представляет визуализация?

– Можно представлять свои смены, пытаться вспомнить ощущения, как выскакиваешь на смену, как твои коньки касаются льда. Чувство ветра, касание шайбы, её вес. Можно смену поиграть в голове, какой-то определённый момент, чтобы, когда он случится в игре, действия были автоматическими.

– Необычные техники в хоккее. Как к ним относятся одноклубники?

– Только ваше интервью теперь всем раскроет, чем я занимаюсь. В психушку отправят (смеётся).

– В России есть психологи в клубах, как в НХЛ?

– Может быть, есть. Я пока не встречал.

Фото: официальный сайт «Ак Барса»


РАЗГОВОР С КВАРТАЛЬНОВЫМ, ВЕРНУВШАЯСЯ ЛЮБОВЬ К ХОККЕЮ В КАЗАНИ

– Нынешний сезон для вас – худший по количеству игр в регулярном чемпионате. Как это ощущается с вашей стороны?

– Всегда хочется играть. В начале сезона, конечно, не получалось попадать в состав. Травма тоже украла у меня пару матчей. Но плюс в том, что у меня было много времени набрать сил. Хорошо, что я выздоровел до плей-офф.

– Можно сказать, что в физическом плане вы сейчас самый свежий в «Ак Барсе»?

– Скорее всего.

– Вы долго не играли в СКА, потом в Казани получили травму. Как это всё психологически на вас сказывалось?

– Нужно всё равно искать позитив. Для меня он в том, что когда я выздоровел, смог выйти на пик формы, набрать сил и выносливости. Сейчас я делаю ставку на это. Чувствую себя прекрасно. Конечно, очень важна поддержка команды, семьи. Я думаю, все понимают – у многих были травмы – что это такое, как тяжело смотреть на команду со стороны, волноваться. Просто рад, что был фокус, которого я придерживался.

– А есть личный рецепт, как не опускать руки в трудных ситуациях?

– Надо поставить перед самой задачу. Для меня это было – набрать максимально форму. Знаю по своей игре, что у меня всё равно по сезону потихоньку и сила теряется, и запас энергии. Сейчас, наоборот, накопил её и могу выйти с новыми силами.

– На фоне игроков «Ак Барса» в физическом плане вы были на том же уровне, когда пришли в клуб?

– В физическом плане да, потому что я всё равно держал себя в хорошей форме. Как и сейчас во время травмы, было много времени, чтобы заняться собой. Физическая форма была хорошая, но вот именно игровой ритм, чувство игры поначалу сильно отставало.

– Объясните, что значит «чувство игры»?

– Допустим, ты едешь по улице с определённой скоростью. Ты спокойно успеваешь следить за обстановкой. А затем раз – и тебя бросили на гоночную трассу. Все машины летают, а ты не понимаешь, что происходит. Вроде знаешь, где ты должен поворачивать или газ добавить, но много думаешь над этим. Автоматически не происходит.

– Вы рассказывали о разговоре с Квартальновым. Насколько важно, что вы знакомы с ним по «Северстали»?

– Я думаю, игроку и тренеру легче, когда они уже знакомы. Тренер знает, что хоккеист может, что не может, где он может вписаться в команду. И когда тренер готов это рассказывать при первом звонке, это добавляет уверенности. Понимаешь, что не просто так едешь играть, а на тебя есть конкретный план. Это мотивирует.

– Что тренер сказал вам по приезду?

– Началось очень много работы по тактике. После каждой тренировки или звали в тренерскую, или подходили сами и показывали на видео, как команда играет, как я должен играть. Всё равно мелочей много, и хорошо, что есть понимание, что всё и сразу не получится у игрока. Тем более, когда много лет играешь в СКА со своей системой. Всё равно надо время, чтобы перестроиться. У тренеров было терпение, и у меня получилось перейти на новую систему.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– Насколько игроки воспринимают эти видеонарезки?

– У всех по-разному. Мне легче воспринимать информацию визуально, особенно через видео. Одно дело, когда рисуют. Это чуть-чуть понятно. Другое – когда показывают. Ты видишь свои действия со стороны и лучше схватываешь. Я думаю, и тренерам так легче объяснять нам примеры с игрой.

– Говорят, иногда могут показать нарезки из НХЛ.

– Да, конечно. Мы смотрели, как топовые клубы НХЛ разыгрывают большинство. Некоторые тренеры смотрят, кто на какого игрока похож по стилю, и показывают моменты, где он хорошо играет. Допустим, центральному, как можно сыграть на вбрасывании. Это очень хороший инструмент, и уже многие им пользуются.

– В части аналитической работы со СКА тяжело конкурировать с их огромным количеством специалистов?

– Да, штаб там огромный. Все ребята знающие и хорошие, много полезной информации дают – и перед матчем, и до матча. Но я скажу, что сейчас многие клубы не отстают. Даже на сайте КХЛ есть много полезной статистики.

– В плане аналитики в Казани что-то удивило вас?

– Мне очень нравятся разборы по видео, когда к тебе в любую минуту могут подойти, показать какую-нибудь нарезку твоего матча или аналогичную ситуацию из игр вообще других команд. В СКА это тоже есть, но в «Ак Барсе» с этим чаще работают. Мне это помогает.

– В «Ак Барсе» вы много играете, выходите в большинстве. Что думаете о своей роли в команде?

– То, что много играю, – это самый большой плюс. Очень приятное чувство, когда игра от тебя зависит и когда на тебя полагаются. В меня тут поверили – я скучал по этому чувству. Можно сказать, что вернул себе любовь к хоккею: хочется выходить на лед, играть и помогать команде.

Фото: официальный сайт «Ак Барса»


– Как Квартальнов поменялся со времен «Северстали»?

– Во-первых, стал намного опытнее, хотя не так много времени прошло. Мне нравится, как он ведет себя с игроками: понимает, где надо подтолкнуть, а где дать слабинку. В психологическом плане он стал сильнее, а по результатам команды, думаю, даже комментировать не надо – наша игра говорит сама за себя. Думаю, сейчас он один из самых топовых тренеров лиги.

– Но при этом Кубка Гагарина у него пока нет.

– Это надо срочно исправлять! Он всего себя отдает хоккею: постоянно с командой, что-то изучает. Даже в зал иногда вместе с игроками ходит. Вообще, все наши тренеры ходят в спортзал. Иногда задержишься в раздевалке или пойдешь на процедуры и видишь, что тренерский штаб занимается в спортзале.

– Игрокам важно знать, что тренеры в хорошей физической форме?

– Для меня – да, это важно. Мне кажется, это говорит о характере тренера, его порядочности. Если я вижу, что тренер каждый день следит за своей формой, это значит, что он требователен не только к игрокам, но и к себе. Это важный эмоциональный момент.

ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕСТВА, ДОРОГИЕ ШМОТКИ ХОККЕИСТОВ, ЛЮБОВЬ К ГОЛЬФУ

– В одном из интервью вы говорили, что не знаете ответ на вопрос, почему люди ненавидят друг друга. Вы до сих пор не нашли ответ?

– Нет, не нашел.

– Почему этот вопрос вообще волнует вас?

– Я просто не понимаю, почему многие люди ненавидят друг друга. Есть жадные, которые готовы затоптать другого, чтобы чуть больше получить. А помогать никто не готов, нет взаимовыручки. Я не знаю, как это изменить, думаю, это невозможно – такова человеческая натура. Есть ведь и хорошие люди, правда? Надеюсь, ими окружить себя.

– Такие мысли появляются с рождением детей? Начинаешь переживать не за себя, а за них...

– Да, вы точно подметили. После детей начинаешь думать по-другому, переживать за них. Общество у нас бывает довольно жестким, хотя, конечно, есть и добрые люди.

– Вы имеете ввиду в частности Россию или в целом весь мир?

– Нет, я в целом. Везде есть и хорошие, и плохие. Понял по своему опыту, потому что я жил и за океаном, и знаю, как в России. И там, и тут есть люди, которые готовы всегда помочь тебе. Единственное, мне жаль, что их не так много.

Фото: официальный сайт «Ак Барса»


– Недавно один из бойцов ММА рассказал, что футболистов и хоккеистов не любят из-за больших гонораров, которые они тратят на алкоголь и наркотики. Что ответите ему?

– Гонорары, может, и большие, но ведь и интерес к хоккею огромный. У бойцов вершина – UFC, там звезды получают тоже огромные деньги. Я только за, чтобы бойцы получали больше, но от меня вряд ли что-то зависит.

Я повторюсь, к футболу и хоккею огромный интерес, людям нравятся эти виды спорта. А насчет денег – это дело каждого, кто и как тратит. Но при этом мне хочется, чтобы молодые хоккеисты были разумными в этом плане. Знаю, что в некоторых командах проводят курсы, как распоряжаться финансами. Чтобы они не сразу всё тратили. Нужно понимать, что карьера длится не больше десяти лет. Это очень мало, нужно оставлять на будущее своей семье.

– Антон Ландер удивлялся, что русским хоккеистам важно носить брендовые вещи. Хотя те же европейцы спокойно покупают «Зару».

– Я, кстати, в первый сезон в СКА купился на это. Все ходили в брендах, мы с женой подумали, что раз все ходят, то почему бы и нам не закупиться? Помню, на шопинг потратили огромные деньги. Было стыдно, хотя одежда была классная и качественная, мы её потом долго носили. Теперь у меня другое мнение на этот счет, нет желания много денег тратить на одежду. Я сейчас больше трачу на технику.

– Какая последняя самая дорогая покупка?

– Ноутбук игровой. На выезде такие вещи очень спасают, с ребятами после ужина, когда есть несколько часов до сна, можем поиграть, поорать друг другу в наушники. Это расслабляет и отвлекает от постоянных переездов.

– Какими ещё подарками радуете себя?

– Я уже несколько лет фанатею от гольфа, в том году вот клюшку купил. Это был целый процесс: мы с тренером на симуляторе разобрали, какой у меня удар, очень много нюансов было. Я как будто в рай попал, настолько мне это доставило удовольствие.

Публикация от Genia Tikhonov (@genshenka14)

– Хоккеисты так любят гольф, потому что он похож на хоккей?

– По технике – да, очень похож. Хоккеистам легче даётся, но всё равно смешно, когда в первый раз пытаешься ударить и делаешь это по хоккейному. Многие в первые десять раз даже по мячу попасть не могут. Я помню, мы с Колей Прохоркиным (нападающий «Лос-Анджелеса» – ред.) ходили: он первые полчаса ни разу не мог попасть, потом подстроился и настоящие ракеты выпускал.

– Кажется, что это скучный вид спорта.

– Лично я, если бы не стал хоккеистом, играл бы в гольф.

– Вы смотрели хоть раз трансляцию гольфа? Интересно?

– Смотрю, если только Тайгер Вудс играет. Соглашусь, что скучновато. Но гольф – очень умный вид спорта. Это только кажется, что нужно просто мяч отправить в одну точку. А по факту нужно обращать внимание на ветер, структуру поля и другие мелочи. Плюс ты должен быть в гармонии с телом, чтобы как минимум хорошо бить по мячу. Это очень ментальная игра, нужно постоянно держать себя в руках.

– Считается, что это спорт для высших слоёв населения.

– Раньше – да, сейчас уже нет. Клюшки уже не такие дорогие, можно себе позволить иногда поиграть. Конечно, бывают дорогие трассы – по 200 - 300 долларов за раунд, но можно найти и за 15 - 20.

– У вас тоже есть ассистент, который носит за вами сумку с клюшками?

– Нет (смеётся).

– Вы же знаете, что недалеко от Казани есть поля для гольфа?

– Да, и я очень хочу туда съездить.

– Кто ещё увлекается гольфом в «Ак Барсе»?

– Вроде бы, Стас Галиев играет. Как раз он мне и рассказал, что в Татарстане есть трасса для гольфа.

ДОСЬЕ «Спорт БО»
Виктор ТИХОНОВ
Дата рождения: 12 мая 1988 года
Место рождения: Рига
Карьера: Дмитров – 2005 - 2006; «Северсталь» (Череповец) – 2006 - 2008; «Аризона» – 2009/10; «Сан-Антонио Рэмпэйдж» – 2009 - 2011; СКА (Санкт-Петербург) – 2011 - 2015; «Аризона» – 2015/16, СКА (Санкт-Петербург) – 2016 - 2019; «Ак Барс» (Казань) – с 2019.
Достижения: Бронзовый призёр молодежного чемпионата мира (2008), чемпион мира (2014), серебряный чемпион мира (2015), обладатель Кубка Гагарина (2015, 2017).
Индивидуальные достижения: лучший нападающий молодежного чемпионата мира (2008), лучший бомбардир и нападающий чемпионата мира (2014).

Руслан Васильев
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
еще истории
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год