комментарии 27 в закладки

Он брал первый Кубок России, поиграл в десяти странах, а теперь тренирует в США

Александр Солоид – о волейболе, жизни и образовании в Америке.

Блокирующий Александр Солоид в 1993 году помог нижневартовскому «Самотлору» завоевать первый в истории Кубок России, а всего по ходу карьеры поиграл в национальных чемпионатах десяти стран – СССР, СНГ, России, Аргентины, Кипра, Польши, Венгрии, Израиля, Турции и Бельгии.

Он завершил игровую карьеру в 37-летнем возрасте в «Локомотиве», после чего два сезона поработал в московском «Динамо», где был ассистентом сначала Павла Борща, а затем Юрия Чередника. Та команда выигрывала Суперкубок России, а также завоёвывала «серебро» и «бронзу» в Лиге чемпионов и чемпионате России.

В 2017 году Солоид отправился за океан, где стал женским тренером, работая с командами  колледжей и частных школ. В большом интервью «БИЗНЕС Online» 48-летний специалист рассказал, почему в США лучше развивается женский волейбол, сколько зарабатывают детские тренеры и как переживают коронавирус в жаркой Флориде.

Александр Солоид / фото: предоставлено героем публикации


«С МУЖСКИМ ВОЛЕЙБОЛОМ В США ГРУСТНО»

– Александр Алексеевич, вы начинали тренерскую карьеру в российской суперлиге. Как оказались в Штатах?

– Когда наши с «Динамо» пути разошлись, начал искать варианты по всей Европе. Я никогда не боялся смены мест работы и всегда воспринимал это как новое приключение. Поэтому когда предложили тренировать команду университета Малаги, мы с супругой Юлией решили, что для нас с маленькой дочкой тёплая Испания – интересный вариант. Мы жили неподалеку от Марбельи: хороший климат, богатая кухня.

Но после четырёх лет появилось желание двигаться дальше. При этом дочка уже ходила в британскую школу и хотелось, чтобы она продолжала обучение на английском языке. Поэтому при поиске работы зондировал европейский и американский рынки. Когда в 2017 году появилось предложение от колледжа Аризоны, решили ехать.

– Почему тренируете девочек, а не мальчиков?

– С мужским волейболом в Америке всё довольно грустно. Уже на школьном уровне директора обычно просят тренеров не трогать мальчишек – они для баскетбола, бейсбола, соккера, американского футбола и хоккея. А вот женский волейбол в США безумно популярен и даже на попадание в школьные команды огромная конкуренция. По статистике в женский волейбол в Штатах вовлечено 5 миллионов девочек в возрасте от 11 до 22 лет. Это гигантская система, которая позволяет стране регулярно получать топовых игроков.

– Расскажите подробнее.

– На детском уровне обучение проходит в частных академиях и клубах. Это команды разных возрастов, которые тренируются и ездят на многочисленные турниры. А организовывать американцы умеют. Обычно в каждом городе есть огромный выставочный комплекс – конвеншн центр. Представьте под одной крышей 100 площадок, на которых играют 500 - 600 команд. Когда я впервые попал на такие соревнования, был под большим впечатлением. Это настоящий волейбольный муравейник: дети, родители, скауты из колледжей и университетов.

Фото: facebook.com/capitolhillvb


Помимо турниров среди клубов, есть ещё школьные чемпионаты штата, победители которого едут на чемпионат США. Причем соревнования проводятся для каждой возрастной группы: начальная школа – 10 - 12 лет, средняя школа – 12 - 14 лет, старшая школа – 15 - 18 лет. В общем, турниров очень много – клубные, школьные, коммерческие.

– Затем многие продолжают играть в вузах?

– Да. Есть чемпионат двухгодичных колледжей NJCAA, в котором три дивизиона. И, наконец, вершина пирамиды – чемпионат национальной ассоциации студенческого спорта (NCAA), в котором тоже три дивизиона. В минувшем сезоне в женском турнире NCAA участвовали 177 команд (в мужском всего 60ред.). В элитном дивизионе играют 25 команд и каждая школьница мечтает оказаться в одной из них, чтобы не только бесплатно получить хорошее образование в престижном университете, но и играть на высоком уровне. Эта система держит в тонусе женский волейбол в США и открывает много талантов.

Кроме того, федерация волейбола США ежегодно проводит открытые просмотры на своей базе в Колорадо, в которых может принять участие любая студентка. Если тренеры кого-то не заметили на соревнованиях, можно приехать и показать себя.

– Почему при такой мощной системе в Штатах нет профессиональной волейбольной лиги?

– Мне кажется, и не будет. Пару лет назад легендарный Ллой Болл пытался что-то сделать, но из этого ничего не вышло. Чтобы войти в рынок, где уже есть такие гиганты как НФЛ, НБА, МЛБ и НХЛ, нужны миллиарды долларов. Пока нет инвесторов, желающих вложить такие деньги. А федерацию волейбола США вполне устраивает нынешняя система – все детские клубные соревнования проходят под их патронажем. Плюс есть мощнейший студенческий чемпионат, который регулярно выдаёт игроков для сборной. Плюс это вполне самодостаточный турнир. К слову, баскетбольную лигу NCAA так раскрутили, что она смотрится не хуже НБА.


«СЕЗОН ТРЕНИРОВОК ОБХОДИТСЯ РОДИТЕЛЯМ В 10 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ»

– Вы поработали в нескольких колледжах, а сейчас работаете в клубе Florida Gulfside Volleyball Academy.

– Это как раз частный клуб, занятия в котором помогают детям повысить свой уровень, чтобы попасть в школьную команду, стать её лидером или лучше подготовиться к определённым соревнованиям. У нас в клубе - 23 команды разного уровня и возрастов. Тренировки обычно два - три раза в неделю. Плюс школьники и студенты могут брать у тренеров частные уроки. Могут прийти ребята, которые вообще на нулевом уровне, но ты обязан их научить играть.

– Сколько родители платят за тренировки детей в подобных клубах?

– Цены варьируются в зависимости от клуба и количества выездов. Если команда играет только в своем городе, то за сезон – с ноября по июнь – родители отдадут минимум 2,5 тысячи долларов. Если команда много путешествует по всей Америке, то это 3,5 - 5 тысяч долларов.

Есть более профессиональные клубы, в которых дети тренируются ежедневно. Плюс они берут на себя обязательства устроить детей в университеты. В таком случае стоимость тренировок достигает 7 тысяч долларов. Причем это всё цены без учёта поездок самих родителей на турниры, а они обязаны быть с ребёнком. Каждая поездка это ещё 450 - 500 долларов. В общем, волейбол – недешёвое удовольствие. Порядка 10 - 12 тысяч долларов за сезон, если ребёнок регулярно участвует в турнирах.

– И всё это ради того, чтобы ребёнок получил спортивную стипендию в университете?

– Да. Чаще родители даже больше мотивированы, чем дети. И это неудивительно, ведь стоимость высшего образования в университетах США – от 40 тысяч долларов в год. На бакалавриате нужно учиться четыре года. Магистратура ещё год - два.

– Кто ещё может получить стипендию и отучиться в университете бесплатно?

– Получить стипендию может любой талантливый подросток. Например, в университете есть оркестр и им нужен студент, который прекрасно играет на барабанах. Если у школьника была хорошая успеваемость, его возьмут. Если ребёнок очень хорошо учится в школе, то всегда есть шанс получить стипендию в хорошем университете. Тоже самое с иностранцами. Если абитуриент обладает выдающимися способностями, скажем, в математике, то для него найдут место или сделают очень хорошую скидку на обучение. Есть ещё университеты штата. Они уступают в престиже частным университетам, но там есть большие льготы для местных жителей.

– Ваша дочка занимается в клубе бесплатно?

– Обычно тренерам идут навстречу, но всё равно приходится платить, пусть и со скидкой. Елизавете всего 11 лет. С мячом познакомилась ещё в Испании, но сейчас уже полноценно тренируется.

– Сколько детский тренер может заработать в частном клубе?

– Зависит от клуба и от того, сколько команд ты тренируешь. Думаю, в среднем 800 - 1100 долларов в месяц за команду. Частные уроки – от 60 до 120 долларов в час. Достаточно популярные недельные тренировочные кемпы – тоже заработок для тренера. Кто-то только на частных занятиях зарабатывает 3 - 4 тыс долларов в месяц. Всё зависит от твоего коэффициента полезного действия.

– Как он определяется?

– Если твои ученики попадают в хорошие колледжи и университеты, то это лучшая оценка работы и для родителей, и для руководства клуба. В этом сезоне я работал с 17 - 18-летними девчонками. Четырёх заочно взяли в неплохие университеты на спортивную стипендию. Разумеется, когда работаешь со старшими девочками важен и результат на турнирах. Всегда приятно испытать радость победы и получить удовольствие от тренерской работы.

«КОМАНДУ УНИВЕРСИТЕТА МИННЕСОТЫ ТРЕНИРУЕТ МАККАТЧЕН»

– Вам пришлось получать специальную лицензию для работы в США?

– Наше российское образование здесь котируется. Я в своё время окончил Московскую государственную академию физической культуры в Малаховке. Просто сделал подтверждение диплома. Он был приравнен к американскому. Кроме того, в Испании я заканчивал курсы международной федерации волейбола и получил лицензию второго уровня. С допуском к работе с детьми проблем не было.

– Тренер в США может наорать на ребёнка или на него сразу подадут в суд?

– На последних соревнованиях бразильский тренер одной из команд просто-напросто нецензурными словами поливал своих подопечных. Но это скорее исключение из правил. Обычно все ведут себя сдержанно. Конечно, во время игры можешь вспылить, но не персонально на какого-то ребёнка, а в целом. Но лучше держать себя в руках. Крики обычно не работают, лучше десять раз повторить. Но кто-то из коллег мне рассказывал, что даже дотрагиваться до ребёнка без разрешения родителей не стоит – могут пожаловаться. К счастью, я пока сталкивался только с адекватными родителями.

– Работаете по клубной методичке или самостоятельно?

– Я слышал про клубы, где есть главный тренер, который собирает всех и раздаёт задания на неделю. Все должны работать по его программе. У нас все тренеры самостоятельны, хотя общие направления и тенденции, конечно, определяются руководством клуба и тренерским советом.

– Работа в частном клубе наверняка не предел ваших мечтаний?

– Конечно, нет. Я уже работал в двухлетних колледжах. Сами американцы называют их JuCo (Junior College). Это муниципальные вузы, обучение в которых в два-три раза дешевле, чем в университетах. При этом за два года ты становишься бакалавром. Из колледжа возможен переход сразу на третий курс университета. Таким образом, можно сэкономить на двух годах обучения. Многие выбирают именно такой путь.

Мне хотелось бы в будущем поработать с университетскими командами NCAA. Там выше уровень и важнее результат. У меня уже были варианты, но вся эта пандемия подкосила и студенческий спорт – во многих вузах полностью отменили спортивные программы.

Фото: предоставлено героем публикации


– В прошлом сезоне вы работали с командой государственного колледжа Флориды (Florida SouthWestern State College). В составе команды семь бразильянок, немка, француженка и болгарка. Почему?

– Это специфика команд JuCo, особенно в южных штатах. В такие колледжи трудно заманить сильных американок. Если нет больших проблем с успеваемостью, местные одаренные волейболистки попадают в университеты лиг NCAA. А вот для иностранок, которые не готовы для поступления в университет по своей спортивной подготовке или не готовы сдать вступительные экзамены в университет, колледжи JuCo – хороший промежуточный этап. При этом девушкам могут дать полную стипендию или скидку в 25 - 50 процентов на стоимость обучения.

В южных штатах в колледжах JuCo играет много латиноамериканок – из Пуэрто-Рико, Доминиканы, Бразилии, Аргентины. Я встречал команду, где вообще не было ни одной американки. В северных штатах местные и приезжие обычно 50 на 50. Так или иначе, хорошая команда в вузе – это ещё один плюсик к общему рейтингу и дополнительная реклама при приглашении к себе студентов со всего мира. Тренеры отвечают и за скаутинг – смотрят много видео, общаются с агентами.

– Кто тренирует в американских колледжах и университетах?

– Часто это выпускники этих самых вузов, которые в своё время добились неплохих результатов, что-то выигрывали. В топовых университетах работают топовые тренеры. Например, команду университета Миннесоты возглавляет Хью Маккатчен, при котором мужская сборная США выиграла Олимпиаду-2008, а женская сборная стала второй на Олимпиаде-2012. В колледжах тренеры очень разные – из Латинской Америки, из Европы. Американские волейболистки впитывают знания из совершенно разных школ.

– В вашем досье указано, что вы ещё и генеральный менеджер агентства Expert Volley.

– Да, в данный момент я в основном помогаю детям с постсоветского пространства приезжать на учёбу в США. Плюс есть связи и знакомства в Латинской Америке. Бывает, что менеджеры и агенты со мной консультируются по российскому рынку профессиональных игроков. Всегда с интересом слежу за российским чемпионатом.

Павел Борщ с Суперкубком России-2009 и Александр Солоид (слева от него) / фото: vcdynamo.ru


«КОРОНАВИРУС В США СТАЛ ИНСТРУМЕНТОМ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ»

– Судя по цифрам, в США с коронавирусом просто кошмарная ситуация. Как дела у вас во Флориде?

– Сначала никто эту проблему всерьёз не воспринимал, но затем сильно гайки закрутили – всё позакрывали, объявили карантин. Начало учебного года в школах перенесли с начала августа на конец августа. В частных школах позволяют выбирать – учиться дома или в классе. В Калифорнии очной школы вообще не будет – всё дистанционно. По абсолютным цифрам во Флориде всё действительно страшно – почти 500 тысяч случаев заражений. Но при этом процент смертности 1,5 процента. Я так понимаю, есть много более опасных болезней.

– Тем не менее, почему страна с такой качественной медициной допустила почти 5 миллионов заражений?

– Медицина в Америке действительно хорошая, но очень дорогая. Поэтому не всем по карману. Многие живут без страховки. Что касается большого числа заражений, то тут, возможно, проблема в самих больницах. У нас-то ещё с советских времён остались инфекционные больницы. В США их нет. Поначалу всех везли в обычные госпитали и клали рядом с обычными больными. Видимо, из-за этого не смогли удержать заразу.

– Кого винят во всей этой ситуации? Трампа, Китай, Россию?

– В основном, конечно, всегда Китай во всём виноват. Но мне кажется, что коронавирус в год выборов в США стал ещё и инструментом в политической борьбе. С его помощью демократы пытаются выпихнуть Трампа из Белого дома. Тема коронавируса раскручивается со страшной силой. Были ведь вспышки более страшного птичьего гриппа, но тогда локдаун не объявляли. Вполне может быть, что после президентских выборов в США тема коронавируса утихнет и её уже не будут эксплуатировать так как сейчас.

– Массовые беспорядки из-за убийства полицейским афроамериканца Джорджа Флойда – тоже часть политики?

– Я сильно не вникал, но довольно часто слышал такую точку зрения. Говорят, что это всё преднамеренно было раскручено и где-то протестующим даже платили. Не знаю, правда это или нет. Во всяком случае те кадры, которые попадали на российское ТВ, были в основном из тех городов и штатов, где руководят демократы. Это наводит на мысль, что все эти акции могли быть политизированы. Флорида – республиканский штат и у нас никаких беспорядков не было.

– Вы живёте в Америке почти три года. Есть вещи, которые так и не смогли принять?

– Американцы не умеют готовить и не хотят. В ресторанах еда специфическая, со странным вкусом – видимо, из-за генно-модифицированных продуктов. После Испании поначалу было очень непривычно. Но проблема с едой решаема – есть русские ресторанчики. Во Флориде очень много иностранцев. Люди живут общинами, держатся своих. Есть русская община, китайская, сербская, турецкая и так далее.

«В ЦЕРКВИ ВСТРЕТИЛСЯ С ХОККЕИСТОМ ТАРАСЕНКО»

– Россиянин, про которого вас чаще всего спрашивают?

– Кто интересуется спортом, тот, конечно, спрашивает про наших хоккеистов. Кстати, в тот год, когда я работал в Миссури, «Сент-Луис» выиграл Кубок Стэнли. Пересекались с Владимиром Тарасенко в русской церкви. Когда я заканчивал карьеру в Новосибирске, он там как раз проводил первые сезоны за «Сибирь» в КХЛ. Но тогда мы не встречались. В итоге пообщались в Штатах. Отличный парень. Порадовался, когда он и Иван Барбашёв взяли кубок.

Ребята из Латинской Америки, когда слышат про Россию, просто говорят что это далеко и холодно. Всё зависит от образования. Встречал коренных американцев, которые легко могли рассказать про революцию 1917 года.

– Что вам больше всего не нравится в американцах?

– Вы знаете, я жил во многих странах и всегда предпочитал не отгораживаться забором от окружающих, не ставить себя им в противовес. Это всегда только усложняет ситуацию. Я пытаюсь понять образ жизни людей, приспособиться к нему, чтобы гармонично жить и работать.

Конечно, культура американцев сильно отличается и от российской, и от европейской. Есть нюансы, которые мне нравятся, но в основном всё зависит от людей. В любой стране есть хорошие, порядочные, воспитанные, образованные люди и их полные противоположности. Мне повезло – пока в основном общаюсь с академической прослойкой. Люди везде хорошие, вежливые и понятливые.

– Рассматриваете Америку для постоянного места жительства?

– Такой вопрос в нашей семье пока не ставился. Посмотрим. После пандемии можно в любой момент сесть в самолёт и через 10 - 12 часов начать совершенно другую жизнь в Москве. Но пока нам нравится в Штатах. Мне хочется поработать в университете и добиться каких-то результатов. Кто знает, возможно, дочери позднее захочется поехать в Россию или в Европу.

– Судя по голливудским фильмам, американская старшая школа это травка, алкоголь и полный разврат. Уже переживаете?

– Мы пока в средней школе и пока поводов для беспокойства нет. В целом я считаю, что всё зависит от района и школы. В Америке их ранжируют по рейтингу от 1 до 10. Когда люди покупают или арендуют жильё, они ориентируются на школу. Если у неё оценка 8 - 10, значит, это благополучный район, где не живут маргиналы. В свою очередь, цены на недвижимость напрямую зависят от уровня школы.

Если рейтинг школы 2 - 3 балла, то очевидно, что там слабый уровень образования и сам район далеко не самый благополучный. В Миссури мне рассказывали, что в старших классах есть афроамериканцы, которые толком по-английски не умеют читать – понятно, что большую часть времени они проводили не в классах, а на улице.

– Вы с такими случаями не сталкивались?

– Понятно, что тинейджеры – тяжёлая группа. Тело меняется, происходят гормональные всплески, мозг это всё не понимает, поэтому дети иногда ведут себя неадекватно. Но в тех же голливудских фильмах могут добавлять драматизма, обобщать.

Я вот отработал сезон с 17 - 18-летними девушками и не было никаких проблем с алкоголем или марихуаной. Надеюсь, никогда и не будет. В колледжах с этим тоже строго. Могут в любой момент выдернуть на тест на наркотики. Если он окажется положительным – отчисление на месяц. Если история повторяется – отчисление навсегда.

В целом мне кажется, что Америка – патриархальная страна. Люди работают, в конце недели идут в церковь и отдыхают. Культ семьи сильно развит.

«ГОРНЫЕ ЛЫЖИ В КОЛОРАДО В ДВА РАЗА ДОРОЖЕ, ЧЕМ В ЕВРОПЕ»

– Кто сейчас главный герой Америки? Илон Маск?

– Наверное, всё-таки медики, которые борются с коронавирусом. В Штатах вообще очень уважительно относятся к профессиям, которые связаны с риском для жизни. Солдаты, пожарные – это национальные герои. Теперь ещё и врачи.

– В июле была новость, что ставка по ипотеке в США впервые упала ниже 3 процентов.

– Поэтому вся Америка закредитована. Есть богатые люди, которые сразу покупают и дома, и машины. Но основная часть населения закредитована, потому что в этом нет ничего опасного. Ставка на ипотеку в среднем 5 процентов. Процент зависит от вашего кредитного рейтинга и средств на счетах. Если никогда не было задолженностей, то рейтинг будет высоким. С такой процентной ставкой, конечно, больше смысла покупать своё жильё, чем арендовать. В плане кредитов у них всё неплохо отрегулировано. В случае с машинами оставляешь первоначальный взнос тысячу долларов, а затем платишь ежемесячно 200 - 300 долларов.

– Какое самое прекрасное место в США, которое вы уже видели?

– Город Нейплс, в котором мы сейчас живём. Это юго-западная часть Флориды. Летом 33 - 35 градусов и высокая влажность. Жарковато для русского человека, но очень много солнца и красивая природа компенсируют жару. Зимы как таковой здесь нет, а в Мексиканском заливе температуры воды не опускается ниже 26 градусов. Рядом национальный парк Эверглейдс, где можно с близкого расстояния посмотреть аллигаторов. Ещё здесь шикарная рыбалка на тунца, на кингфиш. В общем, Флорида не самое плохое место, где можно было оказаться в период пандемии.

– В Аризоне было не так интересно?

– Это очень экзотический штат, который больше похож на Марс или Луну. Мы жили в Юме – самой горячей точке США, прямо на границе с Мексикой. Знакомые звонят и рассказывают, что сейчас там 47 градусов!

– По снегу-то скучаете?

– Да, когда жили в Испании, мы ежегодно выезжали на горнолыжные курорты. Очень люблю горные лыжи. Два часа на самолёте и ты в Италии, Франции или Швейцарии. Но последние три года никуда не выезжали. В Колорадо покататься в полтора - два дороже, чем в Европе, плюс перелёты дорогие.

– По ходу карьеры вы поиграли в очень многих странах. Целенаправленно так много путешествовали?

– У меня было два агента – турок и грек. Они предлагали варианты – я выбирал. В России в 90-х с финансированием волейбольных клубов было не очень хорошо. В Европе же я находил достойные контракты, пусть и не в самых сильных чемпионатах. В Польше и Турции уровень был самый высокий.

В целом я такой человек, которому интересно пожить в другой стране и узнать её не с туристической точки зрения. И судьба сложилась так, что я очень много путешествовал по ходу карьеры. Я посмотрел мир со всех сторон. Теперь мне улыбнулась удача узнать изнутри Америку.

ДОСЬЕ «СПОРТ БO»
Александр СОЛОИД
Тренер
Дата рождения: 8 августа 1971 года
Место рождения: Луцк
Гражданство: Россия
Игровая карьера: «Локомотив» (Харьков) – 1990 - 1992; ЦСКА-2 (Москва) – 1992/93; «Самотлор» (Нижневартовск) – 1993/94; «Велес Сарсфилд» (Буэнос-Айрес, Аргентина) – 1995/96; «Апоэль» (Никосия, Кипр) – 1996/97; «Щецин» (Польша) – 1997/98; «Сегед» (Венгрия) – 1998/99; «Хапоэль» (Мате-Ашер, Израиль) – 1999/2000; «Беледьеши» (Стамбул, Турция) – 2000 - 2002; «Аркас» (Измир, Турция) – 2002/03; «Торхоут» (Бельгия) – 2003/04; «Локомотив-Изумруд» (Екатеринбург) – 2004/05; «Нова» (Новокуйбышевск) – 2005/06; «Локомотив» (Новосибирск) – 2006 - 2009.
Достижения: обладатель Кубка России (1993), чемпион Аргентины (1996), серебряный призёр чемпионата Польши (1998),  серебряный призёр чемпионата Венгрии (1999), чемпион Израиля (2000).
Карьера тренера: «Динамо» (Москва) – 2009 - 2011 (ассистент); «Сан-Педро» (Испания) – 2013 - 2017; колледж Аризоны (Юма, США) – 2017/18; Show Me Volleyball Academy (Сент-Луис, США) – 2018/19; колледж Джефферсона (Миссури, США) – 2018/19; государственный колледж Флориды (США) – 2019/20 (ассистент); Florida Gulfside Volleyball Academy (Нейплс, США) – с 2019 года.

Алмаз Хаиров
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
Оценка текста
+
25
-
читайте также
наверх