Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

Из вратарей – в банкиры. Бывший игрок «Рубина» помогает зарабатывать спортсменам

Илья Чебану помогает спортсменам зарабатывать вне спорта.

Экс-вратарь «Рубина», «Томи» и сборной Молдовы Илья Чебану в 32 года завершил карьеру, устроился работать в банк и стал финансово консультировать  бывших коллег. 

Илья Чебану / фото: imago sportfotodienst / Global Look Press


В молодежной сборной Молдавии его заприметил Виталий Кафанов, который работал с вратарями в «Рубине». Однако, переход голкипера состоялся не сразу. В казанском клубе Илья оказался через Австрию и Польшу, но так за него и не сыграл, не вытеснив из основы Сергея Рыжикова.

Затем в его карьере была «Мордовия» Юрия Сёмина и весёлая «Томь» – клубы, где не всё было гладко с финансовым состоянием. Зато самого Ильи оно не страдало. Футболист с самого старта карьеры думал об инвестициях. Теперь Чебану передаёт накопленные знания в сфере финансов своим клиентам: футболистам, хоккеистам и спортсменам других видов, которых учит правильно вкладывать заработанное в профессиональном спорте.

В интервью «БИЗНЕС Online» Илья объяснил специфику своей  работы, рассказал о впечатлениях от работы с Курбаном Бердыевым и Кафановым, поделился воспоминаниями о «Мордовии» и «Томи», а также назвал самых сильных вратарей. 

«Я ПРОВОДНИК СПОРТСМЕНОВ В МИР ФИНАНСОВ»

– Илья, расскажите, чем вы сейчас занимаетесь?

– Сейчас я занимаю должность директора по работе с состоятельными клиентами в MKB private bank. Моя главная задача – сотрудничать с профессиональными спортсменами, разрабатывать для них финансовый план, выбирать инвестиционную стратегию и лучшие банковские сервисы и продукты. Чтобы они могли спокойно выходить на поле, заниматься своей работой, зная, что их финансы под контролем.

– Как вы попали в этот бизнес?

– Лично для меня такой поворот жизни не был удивителен. Каждый из нас себя к чему-то готовит. Во время профессиональной карьеры я получал образование в этой области. Можно сказать, что учился с 17-ти лет. Развивал себя в этом направлении и сам активно занимался инвестициями. Знал, что футбольная карьера когда-то закончится, а инвестиционный мир – то направление, в котором я себя видел и хотел бы попробовать.

Мне поступило предложение от MKБ, и я рад, что воспользовался такой возможностью и за 2,5 года показываю хороший результат. Главное, что продукт гармонично развивается на рынке. Ещё во время карьеры знакомые спортсмены обращались ко мне с различными финансовыми вопросами, с инвестициями. Я старался качественно подсказывать и помогать. Такие кейсы были, поэтому для меня переход получился плавным. Моё главное преимущество в том, что я знаком спортивному миру.

– Какие лучше спортсмену сохранить финансовые активы к концу карьеры? Приобретать недвижимость или что-то ещё?

– Соглашусь, недвижимость – один из продуктов портфеля состоятельного человека. Но кроме этого существуют другие классы активов. Сегодня это инвестиционные фонды, облигации и акции. Также многие инвестируют в золото или покупают золотые монеты. В этом году, например, золото очень сильно подскочило. В самой недвижимости есть подпункты: жилая, коммерческая и склады. Последнее, вроде как, тоже коммерческая недвижимость, но совершенно другого типа.

– Вы сумели сохранить до 90 процентов своих футбольных доходов. Делали это по той системе, которую рекомендуете клиентам сейчас?

Существует мнение, что спортсмены не умеют работать со своими финансами. Я с этим не согласен. В этом направлении многие сегодня развиваются, получают дополнительные знания – что делать с деньгами. Я во время карьеры чётко понимал, что футбол закончится, а с ним и высокие доходы. Важно было не начать жить на широкую ногу, а адекватно подойти к своим тратам.

Я сохранил финансы в первую очередь за счет правильного выбора банков и активов, в которых я держал свои средства. Но самое главное, я не был подвержен высоким тратам, которые есть у многих профессиональных спортсменов – не только русских, но и иностранных. Мне повезло, что в моём кругу общения не принято пестрить быстрыми машинами, жить в самых дорогих гостиницах или летать на частных самолетах.

– Смогли бы жить за счет заработанного за карьеру сейчас, если бы ничем не занимались?

– Я и живу на эти средства в том числе. Сегодня у меня есть зарплата, но главные мои активы – это то, что я успел заработать и правильно инвестировать за время карьеры. Это главная моя статья доходов. А зарплата – начало нового пути.

– Почему спортсмены обращаются к таким, как вы?

Личный банкир делает так, чтобы активы работали на вас ежедневно. Не разово, а долгосрочно. Я думаю, в среде спортсменов сейчас возрастает финансовая грамотность. Они осведомлены о многом, они следят за тем, что происходит. Спортсмены получают знания благодаря курсам, онлайн, или ещё какими-то методами. И это круто! 

Алексей Емелин (слева), Илья Чебану и Сергей Широков (справа) / фото: личный архив Ильи Чебану


– Можете назвать ваших клиентов?

– Как банковский работник я не имею права разглашать информацию о клиентах. Моя должность подразумевает, что клиенты – состоятельные люди. Также в нашей стратегии развития заложено то, что кто-то из моих клиентов ещё не стал звездой спорта и не получил большие деньги, но даже с учётом того, что он ещё не миллионер, он уже может начать правильно распределять свои средства.

– Не думали ли вы когда нибудь о работе футбольным агентом?

– Нет. То, чем я сейчас занимаюсь, это тоже реальная помощь для ребят. Они нуждаются в хорошем примере, как в идеале должен жить спортсмен.

После окончания карьеры футболиста у меня был опыт пейсера во время московского марафона – это когда более опытный бегун задаёт темп и помогает другим достичь определенного результата. Я помогал директору сборной России Евгению Савину установить личный рекорд на на дистанции полумарафона - 21 км. Наверное, это хороший пример, чтобы сравнить с тем, чем я сейчас занимаюсь – в этом и есть моя ценность для ребят: быть рядом с ними и осуществлять поддержку на ежедневной основе. У нас много талантливой молодёжи, которая в нужное время нуждается в правильном примере. Я выбрал свою нишу.

СНАЧАЛА ВЫБРАЛ АВСТРИЮ, А НЕ «РУБИН»

– Как вы попали в Казань?

– В 2006 году мы играли против сборной Казахстана на уровне U-21. Я в сборной Молдавии был самым молодым. Обе игры сыграл на ноль, и, как я понимаю, за обеими встречами следил Павел Черепанов – экс-тренер «Рубина», который сейчас так и работает в Казахстане. Насколько я помню, ко мне обратился Саша Гацкан, будучи игроком «Рубина». Сказал, что есть возможность приехать на просмотр. Связался позже с Виталием Кафановым, получил официальное приглашение приехать в Казань. В тот момент у меня не было контракта – я как раз закончил спортивный техникум в Австрии, после чего у меня начались несколько дней каникул.

Вечером после игры с Казахстаном я купил билет в Казань и утром уже улетел вместе с Гацканом. Там меня представили Курбану Бердыеву и Виталию Кафанову. Начал тренироваться с первой командой. Но, как помню, у неё на тот момент были игры – с «Торпедо» и ещё с кем-то. Соответственно, в дни игр я тренировался с дублем. Мы познакомились, друг друга увидели. Виталий Витальевич выразил желание продолжить со мной работать, но именно в тот момент у «Рубина» не было места для меня. При этом я успел получить предложение продолжить карьеру в Австрии, что на тот момент было более гармонично и натурально. Поэтому мы все сошлись на том, что лучше сейчас ехать и играть.

Виталий Кафанов / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


Это такая длинная предыстория, но именно с 2006 года мы фактически постоянно были на связи с Кафановым. Это большой профессионал, который запрашивал информацию с разных игр. Брал у меня лично и спрашивал у других людей, чтобы ему направляли диски.

Когда у меня появилось российское гражданство, а в «Рубине» некоторые вратари ушли, я получил звонок с конкретным предложением и объяснением задач. Кафанов сказал: «У нас уходят Ревишвили и Козко. Нужен игрок, который сможет составить конкуренцию Сергею Рыжикову, но который будет понимать, что не надо делать скандала, если Сергей будет играть. Он в данный момент номером один. На роль конкурента мы видим тебя. Мы ничего не обещаем, это большой вызов». Я дал положительный ответ. В течение двух недель оформили мой переход в «Рубин».

– Но за «Рубин» вы так и не сыграли.

– Да, не сыграл. Тот сезон, который я провёл в клубе, Серёжа сыграл почти во всех играх, пропустив только один матч, в котором играл Арлаускис. 

Я не считаю, что сезон был в минус. С той задачей, которая была поставлена Кафановым, мы отлично справились. Сергей провёл фантастический сезон с лучшим показателем игр на ноль в российской истории. Это показывает, что вся бригада вратарей отработала очень хорошо. Иногда видно только первого вратаря, но за ним есть люди, которые ему помогают. Это не только тренеры, но и запасные вратари. Слово «пейсер» здесь тоже уместно. Или, если хотите, спарринг-партнёр из бокса, который помогает в подготовке.

Считаю, что мы достигли общего успеха на этой позиции. Ни в коем случае время в «Рубине» не могу занести себе в негатив.

– Арлаускис же считался в свое время чуть ли не самым перспективным вратарем на постсоветском пространстве. Чего не хватило ему, чтобы заиграть на высочайшем уровне?

– Сложно оценивать коллегу. В момент, когда у него представился реальный шанс играть за «Рубин», меня в клубе уже не было. Не могу сказать, что был вовлечен в ситуацию.

Думаю, что Сергей Рыжиков в тот момент был очень силён. Речь об отрезке примерно в пять лет. Тяжело с ним конкурировать. Иногда 2 - 3 сильных вратаря в команде не есть хорошо. Гедриус, насколько я помню из личного общения, сильно расстраивался из-за того, что мало времени получает. Может быть, это повлияло на его настроение и подход к делу.

Рыжиков был вратарем номер один, а когда ты под ним получаешь мало игрового времени, то сложно себя проявить. Это относится в том числе к Акинфееву. Под ним было много сильных вратарей, но по большому счету в его тени они себя и не проявили.

– Рыжиков мог бы стать номером один в сборной, если бы не было Акинфеева?

– Присутствие Игоря сыграло роль. Но в любом случае Сергей дошёл до сборной. 

– Считается, что Виталий Кафанов один из самых требовательных тренеров вратарей в РПЛ. С ним были тяжелые тренировки?

– В моем случае самая сложная его нагрузка была психологической. Тот уровень требований, который он мне предъявил, могу признаться, был неожиданно высоким для меня. Но именно благодаря его настойчивости я это быстро в себе перемолол, начал сам от себя ещё больше требовать. Через несколько месяцев пребывания в «Рубине» у меня пошёл очень серьёзный прогресс. И в этот момент с его стороны стало гораздо меньше претензий. Они перешли в хороший формат подсказок и рекомендаций. За это я ему благодарен. Это помогло мне не столько как вратарю, а скорее как личности. Очень положительный опыт, который помогает мне в решении других задач.

Касаемо других вратарей, мне сложно судить. Например, Гедриус говорил, что у нас маленькие физические нагрузки. Но это было обусловлено тем, что мы играли неимоверное количество игр в короткие сроки и самое главное – погода. Потому что многие из этих игр проходили в зимнее время, когда в Казани было очень холодно. Есть вратари, например, Ревишвили или Козко, которые отмечали, что в их время в «Рубине» они получали, наоборот, очень много физической нагрузки.

– Ваши слова: «В Бердыеве меня поразило его умение руководить командой по ходу игры». Можете расшифровать?

Тренерский штаб Бердыева работал 28 часов в сутки. Ни к одной игре с каким-то шапкозакидательским настроем никто не подходил. Всегда было несколько планов на игру в голове у Курбана Бекиевича.

В самые негативные моменты он поражал тем, что его решения приносили результат прямо сразу. Выходит человек – забивает гол. Выходит другой в следующем матче – мы меняем рисунок игры, переходя с длинных передач на короткий-средний пас. Соперник к этому оказывается не готов, и это дает нам преимущество до конца игры. Он делал на моих глазах в «Рубине», а позже я столкнулся с этим, играя против его «Ростова». Почувствовал это на своей шкуре – в двух играх его замены оказывались ультрарезультативными.

Это вообще ведь качество уникальное. Одно дело – хорошо подготовиться к игре. Но другое, когда в пылу борьбы принимаются такие результативные решения. Это его опыт, знания и подготовка. И, конечно же, это какая-то внутренняя интуиция, которая дана именно ему.

Курбан Бердыев / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– Каким вообще отложился в вашей памяти этот год в «Рубине»? Это было хорошее время?

– Сезон был очень-очень сложным. У нас было большое количество травмированных игроков, продали Бухарова и Семака. Новые игроки пришли и получили повреждения. Было нелегко.

Могу сказать, что в казанском клубе был самый сильный состав игроков, с которыми я встречался. Для меня лично на каждой тренировке был вызов – каждый мог что-то исполнить. Ту атмосферу в команде я бы хотел запомнить навсегда. Хотя мы и не выиграли чемпионство, но  взяли бронзовые медали, выиграли Суперкубок, прошли в 1/8 финала Лиги Европы. Всё это благодаря хорошей атмосфере, чувству команды.

– Вы высказывались о чудовищном ударе с обеих ног у Александра Рязанцева, когда выделяли лучших в том «Рубине». Хочется спросить: по вашему, он реализовал свой потенциал?

– Я с Сашей до сих пор общаюсь, это мой близкий друг. Считаю, что он свой потенциал реализовал, потому что стал многократным чемпионом России, в том числе с «Зенитом». Глупо это отрицать. Единственное, чего я ему желал и это относилось и к Рыжикову, - выступать за сборную. В этом параграфе не густо. Только в этом он чего-то не достиг.

При этом Саша очень многое дал «Рубину». Его человеческие качества определяли настроение и поведение в раздевалке клуба. Новички смотрели, какие ценности преследуют лидеры клуба, а у Саши сумасшедшая работоспособность и полнейшее выполнение указаний тренера. Думаю, он себя реализовал, потому что кроме игры он давал многое «Рубину» в раздевалке.

«В «ТОМИ» ВСЕ РАБОТАЛИ НА ФУТБОЛ»

– Вы играли в Томске - одном из самых небогатых футбольных клубов премьер-лиги тех лет. Что это была за команда? Слышал, что там был сумасшедший коллектив.

– В тот момент, когда я переходил, в Томске команда практически была банкротом. Было принято решение на уровне руководителей клуба и региона не разбрасываться большими деньгами и обещаниями, а как есть доиграть сезон. Надо отдать должное: нам честно объяснили, как обстоят дела и дальнейшее решение играть или не играть каждый принимал самостоятельно. Конкретно я приехал туда за возможностью играть в премьер-лиге. Все, кто пришли туда, переходили с четким пониманием, что через Томск есть возможность развиваться и играть в РПЛ.

Каждый игрок той команды был супермотивирован и работал на футбол, на себя. Это была главная составляющая этой команды. Тренер не должен был нас сильно гонять. Но парни сами дополнительно занимались. Он давал нам три выходных, потому что понимал, что морально не может терзать ребят, которые могут не получать деньги. Команда принимала решение заниматься сама, без тренера. Человек по 12 играли на базе в дыр-дыр, готовили себя профессионально. Та ситуация особенно закалила меня и познакомила с настоящими людьми, которые любят футбол.

Уровень «Томи» был высоким по мастерству игроков. Надо отметить, что в этой команде были не футболисты из первой и второй лиги. Там были парни из «Динамо», «Локомотива», «Спартака» и «Зенита». Они понимали, что там у них нет возможности быть в составе.

– Ещё вы играли в «Мордовии» у Сёмина. Это ведь была интересная команда со своими нюансами.

– Я получил от них конкретное предложение. Было сказано, что руководители и Юрий Павлович ищут ещё одного сильного вратаря в команду. Мне высказали полное доверие и донесли мысль, что мы с Антоном Коченковым полностью должны закрыть эту позицию.

Разговор с Сёминым перед подписанием длился не больше 3 - 4 минут, но за это время он успел дать мне понять, что я еду не в какую-то провинцию, а в настоящий проект. Его настрой в этом разговоре убедил. Впоследствии оказалось, что всё так и есть.

После первого сезона, когда команда показала лучший результат за всю историю, что-то произошло. Не знаю, что было на встрече руководителей региона и Сёмина, но после этого объявили, что он уходит. Было неожиданно, потому что у меня был долгосрочный контракт.

На первый сезон у нас была задача – попасть в десятку, а мы стали восьмыми. Для меня непонятно решение по Сёмину. Мне казалось, что у большинства ребят в этом проекте, да и у тренерского штаба, длинные контрактные обязательства. А оказалось, что у меня на тот момент был самый длинный контракт. Первым ушёл Юрий Павлович, а дальше уже по списку.

Юрий Сёмин / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– Через несколько лет «Мордовию» ждали ПФЛ и забвение. Почему проект так быстро схлопнулся?

В целом у нас нет сильного института спортменеджмента. Нельзя похвастаться тем, что у нас в футболе много толковых спортивных директоров, или что наши клубы с понятной долгосрочной стратегией развития. Если говорить глобально, то , на мой взгляд, это причина не сформированной стратегии развития клуба. Это приводит к таким результатам и последствиям.

– Рассказывали, что Сёмин несколько раз платил премиальные игрокам «Мордовии» из своих личных денег. Как думаете, зачем?

– Сёмин очень ценил качественную работу своей команды. Скажем так, он на эти же деньги мог пригласить нас в хороший ресторан – будет то же самое. Он понимал, что у него порядочный коллектив, и эти деньги будут поделены не только между игроками, но и между массажистами, докторами, среди персонала. Для них это будет весомо.

Это был знак благодарности и высокой оценки нашей работы. Нормальная история. Я не понимаю журналистов, которые на этом сильно акцентируют внимание, потому что тут всё честно и понятно. Это хороший пример.

– С «Мордовией» и «Томском» связаны истории о больших долгах перед игроками. Правильно понимаю, что вы один из немногих, кто получили своё от руководителей этих клубов?

– Вы правы, да. Как я уже говорил, у меня по жизни серьёзный подход к финансам, в том числе к налогам и к юридическим моментам. В конце концов, все задолженности передо мной были погашены.

В Томске это было сделано согласно договорённости. Изначально предупреждали, что даже деньги и небольшие, но неизвестно, когда мы их получим. Позже всё было закрыто. В Саранске всё было сделано путем обращения в КДК, но и там контракт по итогу был исполнен, за что можно сказать спасибо.

– Ещё три года назад вы заявляли, что можете еще долго играть в футбол. Но сейчас вам 33 и профессиональная карьера завершена. Почему решили закончить так рано?

– Параллельно с футболом я стремился к личному развитию. Кардинально сменить свою жизнь, изменить график и привычки – вызов. Но это и развитие карьеры для меня. Скажу без скромности: в мире футбола таких специалистов по финансам и инвестициям практически нет. Я воспользовался возможностью проявить себя в сегменте private bank, а также применить накопленные знания в деле. Наша жизнь всегда выходит за рамки футбола, а профессиональная карьера в нем – это лишь один этап.

Фото: Дмитрий Голубович / Russian Look / Global Look Press


Я рад тому, чем сейчас занимаюсь. Доволен, что могу быть полезен спортсменам, большое число которых – мои друзья. Рад, что у меня есть возможность развивать новый продукт на уровне финансов в России. Но при том я всё-таки остаюсь в спорте: посещаю игры, общаюсь с теми же людьми и остался в этом же поле действия, только при других функциях. Это делает меня счастливым.

– Вашу нынешнюю работу было бы невозможно совмещать с игровой карьерой?

– Одна из моих главных идей, которую я пытаюсь донести спортсменам, в том, что профессиональный спорт, это очень серьёзно и это большой дар. Не нужно заниматься всем одновременно. Если у вас получается хорошо играть в футбол или хоккей, то посвятите этому всё ваше время, отдайте все силы. А финансами пусть занимаются обученные этому люди. Конечно, те, кому вы доверяете – профессионалам. Не смотрите в сторону бизнеса во время активной карьеры. Есть спорт, отдайтесь ему полностью.

А уже после карьеры, имея опыт пассивного инвестора, получив базовые знания о финансах, можно двигаться дальше. Берите свой капитал и занимайтесь всем, чем угодно. Вы будете владеть свободным временем и, следовательно, сможете контролировать процесс на 100 процентов.

Я ни в коем случае не видел себя в той роли, когда надо и играть в футбол, и ещё чем-то заниматься, например, бизнесом. Я стал владельцем бизнеса только по окончании карьеры, через полгода после этого.

– А сейчас вообще поддерживаете свою спортивную форму?

– Да. Мой род деятельности всё же тесно связан со спортом. Я играю в футбол. Принял участие в нескольких забегах. Выступал в полумарафоне. По возможности занимаюсь сноубордом и серфингом, в зависимости о того, где нахожусь. Во время пандемии часто ходил в горы, приглашая с собой клиентов. Впоследствии к нам присоединились уже и их жёны с детьми, на что было приятно смотреть. В принципе это один из важных моментов индивидуального обслуживания в банке, ведь это не только инвестиции и стратегия, но и отношения между банкиром и клиентом. Пандемия нас объединила, а я рад, что смог показать ребятам такую вещь, как поход в горы. В общем, у меня достаточно активный образ жизни. Без спорта не представляю своё расписание никак.

Дмитрий Сычёв (слева) и Илья Чебану / фото: личный архив Ильи Чебану


Не следовали примеру своего знакомого защитника «Ак Барса» Михаила Фисенко, который много времени уделяет соревнованиям под эгидой Iron Man?

– Он более амбициозный. Я оказался рядом с ним во время его подготовке к Iron Man, дал ему пару советов, исходя из своего спортивного опыта и образования. Надо отдать должное – у Михаила огромная мотивация, он максималист. Он ставил перед собой самые высокие цели и отдал себя полностью. Позже у нас произошёл разговор, где он высказал мысль: «Илья, ты был прав, что не надо было резко начинать. Позже мне пришлось тяжелее готовиться к сезону». Это опять же к мысли о том, что всё же главное – профессиональный спорт, это наша работа. Он согласился, что после того, как он отдал очень много сил на подготовку к Iron Man, ему было очень тяжело подготовиться к новому сезону. Хотя надо отдать должное – прошлый сезон у него вышел хорошим.

В моём случае всё проще – я хочу поучаствовать в Iron Man в Клагенфурте, в городе, куда я приехал в 17 лет. К этой мечте я буду идти поступательно: уже прошёл полумарафон, потом будет марафон и так далее.

«ДЮПИНУ ЕСТЬ НАД ЧЕМ РАБОТАТЬ»

– Кто вратарь номер один в России прямо сейчас на ваш взгляд?

– Номер один в России – Станислав Саламович Черчесов.

– В сборной России произошла рокировка основного вратаря: Шунин сменил Гилерме. Как думаете, это надолго?

– Я не знаю. Вещи про «надолго» или «навечно» могут быстро закончиться. Мне кажется, что Антон очень стабильно двигается. Он провел хороший прошлый сезон, с каждой игрой закрепляя высокий уровень. И сейчас он своевременно получил шанс в воротах сборной и в трёх играх, как кажется, удовлетворил главного тренера сборной. А сколько это продлится – нельзя сказать.

– Экс-главный тренер «Динамо» Новиков смело заявляет, что Шунин сейчас – вратарь номер 1 в России. Согласны?

– Сколько людей, столько и мнений. В этой истории важно не то, что кто-то номер один, а то, что Антон туда дошёл. Желаю многим вратарям обратить внимание на этот пример. Шунин заслуженно находится в числе кандидатов на выход в основе сборной. Черчесов ведь об этом говорил, что в сборной нет стартового состава, а есть кандидаты на попадание в число 11 игроков старта.

Антон Шунин / фото: Михаил Бормин, БИЗНЕС Online


– В чём феномен Игоря Акинфеева? Он так талантлив, как говорят, или это работоспособность?

– Такие случаи без таланта не происходят. И тут можно вернуться к вопросу о моей карьере. Я не обладал таким талантом, из-за чего мне сложно себя оценивать высоко. Игорь – талант, у которого очень сильная психологическая составляющая. Он ментально очень силён. Третья составляющая, это профессионализм. Я видел со стороны его отношение к делу.

– Как считаете, ему всё же стоило уехать в Англию или другой топ-чемпионат 8 - 10 лет назад, ведь оттуда был очень пристальный интерес? Он ведь всегда мог бы вернуться в Россию...

– Мы же не знаем, каким был интерес, какое это было предложение. Меня ведь тоже звали в Англию, но я не принял предложение. Мы не знаем деталей, из-за этого мы не вправе давать оценку. Но в целом мое отношение такое, что если российскому футболисту дают возможность уехать на Запад, тем более с таким талантом, то лучше это сделать. Это относится не только к Игорю. Рад за Головина и Лешу Миранчука.

– В РПЛ есть крутые вратари, которых незаслуженно обходит стороной внимание тренеров сборной. Почему в национальной команде нет места, например, Юрию Дюпину?

– Мне сложно подвергать оценке в моменте. Ведь все мои слова будут подвержены серьёзной критике. Не могу сказать, что конкретно Дюпин – игрок сборной или наоборот. Как человек, который имеет какую-то экспертизу, могу сказать, что прогресс Дюпина очевиден. У него есть сильные качества, которые он проявляет в каждом матче: игра ногами, игра на линии и на выходах. Что возвращает нас к вопросу про Акинфеева – здесь Дюпин показывает, что комфортно себя чувствует на высоких передачах.

Набор этих качеств позволяет ему рассчитывать в будущем на игру в стартовом составе, а сегодня быть тем, на кого тренерский штаб сборной 100 процентов обращает внимание. Это один из самых прогрессирующих игроков на этой позиции в нашем чемпионате.

Слева направо: Юрий Дюпин, Илья Чебану и Сергей Козко / фото: личный архив Ильи Чебану


– Говорят, что Дюпину не хватает техники и выучки, мол он действует только за счёт рефлексов. Разве это проблема, если вратарь реально тащит?

– Вы знаете, с другой стороны это плюс, потому что есть над чем работать. То, что я увидел: он серьёзно относится к делу и, кажется, он перфекционист. 

Во вратарском деле всё очень просто: оставляешь свои ворота  «сухими» и ты можешь и криво отбивать эти мячи. Но мы же всё таки устанавливаем высокую планку. Это хорошо, что есть над чем работать. Но лично я в играх Юрия не замечал какого-то провала в том, что вы озвучили. Конечно, его сильная сторона – рефлексы. А дальше пусть работает и развивается.

– Другой вратарь «Рубина» - Никита Медведев -  стал интересным прецедентом. Реально ли реанимировать вратарскую карьеру после того, как три года, по сути, только тренировался?

– Конечно! Думаю, всё упирается в желание. Один из больших плюсов для него в том, что он будет работать в «Рубине» с Сергеем Козко, а Кафанов может посоветовать, как и какие вещи лучше организовать. Ну и, конечно, важно желание Никиты вернуться в качестве первого номера. В любом случае перед ним теперь все возможности есть. Я, когда заканчивал, напротив, не видел возможности для себя в чём-то много прибавить. Здесь есть все предпосылки.

– Российскую вратарскую школу можно назвать сильной по меркам Европы?

– Сложный вопрос. Думаю, что нам есть чему учиться. Если мы назовём школу сильной или слабой, то это ничего не изменит. 

Нам есть куда расти. Большие усилия прилагаются Виталием Кафановым, Виктором Чановым и другими нашими специалистами, чтобы создать вратарское сообщество. Раскрою маленький секрет: у нас есть внутренняя группа, где почти 500 участников: все тренеры высшей, первой и второй лиг, детские тренеры, специалисты из Беларуси, Молдавии, России. На этом этапе Кафанов прилагает очень много усилий, чтобы объединить и по крупицам собрать эту школу. А насколько наша школа лучшая или самая сильная – нет смысла говорить.

– Завершить интервью хотел бы вашим личным топ-5 вратарей в мире.

– Сегодня это Нойер, Алисон, Куртуа, Эдерсон и Кейлор Навас.

– Облак и де Хеа не попали?

– Ну давайте лучше Эдерсона на Облака поменяем. Думал и про Облака, пусть лучше будет он. А вот де Хеа не входит.

– А если такой топ составить из вратарей России?

– Сейчас это все те, кто попадает в расширенный состав сборной. Вот четыре вратаря и добавьте к ним Акинфеева. Всё просто, потому что они лучшие.


ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Илья ЧЕБАНУ
Аплуа: вратарь
Дата рождения: 29 декабря 1986
Место рождения: Кишинёв (Молдавская ССР)
Карьера: «Зимбру» (Кишинёв) 2003 – 2004, «Кернтен» (Клагенфурт, Австрия) 2004 – 2005, «Санкт-Файт» (Санкт-Файт-ан-дер-Глан, Австрия) 2005, «Штурм» (Грац, Австрия) 2006, «Капфенберг» (Капфенберг, Австрия) 2006 – 2007, «Киндберг» (Мюрцхофен, Австрия) 2007, «Висла» (Краков, Польша) 2007 – 2010, «Рубин» (Казань) 2010 – 2011, «Волгарь» (Астрахань) 2011, «Томь» (Томск) 2012 – 2014, «Мордовия» (Саранск) 2014 – 2017, «Зимбру» (Кишинёв) 2017. 
Достижения: бронзовый призёр чемпионата России, обладатель Суперкубка России, трёхкратный победитель чемпионата Польши, 30 матчей в составе сборной Молдавии, третье место в голосовании за лучшего футболиста Молдавии 2014 года. 

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Все главные футбольные новости в инстаграме «Футбол БО»
Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Поставь оценку тексту
+
4
-
Загрузка...
  • Анонимно
    Анонимно 7.10.2020 15:10

    Партнёр гафарова ?)))

    0 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 8.10.2020 09:07

    Мкв-что за банк?

    0 Плюс минус ответить
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть