комментарии 36 в закладки

Бывший игрок «Зенита-Казань» и «Белогорья» открыл столярку – делает столы и разделочные доски

Хобби Максима Пантелеймоненко переросло в бизнес.

Доигровщик Максим Пантелеймоненко в своё время входил в расширенный состав сборной России, побеждал в Лиге чемпионов и на клубном чемпионате мира с «Белогорьем», а в сезоне 2017/18 выиграл пять титулов с казанским «Зенитом». После этого 36-летний волейболист завершил карьеру.

Сейчас он живёт в Краснодаре и занимается непривычным для бывшего спортсмена делом – Максим открыл столярную мастерскую. В интервью «БО Спорт» Пантелеймоненко рассказал, с какой породой дерева ему приятнее всего работать и какой этап производства он любит больше всего.

Максим Пантелеймоненко (в центре), Артём Вольвич (слева), Максим Михайлов / фото (здесь и далее): Роман Кручинин, zenit-kazan.com

«В МАСТЕРСКОЙ НЕ ЗАМЕЧАЮ ВРЕМЕНИ»

– Максим, когда у вас появился интерес к работе с деревом?

– Он был всегда. Помню, ещё деду и отцу помогал мастерить какие-то вещи для дома. С новой силой интерес проснулся во многом из-за сына Платона. В школе он выбрал дополнительным занятием столярное мастерство. Там приветствовалась совместная работа с родителями. Начали делать какие-то простые вещи – деревянные мечи, игрушки. Это было буквально в прошлом году. Интересное времяпрепровождение для отца с сыном. Через какое-то время я вошёл во вкус и появилась идея создать мастерскую, тем более было своё помещение.

– Сейчас это уже бизнес, а не хобби?

– Хобби, постепенно перестающее в семейное дело. Пока сложно назвать это полноценным бизнесом. Мы к этому только потихоньку идём. Прежде всего, я получаю удовольствие от этого дела, от запаха дерева, стружки вокруг. Даже не замечаю времени, которое провожу в мастерской – настолько увлекаюсь процессом. Возможно, в будущем это дело будет приносить хорошие доходы. Но пока они, конечно, значительно уступают расходам.

– Судя по видео в инстаграме, у вас полно всякого крутого оборудования и инструментов.

– Хотелось бы, конечно, ещё круче. У меня что-то профессиональное, что-то – полупрофессиональное. Знаете, купить весь инструмент просто невозможно, его несметное количество. Четно говоря, я к этому и не стремлюсь. Мне больше нравится ручная работа. Так интереснее, ты вкладываешь в изделие часть души. Да, это более энергозатратно, но и ценится больше, чем предметы фабричного производства, созданные машинами.

– Какой инструмент в вашей мастерской самый дорогой?

– Один из базовых – фуганок. Он стоит 90 тысяч рублей. Но это далеко не предел. Всё зависит от задач и размеров, они есть и за полмиллиона.

– Возможно, у вас были какие-то базовые навыки, но для создания качественных изделий наверняка нужно учиться.

– Безусловно. Я смотрел много видеоуроков и тут же применял полученные знания на практике. Из-за коронавируса не всегда была возможность ездить в другие города, но в этом году хочу это исправить. Скоро еду в столярную школу в Санкт-Петербурге. Чтобы стать профи в своём дело, конечно, постоянно нужно учиться и много практиковаться – всё как в волейболе. Быстро всему научиться невозможно.

– Какие изделия вы сейчас делаете?

– В основном разделочные, торцевые доски для кухни, а также столики и столы.

– Много заказов?

– Пока в основном друзья и знакомые. В большей степени через сарафанное радио.

«ПРЕВРАЩЕНИЕ ДОСКИ В ИЗДЕЛИЕ – МИНИ-ВОЛШЕБСТВО»

– Учитывая стоимость дерева, надо полагать, что товары у вас не из дешевых?

– Есть разные изделия. Всё зависит от породы дерева, размеров, индивидуальных пожеланий. Можно нанести гравировку. Получается уникальная вещь, которая становится украшением и добавляет уюта. Дерево не затупляет ножи и после него уже не хочется возвращаться на пластик.

Что касается стоимости древесины, то она действительно высокая. Например, слэб (продольный или косой спил дерева значительной толщины с необработанными краями) некоторых пород дерева может стоить и 500 тысяч рублей. Но это уже изделие премиум-класса. Конечно, есть более дешевые материалы. В целом сейчас модно делать столы и столики из слэба и эпоксидной смолы.

– Где закупаете материалы?

– У официальных дилеров. На самом деле рынок дерева у нас жёстко регламентирован. Если везёшь в машине дерево, то обязательно нужен документ, где ты его приобрёл и сколько. А вдруг ты в лесу спилил? В целом с поставками нет проблем – могут доставить из любого города.

– С каким деревом вам больше всего нравится работать?

– С твёрдыми породами, они более отзывчивые. Когда необработанную доску превращаешь в какое-то изделие, это вообще мини-волшебство. Финишное покрытие маслом самый приятный момент. Ты видишь красивую фактуру дерева и держишь в руках то, во что ты вложил свою любовь и частичку души.

– Получается, к столярной мастерской вы пришли довольно случайно. Какие ещё варианты рассматривали после завершения волейбольной карьеры?

– Думал о тренерской работе, может быть, частной школе. Но не загорелся этим.

– Наверное, к каждому спортсмену однажды подходят с идеей во что-то вложиться. Что предлагали вам?

– Конечно, такое было, но я как-то скептически к этому относился. Понимал, что доверять кому-то свои деньги неправильно и ничего хорошего из этого не выйдет. Если во что-то вкладываться, нужно погружаться самому, а на это не было времени. Финансовой грамотности не хватало, поэтому в акции не вкладывался и во время карьеры инвестировал в основном в недвижимость.

– Наверное, многие волейболисты могут после карьеры вообще не работать и жить только за счёт ренты...

– Игроки топ-уровня, которые стабильно играли в серьёзных клубах и правильно инвестировали заработанные деньги, конечно, могут. Что касается средних игроков, то у нас всё-таки не футбол и не хоккей, большие зарплаты платят только пять-шесть клубов. Ничем не заниматься и безбедно жить после расставания со спортом могут не все. Но в любом случае можно заложить хорошую базу для жизни после карьеры.

Есть и другой момент – даже в случае хорошего пассивного дохода от квартир или ценных бумаг нельзя просто лежать на диване и ничего не делать. Счастлив тот, кто занимается любимым делом. Я сейчас счастлив. Свою нынешнюю работу я даже не ощущаю работой. Так было и с волейболом.

«ПО ХОДУ КАРЬЕРЫ БЫЛА ПОБЕДА, КОТОРАЯ ХУЖЕ ПОРАЖЕНИЯ»

– После сезона 2017/18 ещё была возможность продолжить играть?

– Да, была договорённость с одним из клубов суперлиги, но там со мной некрасиво поступили. В последний момент сообщили, что решили взять другого игрока. А я перед этим полтора месяца отклонял другие предложения. В итоге остался без команды. Решил, что пора заканчивать, тем более и возраст подошёл – 36 лет. Морально я уже был к этому готов. Завершил карьеру на мажорной ноте, выиграв всё с Казанью.

– За волейболом продолжаете следить?

– Да, в том числе благодаря вашему сайту. Про сборную России ещё пишут, а про чемпионат России вся информация только у вас. Жаль, что волейбол в стране такой недооцененный. На «Матч ТВ» появилась передача. Будем надеется, что не закроется после домашнего чемпионата мира.

– Кто самый талантливый игрок, которого вы знали?

– Затрудняюсь ответить. Мне повезло поиграть с очень многими выдающимися игроками, которые были большими профессионалами и невероятно талантливыми спортсменами.

Пантелеймоненко и Вильфредо Леон

– Вильфредо Леон среди них гений?

– Возможно. Но каким бы гениальным он ни был, в одиночку ничего выиграть невозможно. Можно вытянуть игру, несколько игр, но глобально побеждать в турнирах тяжело. Насколько я понимаю, после ухода из Казани Леон ничего серьёзного не выиграл.

– Кого вы считаете лучшим российским волейболистом прямо сейчас?

– Наверное, это Дмитрий Мусэрский. Он мне больше всех импонирует.

– В Лиге наций он пока ничего выдающегося не показал.

– Я так понимаю у него было повреждение – он играл-то немного. В целом, Лига наций не тот турнир, по которому стоит о чём-то всерьёз судить. Для всех команд это лишь этап подготовки к Олимпиаде, возможность определиться с составом.

– Есть обывательское мнение, что Мусэрский зажигает в Японии, потому «он там как Гулливер в стране лилипутов».

– Это заблуждение. Я играл в Японии. Возможно, за счёт физических данных и высоты атаки можно обыграть блок, но японцы берут своё сумасшедшей защитой. Ты вроде бы бьешь наверняка, а они вытягивают мяч с пола и забивают в быстрой контратаке, там ещё и техничные ребята. Это совсем другой волейбол, нежели у нас в России. Но общий уровень очень даже приличный. В принципе, недавняя победа Японии в матче над Россией показала, что японцы сильны.

– Какое поражение самое обидное в вашей карьере?

– Была победа, которая хуже поражения. Это было во время моего выступления в казанском «Зените». В «Баскет-холле» в четвертьфинале Лиги чемпионов мы обыграли «Олимпиакос» с Иваном Мильковичем – 3:2. Но перед этим проиграли в гостях со счётом 1:3. В итоге после победы было жуткое опустошение и разочарование. В Казани же всегда максимальные задачи, поэтому это была трагедия. Уже на следующий день включились в работу – исправить всё можно было только через неё. В том сезоне в финале чемпионата обыграли «Белогорье».

Пантелеймоненко против «Олимпиакоса» в сезоне 2009/10

«В ШТАТАХ ПРИЯТНО УДИВИЛА ДОСТУПНОСТЬ СПОРТА»

– Самый странный человек, встреченный вами в волейболе?

– Странных людей было много в краснодарском «Динамо», где меня практически вынудили приостановить карьеру. Из волейболистов самым странным и неоднозначным, наверное, можно назвать Алексея Спиридонова. Лично я не замечал с его стороны злости, в основном приколы и юмор. Кто с ним играл, знают его как компанейского парня, но в интернете он другой.

Максим Пантелеймоненко: «В Краснодаре меня держали по принципу: ни себе ни людям»

– В 2018-м и 2019 годах вы ездили в Калифорнию. Хотели там обосноваться?

– В первый раз это был отпуск. Всегда хотелось посмотреть Америку своими глазами. Меня приятно удивило огромное количество людей, которые занимаются спортом. Там доступны любые спортивные площадки. Волейбольные и баскетбольные, теннисные корты, площадки для йоги и фитнеса – всё это в открытом доступе. Миф о толстых американцах, питающихся в фаст-фудах, был разрушен. Очень спортивная страна. Ещё отметил бы их бережное отношение к природе – на берегу океана никакого мусора. В целом в Штатах не ощущаешь себя иностранцем, потому что такое ощущение, что там все эмигранты.

Во второй раз поехали уже с мыслью присмотреться и рассмотреть вариант переезда туда, но решили, что пока не готовы к такому повороту. Сейчас нам комфортно в Краснодаре. Недалеко Сочи, куда можно поехать на горнолыжный курорт и подышать свежим горным воздухом.

– У вас в инстаграме есть несколько фотографий, на которых вы готовите.

Это ещё одно моё хобби. Ежедневно не готовлю, но люблю сделать завтрак или ужин для жены и сына. Еще будучи молодым волейболистом, мог запросто накормить всю команду. Сейчас готовою по рецептам Джейми Оливер – нравится простота и доступность их исполнения.

– В волейбол иногда играете?

– Нет, разве что на детской площадке с сыном. Многие ребята, которые закончили, говорят, что должно пройти какое-то время, чтобы соскучиться по игре.

– Сына в волейбол отдадите?

– Дадим ему возможность попробовать разные виды спорта и разные увлечения. Я сам никогда не думал, что стану волейболистом. В детстве занимался баскетболом и футболом, хотел стать вратарём. Потом настало непростое время, спортивные школы начали закрываться. К счастью, мой первый тренер Владислав Агасьянц оказался фанатом своего дела, сумел влюбить меня в волейбол. Благодаря ему я и начал заниматься. Кто знает, как бы всё сложилось, если бы не он.

ДОСЬЕ «БО СПОРТ»
Максим ПАНТЕЛЕЙМОНЕНКО
Амплуа: доигровщик
Дата рождения: 1 сентября 1981 года
Карьера: «Юракадемия» (Харьков, Украина) – 1999 - 2005; «Азовсталь» (Мариуполь, Украина) – 2005 - 2007; «Джапан Тобакко» (Хиросима, Япония) – 2007/08; «Самотлор» (Нижневартовск) – 2008/09; «Зенит-Казань» – 2009 - 2011; «Факел» (Новый Уренгой) – 2011/12; «Урал» (Уфа) – 2012/13; «Белогорье» (Белгород) – 2013/14; «Динамо» (Краснодар) – 2014 - 2017; «Зенит-Казань» – 2017/18.
Главные достижения: победитель Лиги чемпионов (2014, 2018), победитель клубного чемпионата мира (2014, 2017), чемпион России (2010, 2011, 2018), обладатель Кубка России (2009, 2013, 2017), обладатель Суперкубка России (2010, 2017).

Фото на превью: Роман Кручинин, zenit-kazan.com

Апаликов после волейбола занялся арендой спецтехники. Поговорили с ним о тракторах и карьере

Бывший игрок сборной России стал агентом по недвижимости. Он кайфует от продаж и зарабатывает больше, чем в волейболе

После волейбола он стал трейдером, а теперь делает доски садху и «дизайн человека»

Алмаз Хаиров
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
66
-
читайте также
наверх