комментарии 2 в закладки

Чемпионов по Dota 2 тренировал казанский парень. Он сам когда-то был киберспортсменом и собирал Team Spirit с нуля

Айрат Газиев – скрытый герой The International.

При словах «долларовый миллионер», представляешь бизнесмена в деловом костюме, визионера из IT-сферы, футболиста большого клуба и даже инстаграм-блогера. Никак не скромного 28-летнего парня из Казани, который полюбил ещё в школе онлайн-стратегию Dota и посвятил ей всю оставшуюся жизнь. И, как выяснилось совсем недавно, не зря. После победы на чемпионате мира по Dota 2 The International Айрат Газиев вместе со своими подопечными в Team Spirit «озолотился» сразу на 18 млн долларов.

Газиев – один из основателей Team Spirit в нынешнем составе. В прошлом он сам был киберспортсменом, причём высокого уровня. Начал профессиональную карьеру он в 2012 году, а в 2018-м сам участвовал на The International и доходил со своей командой Winstrike до стадии плей-офф. После в карьере Газиева наступила пауза – у него были проблемы со здоровьем. После лечения он вернулся в киберспорт уже как тренер. Вместе с менеджером Дмитрием Беловым он собрал новую команду и довёл её до нового статуса - чемпион.

Для многих в Татарстане стало откровением, что Газиев родился и живёт в Казани. Киберспорт, хотя и популярен, вошёл в жизнь республики не так прочно, как классические виды – и Айрат для неё полностью незнакомый герой. Парадокс, но он до сих пор не появился на каком-либо публичном мероприятии в столице РТ, зато успел сходить с одноклубниками на «Вечерний Ургант». В этом интервью мы попытались узнать побольше о нём, а также выяснить секрет успеха Team Spirit.

Фото: пресс-служба Team Spirit

«ВЫПИЛ СТОЛЬКО ШАМПАНСКОГО...»

– Айрат, вашей победе на The International в России радовались чуть ли не как выступлению футбольной сборной на ЧМ-2018. Пройти мимо неё было невозможно. Изменилась ли как-то после турнира ваша жизнь?

– На самом деле нет. Приятно, что многие звонят и поздравляют, но кроме этого ничего не изменилось. Ощущения, что я теперь звезда, нет. И это касается каждого в команде. Есть лишь приятное чувство удовлетворения.

– После победы вы с одноклубниками выпили больше шампанского, чем за всю жизнь. По крайней мере, так сказал менеджер команды Дмитрий Белов. Это действительно было так?

– Могу сказать за себя: я точно выпил шампанского больше, чем за всю жизнь. Но отмечу, что я в целом не люблю шампанское и особо не пью его. У Димы, я думаю, такая же ситуация. По-моему, шампанского было не очень много – сразу после победы на арене, немного в отеле, где мы немного посидели в лобби, а ещё на пресс-конференции. Вообще не понимаю, почему наливают именно шампанское в таких случаях.

Что касается того, как мы отмечали, то мы просто где-то поели все вместе. Тяжело что-то придумать после финала, день выдался нереально утомительный. Все устали, эмоционально мы были вымотаны. При этом осознание победы не устаканивалось в голове ещё пару дней. Просто нормально посидели, пообщались. Я только сейчас начинаю приходить в себя, когда сижу дома и отдыхаю.

– После победы вас поздравил Владимир Путин, пригласили к Ивану Урганту. Ожидали такого внимания?

– Честно – нет. Вообще не загадывал, что будет в случае победы. Но такого охвата вообще не ожидал.

– В команде вы были больше всего готовы к The International. Вы участвовали на турнире как игрок, а теперь – как тренер. Для вас что-то изменилось?

– Если честно, не делал для себя каких-то разграничений. Даже не думал об этом.

– Можете объяснить, чем занимается тренер по Dota 2?

– Для нашего спорта это понятие новое. Команды стали назначать тренеров только второй-третий сезон. Пока у этого направления нет какой-то определённой структуры, стандартов. Мне приходится ориентироваться на свой опыт. Вообще, я пытаюсь улучшить всё, до чего могу дотянуться, начиная от игровых моментов, коммуникации, стратегических аспектов. Беру на себя какие-то задачи менеджмента, разбираю ошибки команды, просматриваю игровые модели и предлагаю их команде. Игра во многом строится на коммуникации – например, как люди реагируют на ошибки тиммейтов. Важно сохранять хладнокровие, я стараюсь работать над этим. Также я отвечаю за атмосферу в коллективе, она должна оставаться дружественной и рабочей. Не говорю, что все должны быть братьями, но всем должно быть комфортно.

– Контролируете ли вы какие-то внеспортивные моменты? Питание, распорядок дня?

– У нас есть менеджеры, которые следят за этим. Помогают со спортом, здоровьем, питанием.

– Вы участвовали в отборе игроков в эту команду. Как он проходил?

– Со мной связался менеджер Дмитрий Белов и сказал, что настроен собрать новый коллектив. Мне стало это интересно. У Димы изначально был большой пул игроков – у него в целом хорошие скаутские данные. Всех игроков нужно было отсмотреть, чем мы и занимались: у кого какие взаимодействия, у кого больше потенциал, кто лучше подойдёт. Хочется отметить - трое победителей The International были в самом первом составе команды.

– Часто ведь при создании команды в неё набираются знакомые её создателя…

– Старых игроков, которые проявили себя на профессиональной сцене, мы тоже просматривали, но всё же больше работали на перспективу. В этой игре очень важны взаимоотношения в коллективе. Все стараются брать людей, в которых уверены, что с ними можно договориться, сработаться. Поэтому кому-то может показаться, словно берут исключительно друзей. Просто кто-то может бояться пригласить незнакомого человека в команду. Мы хотели взять разношёрстных игроков и превратить их в команду. Наверно, у нас получилось. Но и спасибо ребятам, они были готовы работать.

– Вам было важно подобрать именно молодой состав?

– В Dota считается, что более опытные спортсмены могут устать от игры. А молодые горят, легкообучаемы, у них нет каких-то паттернов, из-за которых нужно переучиваться. Плюс, они более открытые. Они как белый лист, на котором можно что-то начертить. Конечно, были какие-то трудности, ведь все люди разные. Нужно было время на притирку, у каждого свои взгляды на жизнь.

– Долго ли шла притирка в вашем случае?

– Месяца два. Причём первое время приходилось просить ребят, чтобы они обращались друг к другу по именам, а не по никнеймам. Нужно было выстраивать отношения. Плюс, были и некоторые культурные различия. Магомед Collapse – дагестанец, Илья Yatoro – с Украины, Torontotokyo – тувинец, я – татарин. Конечно, все мы из СНГ, но разница в воспитании имела место быть. В целом у нас не было каких-то противоречий. Можно сказать, что Dota сближает. Мы были сосредоточены на игре.

– Для сближения тренировки проводились оффлайн или каждый находился дома?

– Пару месяцев мы играли из дома, всё-таки коронавирус. Только после послаблений мы собрались на буткемпе (тренировочные сборы – ред.), смотрели «Бригаду», играли в настольные игры.

– К слову, «Бригаду» смотрели по вашей инициативе. Для чего?

– Это было не перед The International, а чуть раньше, во время DPC league. Я бы не сказал, что заставлял ребят смотреть, это было на добровольных началах. Мы много времени проводим вместе, общаемся, часто речь заходит о сериалах. В какой-то момент выяснилось, что «Бригаду» никто в команде не смотрел. Я решил, что срочно нужно восполнить пробел в культурном образовании ребят – странно жить в России, и не смотреть «Бригаду». Ничего в этот просмотр не закладывалось – нам просто нужно было посмотреть что-то на досуге. Не могу сказать, что все остались в восторге. Мы не смогли досмотреть сериал до конца – осталась одна-две серии.

«ВСЕ ВСТРЕЧАЛИСЬ С НЕПОНИМАНИЕМ РОДИТЕЛЕЙ»

– Как и когда вы вообще попали в киберспорт?

– Это было в седьмом-восьмом классе. Тогда мы ходили по компьютерным клубам, играли в Counter Strike, третий WarCraft. В те времена Dota были лишь дополнительной картой в Warcraft. Когда появился компьютер дома, брат играл в WarCraft, а после него начал играть и я.

– Ваша первая официальная команда – Moskow Five. Не получилось собрать команду на родине, в Казани – из-за этого пришлось перебираться в Москву?

– Это не первая команда вообще, но первая, где мне платили зарплату. Что касается Казани, то я не могу ответить, какая обстановка по киберспорту здесь – давно не посещал какие-то местные турниры. Наверно, что-то проводят. Но в моей молодости они были, я принимал в них участие. Тут было своё комьюнити.

У нас была городская команда, мы ездили в ту же Москву на турниры. Просто было время, когда состоялся переход с первой на вторую Dota. Все уже выросли, я был самый молодой в нашей компании. Остальные забросили игру, я же остался и играл в онлайн-турнирах. Вообще, это такая дисциплина, в которой, если ты играешь на хорошем уровне, тебя знают не только в твоём регионе. Поэтому меня пригласили в Moskow Five.

– Родители ругали за увлечение киберспортом?

– Конечно. Я думаю, все встречались с непониманием родителей. Дело ведь не конкретно в Dota. Мама и папа не разбираются, что ты там делаешь – им просто не нравится, что ты играешь. Ведь нужно больше времени уделять учёбе. Были и классические истории, когда мама, уходя на работу, забирала шнур от компьютера. Помню, у меня забрали клавиатуру, и я играл на одной мыши. А чтобы зайти на Battle.net копировал буквы и вставлял их в поля логина и пароля. Играл только мышкой.

– Как сейчас они относятся?

– Всё меняется, когда ты начинаешь зарабатывать деньги. Мама радовалась, говорила, что я молодец, но всегда хотела, чтобы я получил образование. Она считает, что киберспорт не может продолжаться вечно.

– Вы в итоге получили образование?

– Нет. Может быть, в будущем сделаю это. Я учился в КХТИ, но пришлось его бросить после второго курса. Не было времени совмещать, у меня была полная занятость. Я учился на факультете управления и автоматизации. Но что это было и чему меня учили, уже не помню – это было 10 лет назад.

Я работал с первого курса и понемногу забивал на учёбу. Накапливались долги, я с трудом что-то сдавал. Но я к этому моменту неплохо играл и что-то зарабатывал. У кого-то есть авторитарные родители, но мои с пониманием отнеслись к решению бросить универ. Я путешествовал по миру, зарабатывал, делал то, что мне нравится. Хоть и был некий скепсис.

– Вы сказали, что успели поработать во время обучения. Кем?

– Я работал на стройке, на автомойке, у дяди через знакомых работал при проведении ЛЭП. Ездили за город и ставили эти столбы. Понятное дело, я не залезал, а просто подавал инструменты более опытным товарищам. Всё-таки, я был молодой, у меня было здоровье и время, хотелось иметь карманные деньги. Поэтому часто искал подработку.

– Где вы проживаете сейчас?

– В Казани. Было время, когда я переезжал в Москву, примерно на год, но вскоре вернулся. Последние два года я снова живу в Татарстане. Я родился, вырос и живу в Казани.

– В вашем инстаграме есть фотография с матча чемпионата мира по футболу на «Ак Барс Арене». Вы болельщик?

– Да, я люблю футбол, с детства им занимался.

Айрат Газиев (справа от капитана) / фото: предоставлено одноклубником Айрата Александром Пшеничным

– Есть ещё какие-то увлечения?

– Люблю сингловые компьютерные игры, а в последнее время частенько играю в шахматы. Это началось из-за коронавируса, плюс вышел сериал «Ход королевы». Меня это как-то захватило, я стал играть. Раньше в детстве я играл в шахматы с отцом, потом это прекратилось.

Это здорово помогает в Dota, нужно уметь быстро принимать решения. В шахматах есть блиц, когда нужно очень быстро думать – это помогает повысить скорость мышления. Хочется думать, что мои увлечения помогают мне. Кстати, во время The International я играл перед каждым матчем, чтобы размять мозги. Это стало моей традицией на турнире.

О ФИНАЛЕ: «ЗВУЧИТ КАК ФАНТАСТИКА!»

– Давайте разберём выступление команды на The International. Как проходила подготовка к турниру?

– Всё начиналось ещё на буткемпе. Мы вставали рано, чтобы уже в 11 утра начинать проводить игры. Просыпались, играли паблик (матч на обычной карте со случайным соперником – ред.), кушали, потом начинались тренировки. Между тренировками - обед. Во время тренировки мы играли с определёнными соперниками, иногда мне удавалось разобрать матч сразу после его окончания, иногда нужно было пересматривать его в поисках ошибок. Затем мы отрабатывали элементы, на которые я указывал.

– Хватало ли времени на что-то помимо тренировок?

– У нас был жёсткий график. Даже после тренировочных матчей каждый из ребят должен был много практиковаться индивидуально. Только Саня Torontotokyo ещё успевал ходить заниматься в зал – но он всегда делает зарядку и поддерживает себя в форме. Это лишь походы без фанатизма, чтобы поддерживать форму. На одном из буткемпов было такое, что мы ходили в зал всей командой, но занимались недолго. Всё-таки тренировочный процесс забирает очень много времени. Плюс, не хочется забивать руки, утомляться перед играми.

– Мирослав Mira рассказывал, что из-за занятости совсем не оставалось времени на личную жизнь…

– Это касается не только The International, а в целом сезона. У меня такое чувство, что мы больше полугода суммарно были в разъездах – куда чаще, чем дома. Например, мы принимали участие в DPC league. У неё такой формат, что матчи проходят раз в неделю, длится это всё дней 40. Чтобы хорошо в ней выступить, приехать нужно чуть раньше для подготовки. Проводили это лигу во время буткемпа, а время сейчас такое, что на многое влияет коронавирус. Поэтому по регламенту нам никуда нельзя было выходить, мы находились в закрытом доме и ни с кем не виделись.

Потом мы остались в буткемпе на несколько дней отправились на турнир Major, вернулись домой на 4 - 5 дней, затем поехали играть квалификацию The International и только потом был небольшой отдых. После него вновь был буткемп, небольшая пауза в 10 дней, дальше – финальный буткемп до The International. Просто не было времени видеться с родными.

– Тяжело ли дался этот период команде?

– Это всё сугубо индивидуально. Кому-то крайне не хватало общения. Кто-то, наоборот, смог от него отдохнуть. Лично для меня это было тяжеловато. В то же время не могу сказать, что рвал на себе волосы.

Фото: пресс-служба Team Spirit

– На The International вы стартовали с двух поражений. Это всё мандраж?

– Конечно, мандраж в нашей команде был. Какие-то моменты мы делаем не задумываясь, на автомате, а здесь появлялись сомнения. Я списывал это только на мандраж. Всё-таки, у нас четыре игрока из пяти были впервые на The International. Никуда от этого не денешься. Вообще, в первый день мы выглядели так, словно вышли не проиграть, боялись ошибиться.

– Как удалось выйти из этого состояния?

– С одной стороны, мы понимали, что хорошо готовы к турниру и можем сыграть лучше. С другой стороны, эти игры проходили против сильнейших соперников. Наши мысли были такими: если мы проиграем им, в этом нет ничего страшного, потому что, скорее всего, им проиграют все. Мы поговорили друг с другом, успокоились. Мы высказались, почему это происходит, и пришли к тому, что можем без проблем выступать на турнире. Нас не переигрывали, мы сами плохо отыграли простые моменты. Рабочая ситуация.

– Затем вам удалось победить сильнейшую российскую команду Virtus.pro – причём впервые по ходу сезона. За счёт чего?

– Всего в сезоне у нас с ними было три серии – две на DPC, одна в групповой стадии онлайн-турнира ESL. В самой первой игре у нас была сделана замена, плюс, мы были слабее в целом как команда. Но мы показали неплохую игру. Во второй серии мы довольно глупо ошиблись и отдали выигрышную игру. Не было такого, что мы слишком слабые, чтобы победить их.

В последней серии только вышел новый патч в игре. Мы не особо разобрались – проиграли и ничего страшного. Они сильная команда, они хорошо играют.

– Если говорить в целом про российские команды, на каком уровне они в Dota 2?

– На The International показали очень хороший уровень: мы победили, а Virtus.pro заняли 5 - 6 место. Отличный результат, который в последний раз был, наверно, 10 лет назад. Не сказал бы, что команды из СНГ фавориты на любом из турниров. У нас достаточно высокий уровень, но в результат это выливалось не очень часто. Хотя для этого всё есть: сильные игроки, неплохие команды. Но вот на крупных турнирах не получается показать свою игру.

– Вы говорили, что не готовились к финальному матчу. Почему?

– Мы не знали, будем ли играть в этом финале. Ведь в этот же день у нас была игра с Team Secret в полуфинале. Это сильная команда. Поэтому, на мой взгляд, всё нужно было делать постепенно – глупо распыляться и готовиться сразу к двум командам. Нужно сначала пройти в финал, уже потом будем думать, что там делать.

Тем не менее, наш соперник по финалу PSG.LGD – одна из самых сильных команд в мире, за ними посматривают многие другие коллективы. Мы смотрим их матчи в записи, поэтому не было такого, что вышли на игру и совсем не зная соперника. В некотором смысле хорошо, что именно они были в финале. Уважаем эту команду, в каких-то моментах ориентируемся на неё.

– Как складывался для вас финал?

– Мы хорошо себя чувствовали, что помогло нам забрать первые две карты (в Dota 2 начисляются очки за победу на картах – это как партии в волейболе – ред.) – это сопернику приходилось подстраиваться под нас при выборе персонажей. Мы заставили выйти PSG.LGD из зоны комфорта. Но на третьей-четвёртой карте они преподнесли нам сюрпризы, застали нас врасплох. Мы поняли позже свои ошибки, но своевременно мы с ними не справились.

– В финале вам удалось забрать у соперника три карты, хотя на протяжении всего турнира они отдалили лишь две. Благодаря чему это стало возможно?

Действительно, звучит как фантастика! Но поэтому победа стала только слаще. Победа ведь может быть разной, нам же удалось обыграть действительно сильного соперника. На самом деле, мы даже не задумывались об этом до финала – такие мысли по ходу турнира лучше гнать прочь. Иначе можно сильно усложнить себе жизнь.

Артур Шипилов
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
6
-
читайте также
наверх