комментарии 4 в закладки

«Мои американские тренеры были фанатами Михайлова». Волейболистка «Динамо-Ак Барса» вернулась в Россию после пяти лет в Майами

Интервью с Елизаветой Лукьяновой.

Диагональная Елизавета Лукьянова прошла нетипичный для российской волейболистки путь. В 17 лет она уехала учиться в Университет Майами и вместе с дипломом по финансовому маркетингу получила опыт игры в высшем дивизионе NCAA – главной студенческой лиги Северной Америки.

Вернувшись на родину, уроженка Омска сразу вошла в пятёрку лучших бомбардиров регулярного чемпионата России 2021/22, в концовке которого перебралась из «Заречья» в «Динамо-Ак Барс». Этот переход должен был состояться только летом, но травма Саманты Фабрис заставила казанский клуб форсировать трансфер. В новом сезоне на Лукьянову рассчитывают уже как на одного из лидеров команды.

В интервью «БО Спорт» Елизавета рассказала, как решилась на поездку за океан, что в Америке вызвало у неё культурный шок и почему она решила вернуться в Россию.

Елизавета Лукьянова / фото: Роман Кручинин, dinamo-kazan.com

«НЕ ПОЧУВСТВОВАЛА, ЧТО АМЕРИКАНЦЫ НЕ ЛЮБЯТ РУССКИХ»

– Елизавета, чего вам больше всего не хватает из того, к чему вы привыкли в Америке?

– Друзей, с которыми общалась пять лет. Всё остальное можно найти и у нас. Конечно, немного скучаю по побережью Атлантического океана, но я, как истинная сибирячка, люблю и наши морозы. На самом деле, несмотря на близость океана, не так уж часто удавалось бывать на пляжах – учёба и тренировки занимали почти всё время.

– Как американцы реагировали, когда узнавали, что вы из России?

– Абсолютно спокойно. Противостояние стран есть в политике и кто-то говорит, что американцы не любят русских, но я этого совершенно не чувствовала. В Штатах людям в принципе всё равно, откуда ты – из России, Индии или Китая. Там уважают все национальности. Штат Флорида вообще очень многонациональный, там часто можно услышать испанскую речь, поскольку много кубинских мигрантов.

– Вы наверняка сохранили контакты с друзьями по университету. Что они писали после начала событий на Украине?

– Да, я продолжаю поддерживать контакт с самыми близкими друзьями – переписываюсь, иногда созваниваюсь. Когда начались все эти события, мне начали писать даже ребята, с которыми я общалась гораздо реже. Все интересовались, всё ли у меня хорошо, нужна ли какая-то помощь и поддержка. Не было никакого негатива. И было очень приятно, что человеческие отношения в данном случае были на первом месте.

– Наши люди, пожившие за океаном, часто говорят, что там все друг другу улыбаются, но делают это неискренне...

– Соглашусь с этим, если речь идёт об отношениях незнакомых людей. Тебе действительно улыбнутся, спросят как дела, хотя им это совершенно неинтересно. Но это часть их культуры, правило хорошего тона. Так принято – и все следуют этой традиции.

– Тяжело ли было адаптироваться к американской жизни?

– Да, из-за языкового барьера в первое время было тяжеловато, особенно в плане учёбы. Мне казалось, что я после школы неплохо знаю английский, но когда приехала, поняла, что на самом деле не знаю. Все говорили слишком быстро. Безусловно, это был серьёзный стресс, но я перетерпела.

Был и определённый культурный шок. К некоторым вещам было непросто привыкнуть. Например, к тому, что все ходят дома в обуви. Там на улицах настолько чисто, что они могут зайти в квартиру и спокойно прыгнуть в обуви на кровать. У себя в комнате я, конечно, по-прежнему разувалась.

В первый год учёбы одна девочка по команде позвала меня в гости на день благодарения. У неё – пять сестёр, они живут в большом доме. Здесь меня ждало ещё одно удивление. У нас же по большим праздникам достаётся вся самая красивая посуда, самые дорогие сервизы. А у них, наоборот, всё пластиковое и одноразовое. С одной стороны, конечно, удобно – не нужно ничего мыть после праздника, но всё равно как-то странно. Ещё я была в шоке от размеров индейки – она был огромной! Не знаю, где они их выращивают и чем кормят. Потом во дворе они приготовили на вертеле свинью – такого я тоже раньше никогда не видела.

– Что такое американская кухня?

– Мне кажется, её как таковой и нет. Точнее, это смесь разных национальных блюд, которые завезли в Штаты. Ну, и, конечно, фастфуд – он на каждом углу и пользуется большой популярностью.

Фото: © PPI, globallookpress.com

«С ДВИЖЕНИЕМ BLM БЫЛ ПЕРЕБОР»

– Если посмотреть «Эйфорию» или любой другой сериал об американских подростках, то складывается ощущение, что они только и делают, что пьянствуют и употребляют разные вещества.

– Как мне кажется, в «Эйфории» это всё дано в несколько концентрированной форме, где-то сильно преувеличенной. Но в целом это правда. У них действительно бывают дикие вечеринки, где толпы народа и море алкоголя. Я избегала таких тусовок, потому что были другие интересы.

В свободное время старалась путешествовать. Была у друзей в разных уголках страны. Очень понравилось в Нью-Йорке и Калифорния. Юта – штат с очень красивой природой. Несколько раз ходила на матчи «Майами Хит». Денег хватало на самые дешёвые билеты, смотрели буквально из-под потолка 20-тысячной арены, но это всё равно было круто – атмосфера на матчах НБА потрясающая, очень понравилось.

– Вы были в США и во время пандемии, и во период активной деятельности движения Black Lives Matter («Жизни чёрных важны»). Как это отражалось на вас в студенческой лиге?

– Во время пандемии в Майами был жёсткий карантин. Любой выход на улицу – штраф. Это длилось довольно долго, я даже не смогла уехать на каникулы домой. Потом играли и тренировались в масках. Честно скажу, это было очень тяжело – не хватало кислорода.

После протестов у нас на форме появился специальный логотип BLM, кто-то по желанию преклонял колено во время гимна. Движение поддерживалось очень мощно, поскольку в Штатах много темнокожих людей. Я считаю, что расовая дискриминация недопустима, но в случае с BLM был перебор. Это было чересчур и вошло во все аспекты жизни, став навязчивым.

– Что такое американский патриотизм?

– Мне кажется, им с детства прививают, что американская нация особенная, а Америка – лучшая страна в мире. У них на каждом доме висит звёздно-полосатый флаг, детей уже с детства учат любить его и свою страну.

фото предоставлено собеседником

– В интернете можно найти фотографии, где у вас розовые волосы. Что это было?

– Я приехала на каникулы в Омск, пошла в парикмахерскую. Мастер предложила добавить розовый оттенок. Мне понравилось, а чуть позже сделала ещё ярче.

– Не хватало внимания?

– Нет, я не такой человек, которому нужно быть в центре внимания. Из-за двухметрового роста его и так хватает. Вот и сейчас идём с 12-летней сестрёнкой по Омску, она постоянно говорит: «На тебя опять смотрят, что-то говорят». На такое уже не обращаешь внимания. С волосами был просто эксперимент. Пару-тройку месяцев так походила – и надоело. Галочку поставила и теперь уже вряд ли когда-нибудь решусь на такое.

– За пять лет вы могли влюбиться в какого-нибудь американца и выйти замуж. Как бы на это отреагировали ваши родители?

– Думаю, они бы меня поддержали, потому что любят. При этом они бы точно расстроились, если бы я решила там остаться, потому что нас бы разделило огромное расстояние. Здесь в России пару часов на самолёте – и ты дома, рядом. Я не ставила себе какой-то фильтр, что вообще не буду смотреть на иностранцев и обязательно должна связать свою жизнь с русским человеком. Самое главное не национальность, а душа и характер человека.

– У вас было желание остаться в США?

– Я думала об этом, но это означало, что нужно бросать волейбол, а я этого совсем не хотела. Решила продолжить спортивную карьеру, а в Штатах профессиональной лиги нет, поэтому вернулась домой.

– Что вам больше всего понравилось в Америке?

– Меня часто об этом спрашивают. Не могу дать конкретный ответ. Это была другая жизнь, совершенно другая культура. Я получила интересный волейбольный опыт и образование, которое будет котироваться в России.

Фото предоставлено собеседником

«В ШТАТАХ ТРЕНЕРЫ БОЛЕЕ ЛОЯЛЬНЫЕ»

– Как вы вообще решились поехать в США?

– В сезоне 2015/16 я играла в молодёжной команде «Омички», но по ходу сезона нас перевели в главную команду, потому что некому было играть – волейболистки начали разбегаться из-за финансовых проблем. В итоге всё закончилось банкротством клуба. В любом случае нужно было уезжать из Омска, и нужно было куда-то поступать. Я хорошо училась в школе, и образование было важным пунктом.

Если бы продолжила играть в России, учиться, скорее всего, пришлось бы заочно, да и то на тренера. Мне хотелось что-то не связанное со спортом. В какой-то момент поступило предложение рассмотреть вариант с американскими вузами, где можно совмещать волейбол и учёбу. Мы с родителями решили, что стоит попробовать. Отправили нарезки с моей игрой. Университет Майами откликнулся и дал мне спортивную стипендию. Получается, своей игрой в волейбол я оплачивала свою учёбу.

– Страшно было ехать?

– Конечно! Мне было 17 лет. Я улетела одна с двумя чемоданами, не зная, что меня ожидает.

– Были моменты, когда были близки к тому, чтобы всё бросить и вернуться?

– Нет, обратного пути для меня не было. Я достаточно целеустремлённый человек, и уже оказавшись там, задалась целью окончить университет и получить диплом.

– В чём основные отличия в подходе к работе в России и Штатах?

– Когда приехала, я сразу ощутила сильную разницу в отношениях между тренером и игроком. У нас тренер это начальник, он всегда выше, боишься ему слово поперёк сказать. Там тренеры более лояльны и уважительны к игрокам. Они строили дружески-доверительные отношения и сами просили делиться мыслями, не стесняться высказывать мнение. Не могу сказать, какой подход лучше – ко всему привыкаешь.

– Тренеры вашей команды сильно интересовались вашей жизнью вне площадки?

– Да, особенно учёбой. Потому что если у тебя плохие оценки, тебя не допускают до тренировок. Поэтому постоянно спрашивали, всё ли в порядке с успеваемостью, не нужен ли репетитор.

– Тренер Александр Солоид, который работает в Штатах, рассказывал нам в интервью, что NCAA настолько самодостаточный и популярный турнир, что профессиональная лига женского волейбола в стране даже не нужна. Вы согласны?

– Это действительно крутое соревнование. Как в плане шоу, так и по уровню игры. Особенно когда смотришь матчи на уровне топ-8 и топ-4. Уверена, что призёры студенческой лиги США в чемпионате России были бы в верхней части турнирной таблицы.

У некоторых вузов с исторически сильной волейбольной школой достаточно много болельщиков, которые стабильно ходят на игры. А финалы турнира собирают по 20 тысяч зрителей. В NCAA играют 300 команд, которые ежегодно выпускают множество игроков. Лучшие уезжает в Европу, а все остальные вынужденно заканчивают с волейболом.

Попытки запустить профессиональную лигу предпринимаются регулярно. Например, в прошлом году была лига под названием Unlimited U.S. Pro League. Там поиграли Джордан Ларссон, Карли Ллойд, бразильянка Шейла, доминиканка Бетания де ла Круз и многие другие известные игроки. Пока непонятно, какие у лиги перспективы.

Он брал первый Кубок России, поиграл в десяти странах, а теперь тренирует в США

– У сборной США и без профессиональной лиги всё в порядке.

– Да, за счёт массовости и масштабности студенческою турнира проявляются сильные игроки. Потом они развиваются в Европе.

Фото предоставлено собеседником

«МЕНЯ ЗАСТАВЛЯЛИ АКТИВНЕЕ ПРОЯВЛЯТЬ ЭМОЦИИ»

– Насколько американские студенческие команды близки к профессиональному уровню?

– Очень близки. В моей команде было всё для тренировок, реабилитации и восстановления. В команде были врач, помощник врача, физиотерапевты. На несколько спортивных команд вуза есть диетолог и психолог.

– Вы к психологу обращались?

– Меня отправляли. Тренеры считали, что я сдерживаю в себе эмоции, слишком серьёзно отношусь к делу и долго переживаю ошибки. Мне объясняли, что нужно получать удовольствие от игры, радоваться каждому мячу. У нас-то в России обычно просят быть сдержаннее, скромнее, а тут всё было наоборот. Даже угрожали отстранить от тренировок. Не сказать, что я стала кричать и скакать после каждого розыгрыша, но стала проявлять эмоции. Не знаю, какого бы прогресса я за эти пять лет добилась в России, но там у меня было много игрового опыта и возможности поработать над техникой.

– Кто для вас эталон диагонального?

– Как-то в Майами тренеры-американцы начали показывать мне нарезку с игрой Максима Михайлова – мол, вот классный нападающий, посмотри на него, мы его фанаты. Было забавно, что они показали мне видео моего любимого волейболиста. Я с детства восхищалась его игрой. А вот в женском волейболе затрудняюсь кого-то выделить.

– Теперь вы с Михайловым тренируетесь в одном зале.

– Да, пока только привет и пока. Возможно, как-нибудь удастся пообщаться.

– Можете охарактеризовать себя трёмя словами?

– Перфекционист. Нетерпеливая. Упорная.

– Нетерпеливая и упорная почти антонимы.

– В плане спорта я упорная, усидчивая – готова много работать ради достижения нужного эффекта. Нетерпеливая в плане всего остального.

Фото: Роман Кручинин, dinamo-kazan.com

– От вас в следующем сезоне ждут подвигов в «Динамо-Ак Барсе».

– Я готова к ответственности и к тому, что от меня будет зависеть результат. Буду очень стараться дать хороший результат и продолжать прогрессировать – мне нужно добавить в общей игре, во всех элементах. После отпуска отдохнула неделю и вернулась к тренировкам – поддерживаю форму перед сборами.

– Прошлый сезон вы провели в клубе-аутсайдере: «Заречье» проиграло 23 из 25 матчей. Как сохранять энтузиазм и желание работать в такой ситуации?

– Конечно, в плане настроения тяжело. Приходилось искусственно искать позитивные эмоции. Я старалась радоваться каждому матчу в суперлиге, получать удовольствие о того, что играю на таком уровне. Я после возвращения из Штатов сама позвонила Вадиму Анатольевичу Панкову и благодарна ему за шанс заиграть в суперлиге.

– Вы следите за трансферами? Судя по всему, титул разыграют Калининград и Москва.

– Это покажет чемпионат. Мало собрать сильных и звёздных игроков – из них ещё нужно сделать команду. Поборемся.

– Что смотрите, кроме волейбола?

– Люблю теннис. Я сама в детстве им занималась. Стараюсь не пропускать решающие матчи турниров Большого шлема.

– На днях российских и белорусских теннисистов официально допустили до открытого чемпионата США. Почему?

– Здесь возможны два варианта. Либо они против дискриминации российских спортсменов, либо просто хотят, чтобы не ослабевал уровень турнира. В Штатах спорт это, прежде всего, бизнес. Российские хоккеисты на ведущих ролях в НХЛ – никто их не трогал.

Досье «БО Спорт»
Елизавета ЛУКЬЯНОВА
Амплуа: диагональная
Дата рождения: 18 марта 1999 года
Место рождения: Омск
Карьера: «Омичка» (Омск) – 2015/16; Университет Майами (Флорида) – 2016 – 2021; «Заречье» (Одинцово) – 2021/22; «Динамо-Ак Барс» (Казань») – с апреля 2022 года.

Алмаз Хаиров
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
94
-
читайте также
наверх