комментарии 21 в закладки

Главный тренер «Зенита» держит кето-диету, подтягивается по 100 раз и считает второе место неудачей

Интервью с Андреем Толочко.

Андрей Толочко в составе «Автомобилиста» выигрывал первые два чемпионата России, а в 2000-х стал преемником легендарного Вячеслава Платонова на посту главного тренера команды. В петербургском «Зените» он со дня основания – сначала был ассистентом Александра Климкина и Туомаса Саммелвуо, а в феврале нынешнего года возглавил команду.

В большом интервью «БО Спорт» 53-летний Толочко поделился воспоминаниями о преферансе с тренерами, прокомментировал конфликт игроков в «Зените» и рассказал, в какой волейбол будет играть команда в новом сезоне.

Андрей Толочко / фото: vczenit-spb.ru

«За год сбросил 36 кг»

– Андрей Владимирович, Саммелвуо рассказывал, что снимает стресс с помощью медитации. А вы?

– Я – через физические нагрузки. Если есть свободное время, обычно занимаюсь в тренажёрном зале. Мне это доставляет удовольствие. Несколько лет назад поставил цель – 100 подтягиваний за тренировку. Учитывая регулярность занятий, сейчас нахожусь в хорошей форме и по нагрузкам могу посоревноваться с молодёжью.

– Сколько жмёте от груди?

– На днях ребята как раз работали со штангой. Егор Клюка выжимал 90 кг. Решил попробовать – без разминки получилось четыре раза.

– Вы сказали, что начали активно тренироваться несколько лет назад. Что побудило?

– Когда стукнуло 50 лет, понял, что начинаю рассыпаться – винтики начали поскрипывать и откручиваться. Потом в ютубе попалось видео, где 75-летний дедушка «рвёт» турники. Задал себе вопрос: почему я не могу также в 50? Взялся за себя, за год сбросил 36 кг. Сейчас вешу 100 кг – мой боевой вес во время игровой карьеры.

– Вам случайно не коллега Рафаэль Хабибуллин из «Газпром-Югры» диету составлял?

– Нет, у меня свой режим питания. Уже три года не ем сахар, макаронные изделия и хлеб. Придерживаюсь кето-диеты – это пища с низким содержанием углеводов и высоким процентом жиров.

– Вы рассказывали, что ваше хобби – театр. Когда были в театре в последний раз?

– Месяц назад жена уговорила сходить. Любимые актёры – Олег Басилашвили и Алиса Фрейндлих. Если они играют вместе, то это обычно шикарные постановки, которые можно смотреть по несколько раз. И на второй-третий уже обращаешь внимание не на саму пьесу, а на исполнителей, на то, как они ведут себя на сцене. Порой это даже более увлекательно.

– Что общего между театром и волейболом?

– Мы работаем для зрителя. И от того, насколько мы качественно работаем, они либо получают удовольствие, либо нет.

– Как вы считаете, в прошлом сезоне вы выжали из команды максимум?

За тот промежуток в два с половиной месяца мы выжали из себя всё. Я могу сказать это и о себе, и о ребятах. Единственное сожаление в том, что из-за травм ведущих игроков мы не смогли полноценно подготовиться к «Финалу шести». А этот формат турнира как раз требует отличной подготовки, потому что нужно провести четыре матча за пять дней. Но в плане работы нам не стыдно было смотреть друг другу в глаза.

– Когда ушёл Саммелвуо и вы стали главным тренером, у вас было понимание, что, учитывая возраст, это момент истины, последний шанс закрепиться на топ-уровне?

– Нет, я точно не думал над этим в подобном ключе. Прежде всего, я был рад возглавить «Зенит» и понимал, что это огромная ответственность. Думаю, на моём месте хотели бы оказаться очень многие тренеры. Я и сейчас не думаю, что это последний шанс для меня.

«В «Автомобилисте» все должны были уметь играть в преферанс»

– Кто оказал на вас самое большое влияние, как на тренера?

– Однозначно Вячеслав Алексеевич Платонов. Мой тренер и мой учитель. Конечно, в бытность волейболистом я многое не понимал. Но уже став тренером, начал осознавать, что он пытался донести.

– Чему он вас научил?

– Самое главное – быть искренним, ни в коем случае не манипулировать игроками.

Вячеслав Платонов в сборной Финляндии / фото: fivb.org

– Каким был Платонов?

– У меня в памяти отложились два образа. Один со времён нашего взаимодействия как тренера и игрока, а второй – когда я был начинающим тренером, а он мэтром. Как тренер он был очень строгим и требовательным. Честно говоря, мы Платонова очень боялись. Причём ему не нужно было кричать, хватало одного взгляда. Но затем я его увидел с другой стороны. В жизни он оказался добрым, чутким, отзывчивым человеком. Для меня это стало открытием. Наверное, это то, что я перенял от него. В работе я строгий, где-то угрюмый, но по жизни – другой.

– Как строите отношения с игроками?

– Мы хорошо общаемся с ребятами, шутим, подкалываем друг друга. За площадкой я – друг, со мной можно поболтать на любые темы. Но как только прозвучал свисток на тренировку, я становлюсь строгим тренером, который требует результат.

– Пойдёте на день рождения игрока?

– Если пригласит, то конечно! Почему бы и нет?

– А в карты сядете играть?

– Тоже не вижу преград. Кстати, Платонов играл с нами в карты. Все в «Автомобилисте» обязательно должны были уметь играть в преферанс. И Зиновий Ефимович Чёрный с нами играл. Но чтобы сесть за один стол с тренерами, нужно было очень прилично играть, потому что уровень там был высокий.

– Играли на деньги?

– На деньги, пусть и на символические. Это больше для порядка, потому что без денег в преферансе можно хулиганить и разрушать игру.

– Платонов говорил, что тренер должен зарабатывать хотя бы на доллар больше игроков. Вы с этим согласны?

– Слышал эту фразу. И она абсолютно справедлива по отношению к такому тренеру как Платонов. Но я к подобному ещё не пришёл.

– Он одобрил бы создание в Петербурге новой команды, да ещё чтобы «Автомобилист» стал её фарм-клубом?

– Думаю, он был бы рад и горд тем, что в город вернулся большой волейбол. И благодарен людям, которые сохранили «Автомобилист», пусть и в статусе команды высшей лиги А.

– Вы в «Автомобилисте» стали преемником Платонова и работали с командой, когда она буквально выживала в низших лигах. Что вас удерживало?

– Это мой родной клуб, я в нём с 14-ти лет. Я считал это своим долгом, обязанностью. Знаете, когда всё хорошо, помощников много. А когда трудные времена, ты узнаешь, кто искренен и действительно твой друг. Я горжусь тем, что в сложные времена смог помочь «Автомобилисту».

– Как считаете, ваше нынешнее назначение на пост главного тренера «Зенита» – это в какой-то мере благодарность за вашу верность петербургскому волейболу?

– Не знаю, наверное, этот вопрос лучше задать руководству клуба. Но я не думаю, что это какая-то награда за былые заслуги. Российские и, в частности, петербургские тренеры тоже могут иметь вес в волейболе. Я благодарен за этот шанс и сделаю всё, чтобы оправдать доверие. Я очень требователен к себе и иногда сам этому не рад, поскольку начинаю заниматься самоедством. Меня и ругать не надо – я сам свой главный критик.

«Все хотят первое место, но нужно набраться терпения»

– От «рождённого чемпионом» «Зенита» уже пять лет ждут титулов и теперь всё сомкнулось на вас. Как планируете справляться с колоссальным давлением?

– Здесь один путь – работа с полной самоотдачей. Мы должны делать максимум со своей стороны, а там игра покажет. Спорт есть спорт. Конкуренция в российском волейболе очень большая. Все хорошо укомплектованы и разница между первой четвёркой команд совсем небольшая. Порой всё решают детали, какие-то мелочи. А иногда более существенные вещи в виде травм игроков.

В своё время «Автомобилист» был одним из грандов советского волейбола и, наверное, у нас в крови то, что даже второе место расценивается как неудача. Все хотят только первое место, но нужно набраться терпения. Все пять лет «Зенит» среди лидеров и появление команды однозначно принесло пользу российскому волейболу.

– Что самое сложное в работе тренера?

– Из 14 разных по характеру и физическим данным игроков создать боевой коллектив. Для этого нужно быть терпеливым и подобрать ключик к каждому.

– Есть волейболисты, к которым вы так и не подобрали ключик?

– У меня такое бывало в низших лигах. На заре своей тренерской карьеры я старался равномерно распределять внимание, помочь всем. Но потом понял, что кому-то это просто не нужно, некоторые не готовы слышать. По сути, ты просто тратишь время на того, кому не нужна твоя тренерская помощь. Потом скорректировал свои взгляды и решил, что лучше тратить энергию и время на тех, кто готов слышать, хочет развиваться и становиться лучше.

Толочко (слева) и Саммелвуо / фото: vczenit-spb.ru

– Саммелвуо – тренер новый волны, а вы прошли советскую школу. Тяжело было найти общий язык?

– Нет. Во-первых, я чётко понимаю функции второго тренера и главного тренера. Во-вторых, я семь лет играл на Западе и, как мне кажется, отлично понимаю европейский менталитет. Ни с Саммелвуо, ни с Климкиным никаких сложностей не было. Мне кажется, я неплохо справлялся со своей задачей. Второй тренер обычно сглаживает углы, даёт подсказки – объём информации огромный и главный тренер не может всё объять. Я сейчас тоже прислушиваюсь и к помощникам, и к самим ребятам, которые часто говорят правильные вещи. Важно отовсюду черпать информацию, анализировать её и принимать правильное решение.

– Когда вы узнали, что останетесь главным тренером «Зенита»?

– У нас были встречи с руководителями «Газпрома». Я знал, что мне могут доверить команду, но окончательно узнал вместе со всеми – 29 июня. Помню, посыпались эсэмэски с поздравлениями, когда ехал с тренировки. Потом позвонила дочка и сказала, что клуб официально объявил о назначении.

– 11 лет назад вы сказали, что мечтаете стать главным тренером сборной России. А сейчас?

– Это мечта всегда со мной.

«Связующие не должны друг с другом конкурировать по передаче»

– Не секрет, что в прошлом сезоне в «Зените» были конфликты между игроками. Их участники остались в команде. Вы не опасаетесь, что это мина замедленного действия?

Между игроками всегда бывают конфликты. Я сам был игроком и проходил через это. Я не вижу в этом ничего страшного. В прошлом сезоне мы в течение двух месяцев устранили последствия этого конфликта. Мне кажется, мне удалось объяснить ребятам, что мы делаем одно дело. И не имеем права ставить под угрозу сезон. А это и надежды спонсоров, и вера болельщиков. Если мы ставим личные интересы выше, значит, мы не профессионалы, а любители. Мы получили огромный опыт и дорого за него заплатили. Сейчас наша задача воспользоваться этим опытом и не повторять ошибок.

Дмитрий Ковалёв / фото: vczenit-spb.ru

– В межсезонье в «Зенит» вернулся связующий Дмитрий Ковалёв. Вам не кажется, что они с Игорем Кобзарем будут тратить все силы на конкуренцию друг с другом?

– Я согласен с тем, что два сильных связующих это палка о двух концах. С одной стороны, тренеру комфортно, с другой – надо делать выбор, который может быть тяжёлым. Но я всё-таки рад, что в «Зените» два сильных связующих. Сейчас с ними в качестве тренера-консультанта работает бывший связующий Виктор Сидельников. Он сказал правильную вещь: связующие должны конкурировать друг с другом в плане подачи, игры в защите и на блоке, но только не в передаче. Они должны одинаково качественно пасовать, давать одинаковую высоту и скорость, чтобы игрокам не приходилось перестраиваться. Они могут использовать разные схемы игры, но если пытаются переиграть друг друга по передаче, команду начинает лихорадить.

– Мы смотрим на таблицу переходов и понимаем, что у Виктора Полетаева до сих пор нет сменщика, и это крайне опасно.

– Мы это понимаем и ищем второго диагонального. Сейчас не могу назвать фамилии, но ведутся переговоры. Есть вариант с ещё одним иностранным игроком.

– Вы держите в голове вариант с диагональным Егором Клюкой, учитывая, что сам игрок не в восторге от игры в этом амплуа?

– На мой взгляд, неправильно заставлять волейболиста играть на позиции, которая ему некомфортна. Кроме того, Егор, играя на позиции диагонального, получил травму спины, которую потом пришлось долго лечить. Это будет сидеть у него в голове. Конечно, это вариант в случае каких-то форс-мажоров, но только при желании самого игрока. Надеюсь, такой необходимости вообще не будет.

Егор Клюка / фото: Роман Кручинин, zenit-kazan.com

– В какой волейбол будет играть ваш «Зенит»?

– Если раньше российский волейбол считался сугубо силовым, то в последние годы он поменялся под влиянием работы иностранных тренеров и мировых трендов. Просто за счёт физических данных сегодня побеждать невозможно. Франция – олимпийский чемпион и победитель Лиги наций далеко не с самыми мощными игроками. Их защитная система работает. Туомас в «Зените» тоже выстраивал европейскую систему игры, в которой важно дорожить мячом, допускать меньше своих ошибок, хорошо играть в защите и на страховке. Мы продолжим придерживаться этой системы и добавлять что-то своё. Например, мне бы хотелось улучшить наш блок. Здесь у нас есть нереализованный потенциал. Совокупность блока и защиты – очень хороший микст. Плюс, конечно, подача – без неё никуда.

– Весной ходили слухи, что Женя Гребенников вернётся в «Модену». Почему они появились?

– Вы знаете, слухов вообще очень много. Наверное, кому-то это нужно. Что касается Жени, то у него контракт с «Зенитом». Он говорил, что продолжит карьеру в Санкт-Петербурге. Ждём, что он присоединится к нам после чемпионата мира. Пользуясь случаем, поздравляю его с победой в Лиге наций. Он в очередной раз доказал, что лучший либеро в мире.

Женя Гребенников / фото: Роман Кручинин, zenit-kazan.com

– Что будет с российским волейболом в случае изоляции на два-три года?

– Обидно, что нас отключили от соревнований, это неправильно. Не понимаю, в чём виноваты спортсмены. Что касается перспектив, то в течение двух лет мы сохраним уровень, особенно если сильнейшие российские волейболисты останутся дома. Если изоляция затянется на более длительный срок, то стагнация и падение уровня будут неизбежными.

«Наше поколение воспитывалось на других идеалах, был клубный патриотизм»

– Вы, будучи игроком, пережили такой тектонический сдвиг как развал СССР. Как это отразилось на волейболе?

– Помню, мы тогда были во Франции на турнире по пляжному волейболу. Нам предлагали остаться, давали гражданство, но мы чётко знали, что возвращаемся обратно, пусть и в другую страну.

– Вы в составе «Автомобилиста» выиграли первый чемпионат России. На что хватило премиальных?

– Ох, сейчас и не вспомню. Зато запомнились слова Чёрного, сказавшего, что мы вошли в историю. На самом деле первое чемпионство мы выиграли в коротком турнире, который прошёл в марте 1992-го в течение недели. А затем уже был полноценный сезон 1992/93, в котором мы в финале одолели ЦСКА – дома выиграли 3:1 и 3:2, потом в гостях влетели в 0:3 (на самом деле 1:3 – прим. «БО Спорт»), но в четвёртой игре дожали армейцев.

– Почти 30 лет прошло, а вы помните счета матчей!

– Такие матчи запоминаются навсегда. Кроме того, я тогда играл на обезболивающих уколах. Сразу после сезона перенёс операцию, после которой восстанавливался год.

– В 1995 году вы уехали в израильский клуб «Маккаби». Почему?

– Уровень зарплат в России сильно упал, и эта была вынужденная мера. Честно говоря, первый заграничный опыт получился для меня ужасным. В советском волейболе мы привыкли: тренер сказал – мы сделали. А в Тель-Авиве оказался предоставлен сам себе. Никто не следит за твоей формой, при этом ты, как иностранец, должен быть лучшим. Это было психологически непростое перестроение. Плюс незнание языка добавляло проблем. На самом деле для любого игрока первый сезон за рубежом это серьёзный стресс. Мы видим, что и в России удаётся адаптироваться далеко не всем легионерам. Они хороши на родине, а у нас не могут раскрыться.

– Сейчас игроки стали более профессиональными? Скажем, есть те, кто проводит самостоятельные сборы перед командными сборами.

– Может быть. Понимаете, сейчас очень большие контракты и волейболисты понимают, что от их здоровья зависит благосостояние после карьеры. Проведут хороший сезон – получат более выгодный контракт от другого клуба. Наше поколение воспитывались несколько на других идеалах. Ты пришёл в «Автомобилист» – и провёл в нём всю карьеру. Также с ЦСКА. Не было такого количества переходов. Отсюда и клубный патриотизм. Для нас важна была честь клуба. Сейчас иное время. Сегодня игрок в петербургском «Зените», а уже завтра – в казанском. Думаю, мы были не меньшими профессионалами, просто замес был на других дрожжах.

– После Израиля вы поиграли в Венгрии, Финляндии и Польше. Где понравилось больше всего?

– Самые лучшие – три года в «Ястшембски». Это был клуб, построенный на советской системе. Я будто домой попал, мне было легко. Команда была очень дружная, плюс я быстро выучил польский язык и разговаривал практически без акцента. До сих пор общаюсь с некоторыми ребятами. Например, наш капитан Лешек Деевски по сей день работает в «Ястшембски» помощником тренера.

– Как выучили польский?

– Я же родом из Западной Беларуси, до границы с Польшей 25 км. У нас все смотрели польское телевидение. Язык у меня пошёл изнутри. Видимо, я его уже знал, но не говорил из-за отсутствия практики.

– Многие игроки чемпионского «Автомобилиста» – вы, Олег Согрин, Виктор Сидельников, Олег Шатунов, Руслан Жбанков, Руслан Чигрин – стали тренерами. Под влиянием Платонова и Чёрного?

– Не скажу за всех ребят. Я, честно говоря, не собирался быть тренером после карьеры, но предложили попробовать. Не думал, что это выльется в годы работы. Я начал получать удовольствие от волейбола – прямо как во время игровой карьеры. И до сих пор наслаждаюсь тренерской работой. Я пытался уйти из волейбола и рад, что он меня не отпустил.

ДОСЬЕ «БО Спорт»
Андрей ТОЛОЧКО
Главный тренер «Зенита» СПб
Дата рождения: 5 января 1969 года
Место рождения: Волковыск, Беларусь
Карьера игрока: «Автомобилист-2» (Ленинград) – 1984 - 1987; «Динамо» (Ленинград) –  1987 – 1989;  «Автомобилист» – 1989 – 1995; «Маккаби» (Тель-Авив,  Израиль) – 1995/96; «Сегед» (Венгрия) – 1996/97; «Пейкот» (Сало, Финляндия) – 1997 – 1999; «Ястшембски» (Ястшембе-Здруй, Польша) – 1999 - 2002; «Балтика» (Санкт-Петербург) – 2002/03.
Карьера тренера: «Автомобилист» – 2003 - 2009 (старший тренер); «Автомобилист» –2009 – 2012 (главный тренер); «Газпром-Югра» (Сургут) – 2012/13 (главный  тренер); молодежная сборная России – 2013 (старший тренер); «Ленинградка» – 2014/15 (старший тренер); «Зенит» (Санкт-Петербург) – 2017 – 2022 (старший  тренер); с февраля 2022 года – главный тренер «Зенита».
Достижения в качестве игрока: чемпион России (1992, 1993), обладатель Кубка СССР (1989), серебряный призёр чемпионата Венгрии (1997) серебряный  чемпионата Финляндии (1998), бронзовый призёр чемпионата Польши (2001).
Достижения в качестве старшего тренера: серебряный призёр чемпионата России (2018, 2021), серебряный призёр Кубка ЕКВ (2021).

Алмаз Хаиров
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
104
-
читайте также
наверх