комментарии 0 в закладки

«Для меня Билялетдинов – это профессор». Интервью с Александром Завьяловым

Он отдал Казани более 15 лет. 

Александр Завьялов – знаковая личность для казанского спорта. Он провёл за «Ак Барс» 14 сезонов подряд (больше только у Даниса Зарипова), а затем три года работал в тренерском штабе Зинэтулы Билялетдинова. В качестве игрока у Завьялова – чемпионство 1998 года, в качестве тренера – Кубок Гагарина 2018-го. 

Однако теперь Завьялов трудится в «Сибири». Сезон он начинал главным тренером «Витязя», однако после отставки перешёл на работу в Новосибирск. На прошлой неделе тренеру прилетела шайба в лицо – разбились очки и остался большой синяк. Какие процедуры пришлось пройти, за что Завьялов отвечает в «Сибири» и берёт ли какие-то наработки Юрия Моисеева – в интервью «БИЗНЕС Online». 

Фото: hcsibir.ruak-bars.ru / графика: Владимир Чирков, «БИЗНЕС Online»

«С глазом полный порядок» 

– Александр Васильевич, в матче с «Амуром» вам в лицо прилетела шайба. Как сейчас себя чувствуете?

– Честно говоря, на следующий день после прилёта шайбы я чувствовал себя замечательно, находился в рабочем ритме. Врачи сказали, что на третий день нужно сделать компьютерную томографию и посмотреть, не было ли повреждения глаза. Мне провели исследование – результаты хорошие. Офтальмолог тоже отметил, что с глазом полный порядок. 

– Сколько ещё будет синяк?

– Такие вещи никто не может предусмотреть. Синяк – это природа: насколько быстро он будет сходить, зависит от организма самого человека. 

– Будучи игроком, вы получали шайбой в лицо также сильно, как в матче с «Амуром»?

– Тут важно понимать, что все хоккеисты на профессиональном и любительском уровнях получают шайбой в лицо. Это неизбежный процесс – не поможет даже визор. Сейчас все стараются играть клюшками встык: как шайба отскочит – это непредсказуемый процесс. 

– Вы могли пропустить матч с «Ак Барсом» из-за травмы?

– Я должен был лететь в Казань при любых повреждениях. Тот факт, что шайба прилетела мне в лицо, не должен сказываться на моей работе. Может, и было какое-то сотрясение, но есть профессиональная этика, которой следует придерживаться. Если ты в состоянии лететь и выполнять свою работу, то ты должен это делать. 

Александр Завьялов / фото: hcsibir.ru

«Крайним в вопросе снятия очков будет оставаться клуб»

– В декабре вы перешли на должность тренера «Сибири». Какие цели ставит клуб на этот сезон?

– Мы должны выходить на матч и играть правильно, на победу. Если это будет происходить в каждой игре, то всё должно быть хорошо. Но мы можем и проиграть: сразу видно со стороны, отдаётся команда, есть ли жажда борьбы и желание победить. Мы как тренеры настраиваем игроков на каждый матч. 

– Почему последние матчи даются «Сибири» не так просто?

– Против нас играют команды, которые тоже хотят победить. Все нас разбирают, мы разбираем соперника. Каждая команда преследует свою цель: одни хотят быть выше в турнирной таблице, другие борются за выход в Кубок Гагарина. Последний наш матч с «Амуром» из той серии, когда игры идут навылет.  

– С «Нефтехимиком» на этой неделе будет такой же матч?

– Такой матч будет не один, а целых два: один – на выезде, другой – дома. 

– У вас есть уверенность, что команда окажется в плей-офф?

– Без уверенности нельзя работать. Дашь слабину – ребята сразу это почувствуют. Поэтому ты должен быть уверен в себе, а затем эту уверенность передавать игрокам. 

– Ваши обязанности в «Сибири» остались теми же, что и в «Торпедо», «Ак Барсе» и «Витязе»?

– Да, я по-прежнему отвечаю за меньшинство и работу защитников. 

Фото: Сергей Елагин, «БИЗНЕС Online»

– Вы работаете с хоккеистами из неиграющего состава?

– Мы делаем это все вместе, в том числе и с Сергеем Владимировичем Кривокрасовым. Ребята, которые не попали в основной состав, остаются и работают по полной программе. Внимание уделяется всем, независимо от места в составе. Каждый игрок должен знать, что и как происходит на льду. 

– Как лично вы отреагировали на снятие четырёх очков у «Сибири»?

– Все прекрасно понимают, что крайним в таких вопросах будет оставаться клуб. Но думаю, что все должны признать свои ошибки.  

– Когда вы были игроком, то приезжали в Новосибирск в старый дворец. С 2023 года команда переехала на новую арену, вместительность которой более 10 тысяч человек. Как вы чувствуете себя во время матчей?

– Все прекрасно знают, что в Новосибирске очень азартные и громкие болельщики. После исполнения гимна они произносят: «Славься, Сибирь» – это до мурашек. Когда приходит полный дворец, то атмосфера на матче просто отличная. И неважно, как складывается матч: выигрываем, идём вровень или проигрываем.

– Казани нужен такой же дворец?

– Думаю, что Казани такой дворец бы не помешал. В столице Татарстана любят хоккей, здесь многие ходят на матчи «Ак Барса». Было бы неплохо, если бы в Казани построили новую арену. 

«Татнефть Арена» / фото: Сергей Елагин, «БИЗНЕС Online»

«До предложения «Сибири» смирился с той мыслью, что буду готовить себя на следующий сезон» 

– Вы вошли в тренерский штаб «Сибири» не сразу, а только по ходу сезона. Как вы пришли к такому варианту?

– После ухода из «Витязя» я два месяца сидел дома и смотрел хоккей. Многое для себя осознал: что не получилось в Балашихе, что вышло хорошо, что не очень. Когда ты сидишь без работы, то ты просто сжигаешь себя изнутри. Тут последовал звонок со стороны руководства клуба, мы поговорили, после чего я вошёл в тренерский штаб.   

– Быстро согласились принять новую для себя работу?

– Можно сказать, что быстро. 

– Были ли другие предложения?

– Скажу честно – нет. Я даже смирился с той мыслью, что буду готовить себя на следующий сезон. Но тут так получилось, что «Сибирь» оказалась готова взять меня в тренерский штаб.  

– Что для вас предпочтительнее: быть ассистентом в КХЛ или главным в ВХЛ?

– Глубокий и расплывчатый вопрос. Думаю, что каждый тренер стремится стать главным в КХЛ – это приоритет. В этом сезоне мне удалось возглавить «Витязь», я многое проанализировал из того периода, но, что именно, не хочу выносить в прессу. Я благодарен руководству, что они мне дали шанс поработать главным тренером. 

Фото: Сергей Елагин, «БИЗНЕС Online»

Да, пошло не так, как должно было. Не хочу вспоминать то, что было. Рад, что остался в хороших отношениях с руководством, с игроками, но нужно было принимать какое-то решение. Когда ты проигрываешь 12 матчей подряд, то видишь, что что-то идёт не так, что-то не получается. Решил взять весь удар на себя и показать: «Ребят, я не согласен с тем, что происходит в нашей команде». Я должен был это сделать. Просто так приходить и получать зарплату – это неправильно и непрофессионально. 

– Ваш этап в «Витязе», когда вы возглавляли команду, из серии «плохой опыт – это тоже опыт»?

– Полностью согласен. Это хороший профессиональный и жизненный опыт. 

– Посматриваете ли за результатами «Витязя»?

– Не только «Витязя», но и всех команд лиги. Когда ты работаешь тренером, то должен постоянно следить, кто и что делает, какие сейчас тенденции, у кого какая система. Если ты профессионал своего дела, то должен знать каждого игрока лиги, и неважно, молодой он или опытный. 

«У Билялетдинова нет мелочей, ему важно всё»

– В каких отношениях вы остались с Зинэтулой Билялетдиновым после вашего и его уходов из клуба в 2019 году?

– У нас с ним остались хорошие и тёплые отношения. Он мне дал очень многое за те три года, в которые мы вместе работали. Для меня это профессор. У Билялетдинова нет мелочей, ему важно всё. 

Александр Завьялов (слева) и Зинэтула Билялетдинов / фото: Михаил Бормин, «БИЗНЕС Online»

– Вы удивились, когда он после двух с половиной лет вернулся к тренерской деятельности?

– Так сложилось. Ему предложили, он согласился и сначала поднял команду с седьмого места на Востоке на первое, а затем вышел в финал Кубка Гагарина. 

– Когда он вернулся в клуб в декабре 2022 года, то не предлагал ли он вам войти в тренерский штаб «Ак Барса»? 

– Такого разговора не было: на тот момент я работал в «Витязе» помощником у Буцаева. Да и в целом у него были ассистенты, с которыми он дошёл до определённого результата. Зинэтула Хайдярович не будет менять помощников, с которыми он добился успеха. 

– После ухода в 2019 году вы могли вернуться в «Ак Барс»?

– Этот вопрос больше не ко мне, а к руководству «Ак Барса». Оно совместно с главным тренером решает, кого из ассистентов приглашать. 

– После Билялетдинова в «Ак Барс» пришёл Квартальнов. Вы с ним четыре года вместе играли в Казани…

– То, что мы играли вместе – это хорошо, но с тех пор прошло много лет. Мы стали тренерами, к тому же у Дмитрия Вячеславовича есть свой тренерский штаб. У них было своё понимание, они вместе многое прошли. Считаю, что это нормальный рабочий процесс. 

Фото: Сергей Елагин, «БИЗНЕС Online»

«Уходить из дома, где ты востребован, – для чего и зачем?» 

– В Казани вы дважды стали чемпионом: в 1998 году и в 2018-м. Первое – будучи игроком, второе – тренером. Какое из них более ценно?

– Для меня очень ценны оба из них. Между этими победами прошёл большой промежуток времени. Когда я был игроком, то мы за несколько матчей до конца сезона досрочно стали чемпионами. В качестве тренера вспоминаю, как мы забили гол в большинстве и счёт стал 1:0. Как мы выстояли впятером против шести полевых игроков соперника – это дорогого стоит.

– В чём была главная сила чемпионского «Ак Барса» 2018 года?

– В тренере, коллективе единомышленников, хорошем подборе российских игроков и легионеров – всё сложилось воедино. Каждый много и кропотливо работал, это дало результат. 

– Но в следующем сезоне команда вылетела в первом раунде от «Авангарда». Что стало причиной такого поражения?

– Таков мой характер: не люблю вспоминать то, что произошло неудачно. Мы тогда уступили со счётом 0–4, обидно было так вылететь. Есть определённые причины, почему мы так плохо сыграли. 

– С кем из чемпионов 1998 года больше всего общаетесь?

– С Дмитрием Балминым, Ильнуром Гизатуллиным, Рафой Якубовым, Айратом Кадейкиным. Мы все были близки, когда были партнёрами по команде, но жизнь нас разбросала. Но, несмотря на это, мы стараемся поддерживать связь. Например, в мае прошлого года съехались в Казань, провели хороший матч. 

Айрат Кадейкин / фото: Сергей Елагин, «БИЗНЕС Online»

– Какой подход у Моисеева был лично к вам?

– Каким бы ни был тренер, требовательным или нет, только по завершении карьеры ты понимаешь, что он хотел только лучшего. Моисеева можно назвать требовательным специалистом, но пошутить он тоже мог. Хотя ни один тренер не может быть идеален для всех игроков. 

– Вы более 10 лет работаете тренером. Сейчас что-нибудь берёте из наработок Моисеева или времена поменялись?

– Тот хоккей ушёл в прошлое, а времена поменялись. Игра кардинально стала другой: размер площадки, система, скорости – всё изменилось. Раньше было больше времени, чтобы принять решение, сейчас нужно быстрее думать. 

– Вы провели в «Ак Барсе» 14 сезонов подряд. Могли ли в какой-то момент уйти?

– Уходить из дома, где ты востребован, – для чего и зачем? Если я нужен был клубу, то какой смысл был уходить? Команда была хорошей, я был доволен условиями. В 2004-м, когда я уходил из «Ак Барса», то руководство, скорее всего, хотело большего результата. Возможно, они думали, что без меня команда сыграет лучше. Это спортивная жизнь: рано или поздно хорошее всегда заканчивается. 

– То есть вы ушли из «Ак Барса» не по своему желанию? 

– Мне не стали предлагать контракт, а тут на меня вышел Борис Петрович Михайлов, который был главным тренером в СКА. Им нужен был опытный игрок – я уехал на два года в Санкт-Петербург. 

Фото: Сергей Елагин, «БИЗНЕС Online»

– Хотели остаться в Казани?

– У меня здесь семья, дети. Вернусь к словам: «Зачем уходить из клуба, в котором ты всем доволен?»

– Хотели бы снова вернуться в «Ак Барс» по ходу тренерской карьеры?

– Не люблю загадывать – время всё рассудит. Появится предложение – с удовольствием рассмотрю. Но у меня есть сегодняшний день: я работаю в «Сибири» и хочу выполнить своё дело до конца и честно. 

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Александр ЗАВЬЯЛОВ
Амплуа: защитник
Дата рождения: 28 октября 1969 года
Место рождения: Овсянка
Карьера игрока: «Итиль» (бывший «Ак Барс» – ред., Казань) – 1991–1995; «Ак Барс» (Казань) – 2004; СКА (Санкт-Петербург) – 2004–2006; «Торпедо» (Нижний Новгород) – 2006–2008; «Югра» (Ханты-Мансийск) – 2008/2009; «Дмитров» – 2008/09; «Ариада-Акпарс» (Волжск) – 2009– 2011
Карьера тренера: «Ариада-Акпарс» (Волжск) – 2011/12; «Торпедо» (Нижний Новгород) – 2012–2016; «Ак Барс» (Казань) – 2016–2019; «Трактор» (Челябинск) – 2019/20; «Нефтехимик» (Нижнекамск) – 2020/21; «Амур» (Хабаровск) – 2021/22; «Витязь» (Балашиха) – 2022–2023; «Сибирь» (Новосибирск) – 2023–н.в
Достижения игрока: чемпион России (1998), серебряный призёр чемпионата России (2000, 2002), бронзовый призёр чемпионата России (2004)
Достижения тренера: Кубок Гагарина (2018)

Тимур Хуснутдинов
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
58
-
читайте также
наверх