комментарии 0 в закладки

«Китай сейчас захватывает шахматный мир». Казанский гроссмейстер – об Играх БРИКС и нейтральном флаге

Большой разговор с Владиславом Артемьевым.

Совсем недавно казанец Владислав Артемьев в очередной раз доказал свой уровень одного из сильнейших российских шахматистов. На домашних Играх БРИКС на счету гроссмейстера три «золота» и одно «серебро» – лучший результат среди всех татарстанских спортсменов. Совсем скоро Артемьев сыграет на престижном московском турнире, а в этом году ещё слетает на несколько международных стартов. 

В интервью «БИЗНЕС Online» Владислав подвёл итоги Игр БРИКС, высказался о нейтральном статусе российских спортсменов и поделился впечатлениями о проживании в Казани. 

Фото: bricskazan2024.games

«В текущей обстановке уже хорошо, что Игры БРИКС состоялись» 

–  Владислав, у России в шахматах шесть золотых медалей на Играх БРИКС, а лично у вас – три «золота» и «серебро». Довольны результатом?

– В общем и целом я доволен итогами. Конечно, лично я мог сыграть ещё лучше, но не всегда удаётся достичь максимума. Считаю, что результат оптимален.

– Есть ли моменты, которыми вы своей игрой остались недовольны?

– Всегда есть то, что можно улучшить. Например, в третий день были командные матчи в быстрых шахматах. Если быть откровенным, то я играл не очень хорошо. Например, проиграл партию китайскому спортсмену, а против их сборной у нас главное противостояние. Ещё я сыграл вничью с представителем Таджикистана, это тоже не лучший результат. Зато в последний день соревнований я выиграл все партии, что меня только порадовало. 

– Какие страны составили вам наибольшую конкуренцию?

– Конечно, это Китай, его представителей бы выделил в первую очередь. Они прислали где-то третий состав, но и он оказался очень конкурентен. Хорошо проявили себя сборные Индии и Узбекистана. Стоит отметить и Беларусь: нельзя сказать, что они привезли звёздную команду, но за них играл 18-летний Максим Царук – очень перспективный шахматист, который здорово проявил себя. Думаю, что у него хорошее будущее. 

В целом приятно, что на турнир приехали сборные Венесуэлы, африканские команды. Там шахматы развиты намного слабее, чем в России или Узбекистане – странах, где сложились шахматные традиции. Приятно, что шахматы доступны многим странам. 

Владислав Артемьев (слева) и Максим Царук / фото: bricskazan2024.games

– У вас возникали проблемы с мотивацией в матчах с представителями Уганды, Танзании и других экзотических стран?

– Когда я играл за команду, то старался максимально сфокусироваться на игре – тут другой груз ответственности. Но даже в личном зачёте я находил мотивацию на партии против спортсменов из не самых шахматных стран. Конечно, когда играешь с представителями шахматных стран, то понимаешь, что сопротивление будет выше. 

– По ходу турнира вы говорили, что чувствуете конкуренцию со стороны соперников. Но эти слова оказались применимы не для всех видов спорта. Видели ли новости, как в других дисциплинах достаточно было заявиться, чтобы получить медаль?

– Не могу сказать, что я пристально следил за выступлением других спортсменов: я был занят своей подготовкой. Но мне попадались новости, да. В некоторой степени это забавно, в некоторой – грустно. Жаль тех спортсменов, которые участвовали. Они готовились, кто-то это делал очень серьёзно, а конкуренции на турнире они не увидели. Но что поделать? В текущей обстановке уже хорошо, что Игры БРИКС состоялись. Думаю, что они прошли с успехом и у них хорошее будущее. 

– Как отзывались об Играх БРИКС ваши партнёры по сборной России?

– Ребята довольны, что соревнования состоялись. Нам приятно снова почувствовать себя командой, услышать российский гимн. Чувствовался ажиотаж по этому поводу, все довольны. Хотел бы поблагодарить организаторов за проведение соревнований. Я как житель Казани чувствовал, что город готовился. Он, кстати, с каждым годом становится всё лучше и лучше. 

Фото: bricskazan2024.games

«Мне кажется, ещё пять-семь лет и классика сойдёт на нет» 

– Когда вы для себя решили, что будете участвовать на Играх БРИКС?

– Помню, как мне поступило предложение сыграть на Играх БРИКС, и я с оптимизмом принял его на следующий день. Но я ещё где-то за полгода до старта турнира понимал, что в июне в Казани пройдут большие соревнования, где одной из дисциплин будут шахматы. 

– Параллельно с Играми БРИКС проходили другие шахматные турниры. Не думали ли сыграть на них, а не на домашнем турнире?

– В начале года я планировал свой график выступлений. У меня были мысли на лето, тогда я знал, что в Ереване проходит турнир. Я думал там сыграть, но он накладывался на Игры БРИКС, поэтому я не принял предложение. 

– Следующие Игры БРИКС пройдут в Бразилии. Нет ли мыслей сыграть и там?

– Если меня пригласят, то, скорее всего, приму приглашение и съезжу в Бразилию. Думаю, у Игр БРИКС хороший потенциал, а блок стран БРИКС, возможно, в дальнейшем будет только расширяться. К тому же Бразилия – это экзотическая страна, которую хочется посмотреть. Ещё не будет проблем с визой, а это важно в современном мире. 

Бразильский шахматист Кунья Лукас Агилар / фото: bricskazan2024.games

– На Играх БРИКС вы играли в блиц и рапид (быстрые шахматы), но не было классики. Из трёх разновидностей шахмат чему вы больше симпатизируете?

– Больше всего по душе мне блиц. На мой взгляд, это самый динамичный вид шахмат. Но в последние годы всё равно классика наиболее популярна. Она сохраняет лидерство среди всех разновидностей. Хотя сейчас сильно вырос уровень дебютной подготовки, шахматные «движки» стали сильнее. Когда у тебя много времени на часах, то класс игры нивелируется. Во многом поэтому мне больше нравятся рапид и блиц. Я бы сказал, что это более спортивный вид шахмат. 

– Классика не очень удобна для телевидения. Можно ли сказать, что за блицем и рапидом будущее? 

– В этом плане я соглашусь. Но функционеры стараются сохранить классические шахматы, потому что это дань истории. Именно в классику играли Карпов и другие легенды, а это очень важно. Но я не думаю, что если мы будем двигаться в сторону блица и быстрых шахмат, то история утратится. Просто появится новая история, а мы будем идти в ногу со временем. Думаю, что настал момент для перемен в шахматах: с годами контроль времени будет сокращаться, притом эта тенденция есть и сейчас. Мне кажется, ещё лет пять-семь, и классика сойдёт на нет. Но это моё мнение. 

– Фактор удачи в блице и рапиде выше, чем в классике?

– В блице и рапиде риск ошибки выше, так как времени на часах меньше, а обстановка более накалённая. Нельзя выдохнуть, попить чай, перекусить. Когда ты играешь в классику, то можешь прогуляться по залу. А настоящий спорт заложен в блице и рапиде. Смотришь на часы, секунд остаётся мало – нервы на пределе. 

«Когда я был молодым шахматистом, то бывало, что уходил в минус» 

– На какой турнир вы поедете после Игр БРИКС?

– Он будет совсем скоро. Вчера я улетел в Москву, где буду играть на турнире «Шахматные звёзды». Там будет хороший подбор игроков – Сергей Карякин, Теймур Раджабов, Евгений Томашевский, даже девушки будут играть вместе с мужчинами. 

Сергей Карякин / фото: Алексей Белкин, «БИЗНЕС Online»

– А что касается международных турниров?

– В июле я планирую лететь в Турцию, где будет проходить турецкая лига – по сути, аналог командного чемпионата России. Там будут классические шахматы, сыграю в них. В августе планирую съездить в Барнаул на чемпионат России. Что касается международных турниров, то есть планы слетать ещё в одну страну, но там нужно делать визу. 

– Как вы выбираете турниры, на которые поедете?

– Стараюсь понять, насколько мне это интересно. Если у меня интерес есть, то я стараюсь сделать всё, чтобы туда съездить. Есть соревнования, которые у меня в приоритете: командный чемпионат России, суперфинал чемпионата России. Что касается коммерческих турниров, то сам как-то выбираю. 

– Вам важен фактор призовых?

– Достаточно важен, но меня сейчас и так всё устраивает. Если мне интересно какое-то событие, где ниже призовые, то могу съездить и туда. 

– Бывало, что уходили в минус?

– В последнее время очень редко, в основном играю в плюс. Но когда я был молодым шахматистом, то бывало, что уходил в минус. В тот момент наиболее важен был прогресс. 

– Насколько сейчас сложно сделать визу?

– Я много раз делал английскую визу. Не могу сказать, что что-то кардинально изменилось после недавних событий: всё также нужно съездить в Москву, но только сроки рассмотрения немного увеличились. В наши дни менее доступна американская виза. Раньше в Москве было посольство США, но сейчас оно закрыто. Поэтому приходится этим заниматься через третьи страны.

– Прошло больше года с момента перехода федерации шахмат России из Европы в Азию. Ощутили ли это и изменилось ли что-то?

– Лично для себя не вижу большой разницы. Я и так играю там, где мне нравится. Недавно появилась новость, что суперфинал чемпионата России станет отбором на Кубок мира по шахматам: занявшие первые пять мест получат путевки на международный турнир. Кстати, наша федерация получила статус отдельной зоны, что тоже важно. 

Если говорить в целом, то я считаю это решение верным. Нельзя сидеть сложа руки, век спортсмена очень короток. Да, у нас есть хорошие турниры в Европе, не стоит с концами разрывать отношения с ними. 

«Китай сейчас захватывает шахматный мир»

– В апреле прошёл турнир претендентов. Следили?

– Да, я следил, притом очень внимательно.

– Удивились, что победителем стал 17-летний Гукеш Доммаруджу?

– Шахматный мир воспринял этот результат с некоторым удивлением, хотя Гукеш – известный шахматист. Впервые я с ним играл в 2019 году, когда он был совсем юным: ему на тот момент было 12–13 лет. Не могу назвать победу Гукеша сенсацией, но это как минимум сюрприз. Достичь такого результата в таком возрасте – это многого стоит.

При этом Каруана мог рассчитывать на то, чтобы поделить первое место. В последней партии у него была абсолютно выигрышная позиция против Яна Непомнящего, ему оставались один-два точных хода – победа у него в кармане. Но Каруана упустил верную победу, а Ян выкрутился.

Гукеш Доммаруджу / фото: Piotr Kucza, globallookpress.com

– Когда вы сами были в юном возрасте, то гроссмейстером становились в 16–17 лет, а сейчас многие получают статус в 12. В чём причина столь резкого снижения возраста?

– Это актуальный вопрос для наших времён. Многие юниоры, а также их окружение искусственно стараются получить статус гроссмейстера как можно раньше. Видимо, это важно для работы со спонсорами, кто-то попадает в Книгу рекордов Гиннесса. Да, возраст снизился, но статус гроссмейстера сейчас не означает, что ты сильный шахматист. Например, я стал гроссмейстером в 16 лет, хотя при большом желании мог сделать это раньше года на полтора. Но у меня такой цели не было, да и в моё время не было гонки за званием. 

– Всего во второй раз в истории шахмат в финале сойдутся два представителя из Азии. В последний раз такое было в 2012-м, когда играли индиец Вишванатан Ананд и израильтянин Борис Гельфанд. Азиатская школа шахмат сейчас ведущая в мире?

– Отчасти с этим можно согласиться, но не на 100 процентов. В Европе есть сильные шахматисты, но в Азии их намного больше. В финале чемпионата мира сыграют два представителя Азии – это уже говорит о многом. Не стоит забывать, что в женском финале сойдутся две шахматистки из Китая – эта страна сейчас захватывает крупнейшие шахматные турниры. В Индии шахматный бум, сейчас из той страны выходит много талантливой молодёжи. 

– Если бы Карлсен участвовал в турнире претендентов, то расклад сил изменился бы?

– Конечно расклад сил поменялся бы: Карлсен стал бы фаворитом. Но я заранее понимал, что он не стал бы играть: зачем отказываться от титула, если через полгода ты будешь отбираться? Может, он в будущем так сделает, но тут нужна мотивация.

– Почему у Карлсена сейчас нет мотивации?

– Он себе и всем уже всё доказал. Магнус не хочет проводить большую работу перед классическими турнирами, ему нравятся быстрые шахматы и блиц. Там меньше готовишься к турниру и больше отдыхаешь. Похоже, что ему нравится образ жизни, когда у тебя больше свободного времени. 

Магнус Карслен / фото: Johanna Lundberg, globallookpress.com

– Динь Лижэнь стал чемпионом мира, а после пропал из шахматного мира и несколько месяцев нигде не играл. Долго ли после этого приходится набирать форму?

– В шахматах считается, что лучше всего выступать по принципу «месяц играешь – месяц отдыхаешь». Кто-то играет каждый месяц, кто-то имеет другой подход. Понятное дело, что для поддержания формы нужна практика, а объём турниров у всех разный: кто-то быстрее восстанавливается, кто-то – медленнее. Но по-любому нужно играть. Думаю, что Динь Лижэнь сейчас не в лучшей форме. Недавно он играл в Норвегии, где занял последнее место. Для его статуса это не очень правильно. Но я надеюсь, что он вернётся в прежнюю форму. 

«Не хочу играть под флагом ФИДЕ, но что поделать?» 

– Во всех ключевых турнирах ФИДЕ российским спортсменам приходится играть под нейтральным флагом. Как лично вы к этому относитесь?

– Мне приходилось играть на чемпионатах мира по быстрым шахматам и блицу. Там на время игр тебе ставят флаг ФИДЕ, но, к счастью, не нужно делать полноценный переход. Когда всё это началось, то я не планировал переходить под флаг ФИДЕ, не хочу делать это и сейчас. Мне это не нравится, но что поделать? В современном мире есть куда более неприятные вещи, чем игра под флагом ФИДЕ. Надеюсь, что в обозримом будущем всё вернётся на свои места и россияне смогут играть под своим флагом. 

– Нечто похожее сейчас происходит в олимпийских дисциплинах. Некоторых российских спортсменов допустили до Олимпиады, но только под нейтральным флагом. Для них назрел вопрос, ехать или нет. Будь шахматы олимпийским спортом, как бы поступили вы?

– Очень сложный вопрос. В олимпийских видах спорта есть многоступенчатая система подготовки. Каждый спортсмен готовится к главному старту жизни, который проходит раз в четыре года. У многих в жизни бывает лишь одна Олимпиада, у кого-то – две, максимум – три. Наших спортсменов искренне жаль, что перед ними назрел столь сложный вопрос. Думаю, эта неопределённость сильно давит на них, но я надеюсь, что у них будет всё хорошо. Мы всё равно знаем, что они из России.

Если возвращаться ко мне, то моё решение зависело бы от ряда факторов. Что нужно сделать, чтобы получить нейтральный флаг? Одно дело – тебе его просто дают на время Олимпиады, и всё. Другое – нужно что-то подписать, пойти на какие-то уступки. В случае с первым вариантом можно было бы поехать, со вторым – нет. 

Фото: bricskazan2024.games

– В последние два-три года из России хлынул большой поток шахматистов, которые начали представлять другие страны. Как их удержать?

– Да, ситуация была тяжёлой и неприятной, но этот отток остановился. Те, кто хотели перейти, уже это сделали. Думаю, что переходы если будут случаться, то крайне редко. Жаль, что много сильных шахматистов из нашей страны уехали представлять другие страны. Но что поделать? Отчаиваться не нужно, в нашей стране богатая шахматная история. Нужно поддерживать молодых и перспективных ребят, они точно есть. Надеюсь, что шахматная Россия сможет компенсировать потери, правда, для этого нужно время. 

– Вы продолжаете общение с россиянами, которые перешли в другие страны?

– У меня прекрасное общение с шахматном мире, ни с кем не было конфликтов. Поэтому стараюсь держать рабочие отношения со всеми, в том числе с ребятами, перешедшими в другие страны. Моё отношение к ним не изменилось, спокойно принял их решение. 

«Когда буду играть на турнире претендентов? Главное, чтобы это произошло» 

– Есть ли у вас тренер?

– Это несколько конфиденциальный вопрос. У меня есть человек, с которым я время от времени работаю. С ним могу посоветоваться. 

Фото: Андрей Титов, «БИЗНЕС Online»

– В современном шахматном мире нужен ли игроку тренер?

– Всё индивидуально. На высоком уровне нужен секундант. Сейчас подготовка и упростилась, и усложнилась. Объёма информации стало больше, сказываются шахматные «движки». Конечно, можно и самостоятельно достигать успехов, но это сложнее. 

– С массовым распространением «движков» шахматы развиваются? Или всё, что просчитать можно было, уже давно просчитано?

– Программы сейчас играют сильнее людей, такая ситуация наблюдается в мире уже много лет. В использовании «движков» есть и плюсы. Уровень сопротивляемости сильно вырос. Лет 10 назад, когда ты играл с кандидатом в мастера спорта, ты спокойно у него выигрывал. Сейчас таких побед почти нет. Если у вас большая разница в классе, то не факт, что ты спокойно победишь. Твой соперник за счёт работы с компьютером может хорошо подготовиться, изучить многие позиции, методы защиты. 

– Когда мы увидим вас на турнире претендентов?

– Самое главное, чтобы это когда-нибудь произошло. Объективно это долгий путь. Сначала нужно отобраться на Кубок мира, если там я хорошо выступлю, то появится возможность сыграть на турнире претендентов. Сейчас в шахматах высокая конкуренция, поэтому нужно отдавать всего себя. Я постараюсь хорошо подготовиться к важным соревнованиям. Шансы у меня точно есть. 

Фото: Сергей Елагин, «БИЗНЕС Online»

«Надеюсь, что Овечкин превзойдёт рекорд Гретцки» 

– С 2018 года вы проживаете в Казани. Всё ли вас устраивает в городе?

– Казань – это потрясающий город, один из самых развитых в России по инфраструктуре и предоставляемым возможностям. К тому же это спортивный город с большим количеством соответствующих объектов. Нравится, что Казань – многонациональный город, где развиваются много культур. Здесь отлично налажен транспорт, есть хорошая кухня – это важный момент для туристов. Видно, что в облик города вкладывают много средств. 

– Вы уроженец Омска. Часто там бываете?

– К сожалению, давно там не был, но надеюсь, как-то приехать на малую родину. Я там вырос, Сибирь – это моё родное место. Там я рос как шахматист, в городе до сих проживают мои знакомые. Сибиряки – это душевные, гостеприимные и открытые люди. 

– Занимаетесь ли другим видом спортом, помимо шахмат?

– Мне нравится плавание и у меня есть абонемент в фитнес-центр, куда я хожу время от времени. Также люблю большой и настольный теннис, бывает, что могу поиграть и в них. Также мне интересен футбол, правда, давно в него не играл. Никогда не ощущал себя футбольным болельщиком, но все главные матчи сборной России я смотрел. Например, в 2018 году – игру против Испании, за той встречей, наверное, следила вся страна. В плане зрительского интереса смотрю новости из мира бокса, смешанных единоборств. Также мне нравится Овечкин. Желаю ему удачи, надеюсь, что он превзойдёт рекорд Гретцки. 

Александр Овечкин / фото: Сергей Елагин, «БИЗНЕС Online»

– Вы воспитываете двух дочерей. Как изменилась ваша жизнь после того, как вы стали отцом?

– Стать отцом – большое событие в моей жизни, это определённая ответственность. После рождения дочерей мы вместе с супругой были очень счастливы. Семья – это основа, базовая ценность. Естественно, стало меньше свободного времени, но это ни в коем случае не минус. Эмоции, которые ощущаешь при воспитании детей, порой перевешивают некоторое отсутствие свободного времени. 

– Ваша супруга Ольга тоже именитая шахматистка. Пойдут ли дочки по родительским стопам?

– Мы уже предприняли попытку обучить старшую дочку базовым вещам в шахматах. Она может расставить фигуры и просчитать варианты на один-два хода. Посмотрим, если будет интерес с её стороны, то почему бы не отдать её в шахматы? Для общего развития это будет полезно. Но мы будем следить за тем, что нравится детям. Куда лучше заниматься тем, что нравится сердцу, тогда всё получится.

– Вы смотрите шахматные фильмы?

– Когда я был ребёнком, то смотрел «Белый снег России». Это старый фильм, посвящённый Александру Алёхину, его жизни и матчу с Хосе Раулем Капабланкой. Смотрел ещё один советский фильм о шахматах – «Гроссмейстеры». Из новых мне понравился «Жертвуя пешкой». Роберта Фишера в нём сыграл Тоби Магуайр, известный по роли Человека-паука. Ещё был нашумевший фильм «Чемпион мира», посмотрел его со всей семьёй в кинотеатре.

Тимур Хуснутдинов
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
26
-
читайте также
наверх