комментарии 1 в закладки

Дмитрий Дудкин: «За двадцать лет в «Синтезе» помню лишь одну задержку зарплаты»

В Волгограде стартовал чемпионат России по водному поло. Казанский «Синтез» открыл турнир крупной победой над земляками — студентами из «Академии» (16:2). Незадолго до начала сезона корреспондент «БИЗНЕС Online» встретится с Дмитрием Дудкиным — вратарем, который на протяжении всей своей 22-летней спортивной карьеры защищал ворота «Синтеза». Дудкин поделился секретом как ему удалось два десятка лет отыграть в одном коллективе, вспомнил победы казанцев в чемпионате России и еврокубке, а также рассказал, как проявлял себя в водном поло будущий министр спорта Татарстана Владимир Леонов.

«В МОЕМ ДЕТСТВЕ БАССЕЙН „ОРГСИНТЕЗА“ БЫЛ ЕДИНСТВЕННЫМ „ПОЛТИННИКОМ“ В КАЗАНИ»

— Дмитрий, какова сейчас ваша роль в команде?

— Я тренируюсь, попал в заявку клуба на сезон, но на данный момент я больше занят подготовкой вратарей. Их у нас сейчас трое: к воспитанникам клуба Анвару Галимзянову и Рудольфу Кошкарову присоединился голкипер сборной России Виктор Иванов. (Иванов в прошлом сезоне был вторым голкипером в волгоградском «Спартаке-Лукойл». — Прим. авт.)

— Тем не менее, вы провели 22 года в одном клубе, а это спортивная карьера достойна уважения. Как она начиналась?

— Благодаря детскому тренеру Петру Романову. Петр Николаевич тогда завершил свою игровую карьеру в «Синтезе» и ходил по школам, набирал своих первых учеников. Из моего класса к Романову пришло еще три человека, помимо меня, а, в целом, в группе тренировалось около 30 человек. Но попал в команду и сделал профессиональную карьеру, в итоге, я один.

— А что вас удержало в водном поло? Жили поблизости?

— Если бы. Жили мы тогда в Кировском районе Казани, там же я и учился в школе и ездил на тренировки на третьем троллейбусе. Либо «вкругоря» ездил на четвертом и десятом троллейбусах. Достаточно далеко было ездить и много времени тратилось на дорогу. Было это в 80-е годы…

— Самый расцвет такого криминального явления, которое получило название «казанский феномен». Вы, будучи ребенком, наверное, его не ощутили.

— Как не ощутил? Все было, но занятия спортом мне позволяли не сталкиваться с группировками вплотную. В то время, когда другие «мотались» по улице мы тренировались. Причем, времени же реально не было. У нас первая тренировка начиналась в шесть утра, потому, что «воды» реально не хватало. Бассейн «Оргсинтез» был единственным в Казани, где были дорожки на 50 метров, и можно было тренироваться в водное поло. А плюс там были пловцы, плюс платные группы… Приходилось выкручиваться. Вот мы и занимались до уроков в школе, потом вторая тренировка, после уроков.

«ЛЕОНОВ ВСЕГДА «С ГОЛОВОЙ ДРУЖИЛ»

— Ватерполиста Владимира Леонова знаете?

- Конечно, знаю. Он играл подвижного нападающего в группе 1977 года рождения в группе Игоря Крюкова, ныне директора «Синтеза». Мы даже привлекались с Леоновым на один из сборов основной команды «Синтеза», но он, со временем, выбрал учебу. Впрочем, не «срослось» там у всей группы, она была такая, скажем так, хулиганская. Леонов, пожалуй, один из немногих, кто сейчас на виду, он всегда «с головой дружил».

- Удивительно, что у вас было 30 мальчишек в одной группе. Олимпийский чемпион Георгий Мшвениерадзе рассказал, что сейчас в Москве в один набор пришли два мальчика, хотя тренер обошел десять школ, находящихся по соседству.

- Ничего удивительного. В наше время не было интернета, компьютеров, планшетов, сотовых телефонов. Вот дети и занимались спортом. Я так говорю потому, что вскоре к тренировкам подтянул еще и младшего брата Серегу. Правда, он на три года младше меня и мы тренировались в разных группах. Отмечу, что братишка у меня был настоящим фанатиком, ему каждая тренировка была в радость. А мне тяжеловато было вставать спозаранку и бывало, что пропускал утренние тренировки, не успевая встать с утра. Может, меня бы и выгнали в итоге, но выручало то, что вратарь обязательно был нужен команде, а я как-то сразу выбрал место в «раме».

- В детском хоккее и футболе, где стремятся в нападении, в ворота ставят либо толстых, либо высоких, либо самых неуклюжих.

В водном поло тоже есть свои версии по этому поводу. Игровая версия — в ворота ставят тех, кто ничего не умеет и, прежде всего, плавать. Вратарская версия — что в ворота ставят самых лучших и достойных. Мне она больше нравится. Хотя сам я как-то сразу определил себе место в воротах, просто потому, что понравилось это амплуа. Хотя и рост помог, я был самым высоким в нашей группе.

— Амплуа вратаря в водном поло отличается от других игровых видов спорта тем, что там приходится работать не меньше, чем полевым игрокам. Если во многих игровых видах спорта люди могут просто стоять вворотах, то в водном поло необходимо держаться на воде.

- Я тоже мог чувствовать себя не в своей тарелке, особенно это чувство приходило после отпуска. К примеру, поле чемпионского сезона 2007 года мы так славно и долго отдыхали, что на первый сбор я явился со 117 килограммами. Тогда я три недели сборов в ворота вообще не вставал, приводил себя в форму, качался в тренажерке, плавал вместе со всей командой. В итоге… прибавил еще один килограмм.

«В 17 ЛЕТ ТЯЖЕЛО БЫЛО ПОКРИКИВАТЬ НА ПАРТНЕРОВ»

- Ну, это обычное явление, связанное с тем, что выросли мышцы, а жировая масса не успела сойти.

- Да. Потом я скинул с десяток килограмм жира, вошел в привычное состояние и снова появилась привычная легкость. Но, я скажу, что и со 115 килограммами можно уверенно чувствовать себя на площадке. К примеру, мой ровесник Денис Шефик, бывший вратарь сборной Сербии, до сих пор играет на высоком уровне в сербской «Црвене Звезде». Но там отличие в том, что его вес состоит не из жировой массы. Там просто огромный «кусок мяса».

- Как вы дебютировали во взрослом водном поло?

- К тренировкам с основой меня тогдашний наставник Валерий Лелюх начал подтягивать еще в 16 лет. Тогда основным голкипером был Арчил Чавчанидзе из Грузии. На следующий год он закончил со спортом, ушел еще Александр Романов. И в итоге я стал единственным голкипером мужской команды, хотя на тот момент мне едва исполнилось 17. Команда омолодилась, завершили спортивные карьеры Ильхам Насибуллин (ныне замминистра МЧС РТ - Прим. авт.), Рустам Юмаев (который был главным тренером «Синтеза» - Прим. авт.). Мне было несколько непривычно, то что возникла необходимость покрикивать на куда более взрослых партнеров по команде. А руководить обороной надо, вратарь должен быть «с голосом». Поначалу я не мог себя пересилить. При этом, даже после развала СССР, уровень водного поло в стране оставался очень приличным. Московские «Динамо» и ЦСК ВМФ, МГУ, «Москвич», «Торпедо», волгоградский «Спартак» были в полном порядке и мы заняли то ли шестое, то ли седьмое место, вслед за ними. И это сделать было очень непросто. И здесь я благодарен нашему тогдашнему тренеру Алексею Черных. Алексей Викторович начал дополнительно со мной заниматься, несмотря на то, что сам никогда не был голкипером. Но ему было интересно осваивать премудрости вратарского дела, и помогать мне расти, как спортсмену.

— Из моих воспоминаний о начале 90-х остался момент, когда я в Москве пошел на хоккей. Стоял декабрь и, выйдя из метро, я пошел вместе с огромной толпой в сторону «Лужников». Очень переживал, что мне не достанется билет на хоккей. Но на хоккей, в итоге я пришел… один. А все остальные, оказывается, шли на лужниковский рынок. Интерес к спорту тогда был нулевой. А как обстояло дело с водным поло?

— Мне казалось, что у нас было наоборот. Тогда же, повторюсь, не было интернета, компьютеров, сотовых, и людям, чтобы что-то увидеть и узнать, надо было самим ходить и смотреть. Вот у нас и были тогда практически постоянно заполненные трибуны бассейна на матчах. Ходили даже, наверное, больше, чем сейчас. Зрелищ же в Казани было мало. А ветераны водного поло, дети из спортшколы, их друзья, родители, близкие, все хотели посмотреть, как играет основная команда? В Москве был очень серьезный интерес к водному поло, сколько команд тогда представляло столицу в высшей лиге. Они, помимо чемпионата России, еще и отдельно чемпионат Москвы проводили. Сейчас там ни интереса нет, ни клубов почти не осталось, помимо «Динамо».

«ПРИГЛАШАЛИ В МГУ, И В ГЕРМАНИЮ. НО Я ОСТАЛСЯ В РОДНОМ ГОРОДЕ»

— «Синтез» вошел в историю татарстанского спорта, как первый участник еврокубковых турниров. В 1996 году команда дебютировала в ЛЕН Трофи. Это как-то выделяло вас среди остальных казанских игровых команд?

— Нет, если бы мы выигрывали эти еврокубки, то другое дело. Долгое время команда существовала только, как подразделение завода «Оргсинтез», которое отвечало за досуг заводчан. Завоевание медалей при том уровне конкуренции в чемпионате России было нереальной задачей. Участие в еврокубках давало нам возможность чаще ездить за границу, что в то время было большой редкостью. Хотя завидовать нам из-за этих поездок особенно не приходилось. Помню, ездили в Котор, эдакую Мекку черногорского, а ранее югославского водного поло. Ну и что? Играли в мрачном, темном бассейне, с очень холодной водой. Полевым игрокам, которые постоянно в движении, можно было там освоиться, а вратари чувствовали себя, как «моржи». Кстати, по условиям в Которе так ничего за эти 20 лет не изменилось.

Тогда у нас была команда, практически полностью из воспитанников своей детско-юношеской школы. Со временем в команде начали появляться игроки со стороны. Вернулся в Казань Игорь Горбач, казанский воспитанник, ставший игроком сборной Украины, пришел Дмитрий Ушаков из московского «Динамо». Они, я считаю, внесли тогда большой вклад в развитие нашей команды. Своим отношением к делу, к тренировочному процессу.

— Как вратарь вы ощущали, что играете с более мастеровитыми партнерами?

— Конечно. На тренировках было очень непросто. У Горбача очень маленькая рука, он делал короткий замах, и резко бросал, почти всегда попадал в девятку, зато Ушаков бросал «от всей души», с огромным замахом.

— Не было предложений об уходе из «Синтеза»?

— Были, что скрывать. Звали в МГУ, когда команда была на виду. Я не перешел, а спустя год там команду закрыли. Приглашали в Германию. Мы каждый год ездили в Брауншвейг, город-побратим Казани. Там с местной командой работал Олег Коновалов и он приглашал меня в свою команду. Но в Германии водное поло любительского уровня, там только лучшая команда «Шпандау» из Западного Берлина представляла своим игрокам профессиональный статус. Почему я не уходил? Да, много было факторов. Вот вы вспоминали о тяжелых временах в 90-е годы, а мы их как-то не ощущали. Благодаря заводу у нас была приличная зарплата, которую выплачивали в срок, что важно. Помню, родителям задерживали зарплату, а мне в 19−20 лет платили исправно и я мог помогать семье. За все время игры в «Синтезе», нам всего лишь однажды задержали зарплату и то не на критический срок.

КАК ВРАТАРЬ ИГРАЛ БЕЗ ИНН

— Наивысший результат «Синтез» показал в 2007 году, когда выиграл чемпионат России и завоевал Кубок ЛЕН Трофи. Только вы к этим победам пришли в ранге второго голкипера, сидя за спиной Николая Максимова. Хотя уже перешагнули тогда 30-летний возраст.

— Знаете, я не ощущал, что являюсь вторым. Тут важно и то, что второй голкипер постоянно задействован в тренировочном процессе и я не давал себе слабинку, и то, что у нас сложились хорошие отношения с Максимовым. Работая с ним, я многому учился, очень хорошо с ним общались.

— Когда Максимов играл в «Синтезе», то представлял собой проблему в том, что никак не хотел получать ИНН, где на конце стоят цифры 666, знак дьявола. Все дело в том, что Максимов — очень верующий человек. Это ощущалось при близком общении с ним?

— Это известная история. Но что сказать? Каждый человек имеет право на свои убеждения. Но в общении с Максимовым не было такого, чтобы он проповедовал свои убеждения на остальных, хотя мы с ним общались часто и на разные темы.

— Как у вас складывались отношения со сборной?

— Можно сказать, что никак. Поначалу в сборной выступали воспитанники московской школы, тот же Максимов, потом Дмитрий Дугин. Потом настала пора голкиперов из Волгограда. Что касается меня, то я играл на Универсиаде 2003 года. Состав у нас был очень приличный (Александр Аксенов, Владимир Басик, Дмитрий Иришичев, Евгений Финаев, Юрий Яцев — Прим. авт.), тренировал Вячеслав Собченко, но заняли мы всего 11 место из 16 команд. Хотя в то время на Универсиады особо не обращали внимания. Тогда еще и такого бума, как с казанской Универсиадой не было, да и национальная сборная демонстрировала хорошие результаты, было чем похвастать. Вот в ее состав я и вызывался один раз, в 2007 или 2008 году, чтобы участвовать на отборе перед Олимпиадой в Пекине. Вызывался однажды, но там так случилось, что я был единственным голкипером в составе сборной. Увы, мы не пробились на Олимпиаду и больше я вызовов в сборную не получал.

— Почему «Синтез» завершил прошлый сезон с худшими результатами за последние десять лет: пятое место в чемпионате страны и третье место в финале Кубка. Причем, будучи базовой командой национальной сборной. Как это можно объяснить?

— Как нелепое стечение обстоятельств. В том числе, связанное и с тем, что мы были базовой командой. На чемпионате мира играло пять наших ватерполистов, на прошлогоднем Евро — восемь. Можете себе представить, что больше, чем полкоманды практически постоянно выдергивались из тренировочного процесса, постоянно соревновались в других странах и континентах. В результате, мы только первый тур смогли нормально сыграть, плюс в еврокубках хорошо выступали, когда вместе провели два месяца, после отпуска. Потом все хуже и хуже. В том числе и потому, что в сборной тренировались очень слабо. В итоге наши сборники еще и физически «не тянули».

«САВИЧ ЕЩЕ ВО ВРЕМЯ ИГРОВОЙ КАРЬЕРЫ ГОТОВИЛСЯ СТАТЬ ТРЕНЕРОМ»

— Тут вопрос плавно перетекает в выступление сборной на домашнем чемпионате мира. Стартовый матч с американцами, проигранный в один мяч, создал обманчивое впечатление, что у нас есть конкурентоспособная сборная.

— Те же американцы приехали в Казань не готовыми. Они уже выполнили свою основную задачу на сезон, завоевав путевку на Олимпиаду, а здесь играли — как получится. У них тренер Деян Удовичич готовит команду на перспективу, в ней много молодых ребят, которым едва минуло 20 лет. Игра с ними в Казани была не показательной. И тот факт, что мы не обыграли «мертвых» американцев, подошедших к чемпионату не в лучшей форме, сам по себе показателен. Мы оказались не готовыми к домашнему чемпионату, ни физически, ни тактически. Командной игры практически не было. Были какие-то всплески, когда игроки еще выглядели свежими, а вот «наевшись» мы переставали играть. А самое тяжелое, это играть на фоне усталости, когда тебя уже «утрамбовали» соперники. Это и есть показатель готовности или неготовности команды. Мы оказались не готовы ни предложить высокий темп, ни какое-либо разнообразие в командных действиях.

— Тем не менее, поражение от Японии 9:13 - это позор. С таким счетом можно проигрывать такому сопернику, когда «сливают» тренера.

- Тренера у нас не «сольют», потому, что у него карт-бланш для отбора на Олимпиаду. На мой взгляд, все эти вопросы надо задавать Федерации водного поло. Поскольку у нас подбор игроков был неплохой. Почему их не удалось подготовить — вопрос другой.

Оставалось порадоваться за сербских «братушек», которые так легко выиграли казанский чемпионат. Прежде всего, за Деяна Савича, экс-игрока «Синтеза». Когда еще мы вместе играли в одной команде, было понятно, что это будущий тренер. Он очень скрупулезно подходил к тренировочному процессу, плюс нам, партнерам по команде, объяснял те или иные игровые моменты. Наш тогдашний наставник Владимир Захаров с ним часто советовался. Это был думающий игрок, ставший толковым тренером, который раскладывает всю игру со стартового свистка до финального и хорваты могли конкурировать с его сборной только в начале первого периода.

У сербов была команда, у греков, которые мне очень понравились своей сыгранностью, тактической грамотностью. Вот пример, как можно подготовиться к важным стартам и решить главную задачу.

- Вы принимали участие в турнире Мастерс, еще будучи действующим спортсменом. Это не противоречило регламенту?

- Нет, на Мастерс принимают участие все желающие, которые подходят по возрастным нормативам. Что касается меня, то особым желанием я не горел. Меня приглашал играть в свою команду младший брат, в итоге они стали чемпионами. Приглашали бывшие партнеры по «Синтезу», выступавшие сейчас за команду Казахстана. А в итоге я играл за команду своего друга, с кем выступал вместе еще за юношескую команду. Там сложилась безвыходная ситуация, когда не было ни одного вратаря. Я предупредил, что не смогу посещать все матчи, потому, что участвую в тренировочном процессе «Синтеза» и мог играть только по утрам. Хотя и не собирался играть в восемь утра, как, в итоге, пришлось. Мы стали бронзовыми призерами, но тут главное даже не это, а сам факт выступления на домашнем чемпионате. В итоге я пришел к выводу, что готов буду выступать в Мастерс в дальнейшем, когда полностью завершу спортивную карьеру. Хорошее это дело. Жаль, что команд было немного в нашей возрастной категории. К примеру, не приехали американские и канадские команды, которые активно участвуют в движении Мастерс. Помимо этого, в нашем возрасте 30 плюс, 35 плюс люди еще играют или только-только закончили, они пока чувствуют, что «наелись» профессиональным спортом. А, когда передохнут, то потом придет чувство ностальгии, и снова проснется желание заниматься любимым делом.

Читайте также:

«Детей в бассейны не заманишь. Все стремятся стать футболистами-хоккеистами»

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
1
-
читайте также
наверх