комментарии 19 в закладки

Неожиданный герой этого сезона – Глеб Лутфуллин. Он должен был стать хоккеистом, но выбрал фигурку и пробился к Мишину

История казанского фигуриста.

Одним из главных открытий в российском фигурном катании стал 17-летний Глеб Лутфуллин, выступающий за группу Алексея Мишина. Выпав на целый год из-за травмы, а также коронавируса, он смог триумфально вернуться этой осенью и выиграть два этапа юниорской серии Гран-при. С тремя четверными в произвольной программе уже сейчас он может навязать конкуренцию Михаилу Коляде, Макару Игнатову, Александру Самарину и другим статусным соперникам.

Начинал заниматься фигурным катанием Глеб в Казани и сейчас это единственный выходец из Татарстана, который может рассчитывать на высокие места в одиночном катании. При этом его карьера не всегда складывалась гладко: как минимум два раза он был близок к завершению карьеры. Мы пообщались с мамой фигуриста и его первым тренером и узнали, на какие жертвы шёл Глеб и его близкие ради спортивной карьеры.

Глеб Лутфуллин / фото: пресс-служба федерации фигурного катания России

ДВА ЭТАПА – ДВЕ ПОБЕДЫ

«В этом сезоне я сказала себе: «Слава Богу. Узнаю своего Глеба». Я давно ждала, что он будет показывать такой результат», – поделилась с нашим изданием тренер Резеда Сибгатуллина. Глеба она знает ещё с пятилетнего возраста, когда мало кто мог предсказать, что из него получится большой фигурист. От своих тогдашних одногруппников он отличался только хорошими данными – небольшой рост, стойкость, прыгучесть. Но ко всему этому нужно было добавить многие годы работы. Ещё с 2018-го, когда Сибгатуллина лично организовала переход Глеба к Алексею Мишину в Санкт-Петербург, она была в ожидании прорывного сезона для фигуриста. И вот, похоже, он наступил.

В сентябре Лутфуллин выиграл этап юниорской серии Гран-при, который проходил в Красноярске, набрав по сумме двух программ 230,42 балла. «Такая победа у меня впервые, хотя я занимаюсь фигурным катанием больше 12-ти лет», – сказал после прокатов радостный Глеб. Затем он продолжил победную серию в польском Гданьске. На следующем для себя этапе Гран-при он так же занял первое место с оценкой 231,26 балла. Итог для Глеба: два возможных старта Гран-при – и две убедительные победы, которые гарантировали ему выход в финал серии. Он пройдёт в декабре в японской Осаке.


Своими выступлениями Лутфуллин укрепился в статусе одного из самых перспективных фигуристов в стране. Конечно, рассчитывают на него с прицелом на следующий олимпийский цикл, а не этот. В теории он может отобраться и в Пекин-2022, но только при суперуспешном выступлении на первенстве и чемпионате России, а также серьёзных проблемах у более опытных и взрослых соперников. Пока же он им уступает, что можно было увидеть на октябрьском Мемориале Панина-Коломенкина. Там, набрав приличные для себя 260,20 балла, он уступил своим одногруппникам Михаилу Коляде и Петру Гуменнику.

В отличие от женского одиночного, где 15-летние девушки могут на отрезке в один сезон сместить с пьедестала более опытных соперниц, в мужском для действительно больших побед нужно «помаячить» перед судьями несколько лет и заработать на репутацию как на российской, так и на международной аренах. Этим Глеб сейчас как раз и занимается.

Юный Лутфуллин / фото предоставлено Ренатой Лутфуллиной

ПОКА КАТАЛ В КАЗАНИ, ПРОИГРЫВАЛ МОСКВЕ И ПИТЕРУ

Лутфуллин – уроженец Казани. У него два брата: он – самый старший, среднему – 12 лет, младшему – 7. Мама занимается воспитанием и хозяйством, папа же работает в строительном бизнесе. Именно по его желанию, все дети начали заниматься спортом. Младшие братья Глеба ходят на тренировки по боксу, а самого Глеба хотели отдать на хоккей – другой «жёсткий» и более привычный для мальчика спорт. Однако, чтобы пройти отбор, маленькому Лутфуллину нужно было уже уметь стоять на коньках. И чтобы научиться этому, его отдали в фигурное катание, так скажем, на подкатку. «Когда мы выиграли то ли второе, то ли третье место на своём первом соревновании, тренеры настояли на том, чтобы мы не уходили из фигурного катания», – вспомнила для нашего издания мама Глеба Рената.

Ходил Глеб на каток муниципальной школы «Ак Буре» – ближайший к дому. Изначально его группу тренировала Эльвира Сельскова, затем её сменила Сибгатуллина. С ней фигурист уже перебрался в школу «Зилант», а оттуда в школу олимпийского резерва, которую возглавила Сибгатуллина. Именно этот тренер первым разглядел потенциал в Лутфуллине, тогда ещё дошкольного возраста. «Уже тогда были предпосылки, что с ним можно работать и что-то из него «слепить». Он был маленького роста, прыгучий, всегда умел слушать и слышать. Что ему скажешь, то он и сделает. Его никогда не нужно было дополнительно подгонять», – отметила Резеда.

Фото: пресс-служба федерации фигурного катания России

Несмотря на исполнительность, горячего желания стать большим фигуристом и штурмовать пьедесталы лучших турниров у Глеба изначально не было. Оно росло в нём постепенно. Примерно в девять-десять лет Лутфуллин выигрывал один за другим турнир на уровне Татарстана и в поисках конкуренции стал выезжать на соревнования более высокого статуса. Он неоднократно выигрывал на уровне «Урал-Поволжье», а когда попадал на всероссийский уровень, раз за разом проигрывал представителям Москвы и Санкт-Петербурга. Это типичная ситуация для фигуристов из регионов, которая и подстёгивает их к переезду в первую и вторую столицы. Там выше уровень конкуренции внутри группы, да и отношение судей другое. В Казани же Лутфуллин соревновался, по сути, сам с собой. Одиночников такого уровня в республике не было и нет до сих пор.

Одним словом, Глеб упёрся в потолок. К неудачам на катке добавилась сложная финансовая ситуация в семье. «У мужа тогда было плохо с работой, – отметила Рената. – Мы думали завязывать с фигурным катанием, но Резеда Ильдаровна убедила нас продолжить». По словам мамы, уже в 12 - 13 лет у сына проснулось желание добиться чего-то серьёзного в фигурном катании. Однако сделать это ему было суждено уже в Санкт-Петербурге у Алексея Мишина – легендарного тренера, который воспитал таких чемпионов, как Алексей Ягудин и Евгений Плющенко.

Алексей Мишин / фото: Dmitry Golubovich, globallookpress.com

РАДИ ГЛЕБА В ПИТЕР ПЕРЕЕХАЛА БАБУШКА

Идея перейти к Мишину принадлежала Сибгатуллиной. Учитывая её вклад в карьеру фигуриста, она могла бы вцепиться в него «мёртвой хваткой» и до последнего держать под своим крылом в Татарстане, но не сделала этого. Для дальнейших успехов спортсмен должен был выйти на другой уровень. «Для меня Глеб как родной ребёнок. Я очень переживала за него. Ему нужен был стимул. Ему нужно было посмотреть на более опытных фигуристов, чтобы понять, к чему он может прийти. Данные у него потрясающие, он уже владел тройным акселем и четверным тулупом, но ему нужно было расти дальше», – объяснила тренер.

Попасть к Мишину было не так просто. В отличие от многих коллег в Санкт-Петербурге и Москве он никогда не отказывал региональным тренерам в консультациях и стажировках. Этим в хорошем смысле слова «воспользовалась» Резеда, периодически приезжая в Питер с Глебом и занимаясь с ним на катке Мишина. Однако группа у Профессора была укомплектована по полной программе и желанием расширить её он не горел. Ездить к нему Сибгатуллиной и Лутфуллину пришлось больше года – и после долгих уговоров Мишин наконец согласился взять на тот момент 14-летнего Глеба.

Резеда Сибгатуллина (у микрофона) / фото: пресс-служба министерства спорта РТ

Наиболее остро встал вопрос жилья. Во время стажировок Лутфуллин останавливался у бабушки Сибгатуллиной, которая жила в Санкт-Петербурге. «Резеда Ильдаровна очень сильно помогла нам в переходе, – рассказала Рената. – Мы в одно время даже жили у неё. Это очень сильная женщина, которую Глеб уважает и любит». Но с тренировками у Мишина на постоянной основе Лутфуллину нужно был свой кров.

Решение проблемы нашёл сам Мишин – он предложил фигуристу остановиться в интернате училища олимпийского резерва в Питере. Там Глеб прожил примерно год-полтора. «Конечно, мы боялись отпускать его одного. Но в то же время понимали и чувствовали, что ему уже надо перебираться, поэтому решились на такой шаг, – сказала Рената. – Я старалась навещать его как можно чаще. Он никогда не жаловался и не просился обратно домой. С каждым приездом я замечала, как сильно он взрослеет».

Уже сейчас Глеб живёт в Питере вместе с бабушкой. Та решилась на очень смелый шаг ради внука: она продала свою квартиру в Казани и купила новую в Санкт-Петербурге, чтобы перебраться туда и помогать Глебу. Не менее важную роль в адаптации молодого фигуриста к новому городу сыграла фигуристка Софья Самодурова – чемпионка Европы и ученица Мишина. Глеба она даже как-то назвала в инстаграме своим лучшим другом. «Её родители очень сильно помогали нам, когда он жил один. Они увидели, что мальчик один в городе, и отнеслись к нему как к сыну», – отметила Рената.

Софья Самодурова / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

ПРОПУСТИЛ ПРОШЛЫЙ СЕЗОН ИЗ-ЗА ТРАВМЫ СПИНЫ

Даже после того, как все бытовые проблемы были решены, тренировки у Мишина шли не лучшим образом. В первую очередь Глебу мешали болезни. Чаще всего речь шла об обычных простудах, но из-за них он мог выпасть из тренировочного процесса на неделю-две и потерять форму. Со временем эта проблема, конечно, решилась. Но когда его перестал беспокоить иммунитет, стала беспокоить спина. Выступив в 2020-м на контрольных прокатах перед стартом сезона, он рассказал Мишину и родным о болях в позвоночнике.

«Мы пошли на осмотр, и специалисты сказали нам, что о спорте придётся забыть, – вспомнила Рената. – Глеб ни разу не задумался над этим и сразу начал работать над своим возвращением на лёд. Когда я ему попыталась аккуратно ему сказать: «Может, хватит?», он мне сразу ответил: «Мама, даже не начинай говорить об этом. Я должен продолжать».

Лечение было интенсивным, но, к счастью для фигуриста, обошлось без хирургического вмешательства. Глеб смог возобновить тренировки уже по ходу прошлого сезона, но ни в одном из турниров участия так и не принял. Уже летом он вышел на полные обороты и впечатлил Мишина. «Наконец, дела пошли в гору», – рассказывал тренер про Глеба, радуясь, что он в форме и готов показывать своё лучшее катание. «Большое спасибо Алексею Николаевичу, что не стал форсировать наше восстановление, – рассказал мама фигуриста. – Он ведь мог поступить, как другие тренеры, и потребовать кататься через боль, возвращаться как можно скорее. Но он сразу дал нам понять, что здоровье спортсмена – в приоритете».


Также Профессор очень удачно подобрал для Лутфуллина постановки. И в короткой, и в произвольной программах Глеб попал в свой лиричный и драматический образ. Резеда и Рената отметили, что в этих постановках Лутфуллин действительно чувствует музыку. Происходит это с ним не всегда, а в этот раз получилось. Кроме того, фигурист впечатляет своей технической базой. В произвольной программе он выполняет три четверных прыжка – сальхов и тулуп. Последний прыжок остался у него ещё с Казани, как и тройной аксель. Чтобы двигаться дальше, Глебу, конечно, нужно будет разучивать более «дорогие» элементы. Определённый прогресс в этом у него уже есть.

«Я видела на тренировках, как он выполняет четверные ритбергер, флип и лутц, – сообщила нам Резеда. – Это всё у него есть. Другое дело, он пока не показывает их на соревнованиях. Алексей Николаевич никогда не форсирует события, и я уверена, что он включит новые прыжки в программы только когда Глеб будет к этому максимально готов».

 Глебу предстоит выступление на этапах Кубка России. С 21 по 26 декабря в Питере состоится чемпионат России, а с 18 по 22 января в Саранске – первенство России среди юниоров. От этих стартов зависит участие Глеба уже в международных соревнованиях во второй половине сезона. На турнирах, к слову, он представляет Санкт-Петербург, а не Татарстан. Спортивную прописку он поменял, чтобы обустроиться в питерском интернате. Если представители Казани захотят вернуть фигуриста обратно, нужно будет найти подход к питерской федерации фигурного катания, которая тоже рассчитывает на Лутфуллина.

Артур Валеев
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
10
-
читайте также
наверх