Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

СКА возьмёт Кубок Гагарина. Объясняем, почему

Спортивная редакция «БИЗНЕС Online» с помощью аналитического разбора первого матча финальной серии Кубка Гагарина объясняет, за счёт чего СКА возьмёт трофей.

Для начала важно сказать, что ни у одной из команд финала нет тактики в классическом понимании этого слова. СКА и «Металлург» играют в очень похожем стиле, что и понятно – Илья Воробьёв уже давно является помощником Олега Знарка в сборной России. Все их команды в большей степени рассчитывают на индивидуальное мастерство игроков, часто пренебрегая рациональностью и выверенными игровыми построениями. У «Металлурга» и СКА есть отдельные узнаваемые элементы, есть тактические схемы для конкретных ситуаций, однако общей системой действий, объединённой одной стратегии, не обладает никто.

Рассмотрим классические алгоритмы работы двух команд: раскат, откат и форчекинг.

РАСКАТ

Помимо мастерства, СКА использует и скорость своих хоккеистов – чтобы быстрее пройти среднюю зону, раскатиться нужно заранее. Пример: защитник стоит за воротами и ждёт начала движения форвардов. Двое закатываются слева по дуге, уходя в центр, третий бежит по противоположному флангу прямо от лицевого борта. В большинстве случаев приём работает, поскольку «Металлург» использует неоправданно высокий и пассивный форчекинг – на скриншоте видно, как Сергей Мозякин и Данис Зарипов обозначают своё присутствие в зоне соперника, однако на развитие атаки СКА они никак не влияют.


Николай Прохоркин спокойно делает свою дугу и забегает за спину лидерам соперника, которые открыли коридор для паса. Сразу два игрока «Металлурга» отыграны, центрфорвард не успевает включиться в эпизод. В дальнейшем Прохоркин спокойно закатывается в совершенно пустую зону и за счёт мастерства и скорости проходит синюю линию, начиная атаку своей команды. При таком раскате соперника предпочтительнее было бы встречать свободных игроков ближе к центральной линии, как показано на следующем скриншоте.


Будь Зарипов ниже, он бы смог закрыть Прохоркина, а в случае продвижения защитника с шайбой вперед, перехватить его сам. Прохоркин же тогда бы доставался защитникам, которые обязаны усложнить приём передачи. Ян Коварж при этом успевает включиться в эпизод – он контролирует Сергея Плотникова, а Мозякин контролирует Артёма Зуба.

Проблема «Магнитки» ещё и в больших разрывах между линиями, к тому же команда не использует так называемую «ловушку» при откате, когда все пять игроков находятся в средней зоне. Огромные расстояния между игроками – одна из главных слабостей команды Воробьёва.

Сам «Металлург» крайне редко раскатывается, но схема та же самая, что и у СКА: два игрока уходят по борту дугой, третий бежит прямо.


Но в большинстве случаев ничего этого нет, уральские защитники редко выходят из своей зоны с шайбой, предпочитая быстро отдавать длинный пас вперёд через всю площадку. При этом игра идёт не через центр, а по периметру: после выигранного вбрасывания магнитогорцы разбегаются по разным углам, а игрок с шайбой работает как квотербек в американском футболе – пытается высмотреть открытого партнёра и отдать пас на ход.


Если лёд закрыт, шайба идёт ближнему, и уже этот форвард пытается выбраться из сложного положения и плотной опеки нападающих СКА. А если лёд свободен, и закрыт ближний, идут диагонали, которые чреваты вот такими обрезами.



ОТКАТ

Поскольку у «Магнитки» почти нет раската, армейцы часто действуют по ситуации, изменяя схемы отката. Но всё вертится вокруг схемы 1-2-2, иногда меняющейся на 2-3. У Знарка просто нет необходимости выставлять известные всей лиге 1-4, потому что это только откроет пространство сопернику, а если тот же Мозякин и получает шайбу на синей, он всё равно оказывается перед несколькими игроками обороны.



Пример того, как «зарывается» размашистая атака «Металлурга» даже в большинстве. Причина – огромные расстояния между хоккеистами. Здесь Мозякин теряет шайбу и получает контратаку 2 в 1.



«Магнитка» же использует ту самую схему 1-4. Первый нападающий иногда позволяет себе доезжать до ворот соперника, но при этом нападает в одиночку на троих игроков СКА, что пользы никакой не приносит. Начавшаяся атака армейцев «отрезает» первого форварда и спокойно катит дальше.


В идеале первый форвард должен оказывать давление на игрока с шайбой, но «Металлургу» это удаётся с переменным успехом. А Мозякин в концовке третьего периода вовсе провалил задание.


Пока капитан «Магнитки» на прямых ногах пытался проехать свои шесть метров, Евгений Дадонов пробежал уже 10 и вышел один на один с Крисом Ли. Уровень мастерства нападающих СКА настолько высок, что такие ситуации нельзя допускать изначально, иначе получается гол-шедевр. Это касается и самой схемы 1-4, и действий Мозякина.


ФОРЧЕКИНГ

Ярко выраженный форчекинг есть только у СКА – классическая атака Знарка с нападающим у штанги, которая применяется и в сборной России. При грамотном раскате эта схема разбивается одним пасом, который может вывести на выпад 3 в 2. Однако дистанция между уральцами настолько велика, что они через раз нарываются на большие проблемы.

Пример первый.




Евгений Бирюков контролирует шайбу за воротами, его нападающие уезжают по левому борту, рядом с которым стоит Вадим Шипачёв, отдавать пас туда опасно. Крис Ли хоть показывает направление передачи, но Бирюков уже принял решение и переложил шайбу направо, просчитавший это движение Никита Гусев включается в жёсткий отбор. Передача идёт Ли, который тут же совершает потерю – перехват, опасный бросок СКА.


Обратите внимание на время – два нападающих «Металлурга» появляются в кадре через пять секунд после потери. Пока в их зоне стояли суперзвёды СКА, они успели уехать к красной линии и «закрыться». Тот же эпизод с другой камеры: кому отдавать Бирюкову?


Ещё один пример удачных действий СКА в форчекинге: давление у ворот, давление на ближнего с шайбой. Итог – «Магнитка» теряет шайбу в средней зоне.



ГОЛЫ

В зоне атаки команды играют очень похоже – подбор игроков позволяет использовать длинный пас по борту на другой фланг, быстрый и точный перепас, «улитки» в углах. При этом атака идёт по периметру, играть диагональными передачами в финале Кубка Гагарина становится сложновато даже при реализации лишнего.

СКА свою первую шайбу забросил благодаря высочайшему мастерству игроков, которые без промедлений создали голевую ситуацию. Но помог им в этом Ли, который не до конца отработал свой эпизод в углу площадки. Защитник был обязан останавливать движение шайбы вдоль борта, он должен был создать паузу в игре, остановить «карусель» СКА, но не пошёл играть в тело, не проявил жёсткость. Гусев же сначала продавил у борта Томми Санталу, а потом одним виражом «убрал» канадца. Пас наверх, передача под бросок Антону Белову, добивание Ярно Коскиранты. Всё это уже было почти без помех.



Большие проблемы начинаются у «Магнитки», когда все плеймейкеры СКА открыты и не подвергаются давлению. Что Мозякина с Зариповым, что Шипачёва с Ильей Ковальчуком, необходимо «вжимать» в углы, к борту, откуда сделать опасную передачу крайне сложно. Здесь же уральцы уже отпустили игру, дав расставиться гостям, но потом ошибку совершил ещё и Денис Платонов.


Форвард оказался не в своей зоне, причём сначала показывал кому-то из партнёров, что за его спиной открытое пространство. Когда он понял, что зона эта его, было уже поздно – Платонов дёрнулся не на автора гола Патрика Херсли, а на шайбу, что и стоило Магнитогорску порванной сетки.


Вот пример двух разных действий обороняющейся команды. На верхнем скриншоте уральцы допустили ту же самую ошибку: никто не оказывает давление на Гусева, он уехал к лицевому борту, а четвёрка встала так узко, что места хватило всем: открытыми стоят и Шипачёв, и Ковальчук.

На нижнем скриншоте действия верные – того же Шипачёва прижали к борту, сделать пас он смог только наверх всё тому же Ковальчуку.



Теперь для сравнения: обе атаки закончились бросками капитана СКА. Но обратите внимание, с какой позиции он щёлкает в первый раз, и откуда наносит второй бросок. Разница очевидна, понятно, какой из этих двух моментов опаснее.


Аналогичный эпизод в зоне СКА: Зарипов контролирует шайбу и ищет момент для передачи, но его полностью «съедает» Илья Каблуков.




ИТОГ

Вероятнее всего, победу в Кубке Гагарина одержит СКА. У команды Знарка нет таких системных проблем, как у «Магнитки», они играют агрессивнее и не создают такие большие разрывы между линиями. Но даже если Воробьёв совершит чудо и перестроит игру своих хоккеистов в финальной серии, преимущество всё равно будет на стороне армейцев. С учётом всех проблем «Магнитки», команды показывали в целом равный хоккей, и СКА тоже ошибался в своей зоне.

Всё дело в количестве и классе игроков – первые звенья команд равны, каждый раз в чужой зоне они играют будто бы в большинстве. Но если сравнивать второе звено СКА со вторым звеном «Металлурга», Питер побеждает. То же самое с третьим звеном, четвертым, игроками в запасе. «Магнитка» превосходит СКА разве что только стабильностью вратарской позиции, но вряд ли кто-то скажет, что исход первой встречи решили голкиперы – никто не посыпался, никто не феерил, вратари просто делают свою работу, отражая то, что должны. Это в большей степени финал мастерства полевых игроков, в котором СКА победил ещё летом, в момент подписания контрактов.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть