комментарии 65 в закладки

«Я называю их одноразовыми чемпионками». Легенда фигурного катания критикует группу Тутберидзе

Беатрикс Шуба – сторонница зрелого женского.

Австрийскую фигуристку Беатрикс Шубу называли королевой обязательной программы. Раньше она была такой же частью выступления, как короткая и произвольная сейчас. Спортсмены должны были вычерчивать на льду определённого вида фигуры, отчего программа и получила название обязательной. Лучше Беатрикс в истории фигурного катания эти элементы не исполнял никто сходятся во мнении эксперты.

За свою карьеру Шуба выиграла Олимпийские игры-1972, два чемпионата мира и два чемпионата Европы. Для этого в произвольной программе ей было достаточно исполнять двойной аксель, который она, к тому же, очень редко выполняла чисто. В нынешние времена с таким техническим арсеналом она проигрывала бы даже маленьким детям.

После завершения карьеры Шуба возглавляла федерацию фигурного катания Австрии и работала в международном союзе конькобежцев (ИСУ). «БИЗНЕС Online» узнал у неё, как изменилось фигурное катание за эти годы и как она оценивает эти изменения. Больше всего недопонимания у Шубы вызывает новое поколение российских чемпионок во главе с Александрой Трусовой. Беатрикс говорит, что не видит у Трусовой программы, а только разрозненный набор элементов, где весь упор идёт на прыжки. 

Фото: Maja Hitij, Getty Images


«В УГОДУ ТЕЛЕВЕЩАТЕЛЯМ ВСЕ ПОШЛИ УЧИТЬ ЧЕТВЕРНЫЕ, КАТАНИЕ ОТХОДИТ НА ВТОРОЙ ПЛАН»

– Беатрикс, если сравнивать современное фигурное катание с вашей эпохой, что прежде всего поменялось?

– Отменили «школу» – обязательные фигуры. Раньше это была неотъемлемая часть соревнований, и я выигрывала чаще всего благодаря отличной технике начертания фигур. В ИСУ пошли на поводу у телевизионщиков, утверждавших, что за обязательными фигурами болельщикам следить неинтересно. Но ведь в них был основной смысл нашего спорта! Он называется фигурное катание – нужно исполнять фигуры, чертить их на льду. Сейчас же этого нет – все сконцентрировались на прыжках, на технике ультра-си. Называйте тогда это ледовой акробатикой.

Кардинально изменился уровень техники в прыжках по сравнению с тем временем, когда выступала я. Тогда многие исполняли двойные прыжки, а тройной был очень редким элементом, для самых рисковых. Сейчас же четверные стали уже обыденностью. Причём не только для мужчин, но и для девушек! Это удивляет меня больше всего. Современное фигурное катание нет смысла даже сравнивать с фигурным катанием тех лет, когда выступала я. Не буду говорить резко, что лучше, что хуже. Это просто два разных вида спорта.

– На ваш взгляд, отмена обязательных фигур – ошибка?

– Я считаю, что обязательные фигуры – это основа фигурного катания. От мастерства исполнения фигур зависит качество катания, мастерство владения коньком. Это был самый честный и объективный способ оценить катание фигуриста. Чтобы хорошо начертить фигуру нужно мастерски владеть коньком: как внутренней стороной конька, так и внешней. Понимая это, фигуристы очень много работали над своим катанием, и в результате средний уровень катания, на мой взгляд, был всё же выше, чем сейчас.

В современном фигурном катании мало кто действительно качественно скользит. Изменился даже подход к оценке элементов. От старой «школы» обязательных фигур сейчас осталась дорожка шагов – это крайне упрощённый вариант упражнения с фигурами. Но даже дорожку единицы в фигурном катании исполняют действительно правильно и качественно. Большинство даже не обращают внимания на этот элемент, а высокие оценки за дорожку ставят, давайте смотреть правде в лицо, за счёт высокой технической оценки за прыжки. Проще выучить ещё один четверной, чем отработать дорожку.

Наверное, у ИСУ были объективные причины отменить обязательные фигуры. В том виде, в котором мы их исполняли для современного телевидения это та ещё скука. Но сейчас с развитием новых технологий, мне кажется, можно было бы задуматься о их возвращении. Есть же тысячи вариантов, как при использовании компьютерной графики наглядно и доступно показать телезрителям обязательные фигуры. Первые попытки таких графических систем были еще в начале 90-х, до их полной отмены. По-настоящему раскрыть потенциал такого телепоказа не смогли технологии того времени. Сегодня у нас в этом плане настоящее раздолье. Значит, можно разнообразить соревнования, внести в них что-то новое.


– Неужели оценка за компоненты, составляющая почти половину баллов от общей, недостаточный мотиватор работать над катанием?

– Чаще всего компоненты подгоняют под технику. Если спортсмен исполняет чисто несколько четверных, ему могут поставить за скольжение даже больше баллов, чем фигуристу, который показывает эталонное скольжение.

К тому же, требования к правильному катанию за эти годы сильно изменилось. В угоду ультра-си тренеры пересмотрели подход к постановке программ, облегчили требования к катанию. Я сейчас говорю даже о сравнении не со своей эпохой (в таком сравнении не будет смысла, как я уже говорила), а с 90-ми и нулевыми. На мой взгляд, тогда было больше ярких постановок и качественного катания.

В угоду телевещателям все пошли учить четверные. Они смотрятся эффектно, привлекают зрителя, но катание отходит на второй план. Странно только, что ИСУ ничего с этим не делает.

Беатрикс Шуба (справа) / фото: Manfred Werner, Wikimedia Commons

«ПОСЛЕ ПОДНЯТИЯ ВОЗРАСТНОГО ЦЕНЗА ЧЕТВЕРНЫЕ НЕ ИСЧЕЗНУТ»

– В одном из интервью вы говорили, что самым сложным элементом для вас был двойной аксель. Сейчас его делают шестилетние дети, а Юдзуру Ханю пытается исполнить четверной аксель. Это говорит о движении спорта вперёд?

– Конкретно в плане исполнения сложных прыжков – это действительно прогресс. Прогресс стремительный, я иногда просто поражаюсь на соревнованиях, когда вижу всё новые и новые попытки сделать тот же четверной лутц. Когда Ханю на тренировках пробовал четверной аксель, я думала, что он шутит. И ведь почти что сделал! Дальше, наверное, следует ждать уже пятерных прыжков. Рано или поздно такими темпами мы точно увидим пятерной. Людям хочется пробовать нечто новое, что раньше никто не делал, это в нашей природе заложено.

Только к чему приведёт такая гонка ультра-си в итоге, я сказать не могу. Есть ощущение, что о катании тогда никто думать не будет. Главным будет сделать больше четверных. Так устроен спорт – каждый хочет быть лучше и ищет самый простой вариант достичь победы. Выучить четверной непросто, но это более очевидный путь к чемпионству, чем работа над катанием, скольжением, образами.


– Но у человеческих возможностей есть предел. Невозможно ведь постоянно усложнять программы...

– Никто этого не знает. Не факт, что я доживу до этого момента, но может через 20 - 30 лет люди задумаются и о шестерных прыжках. Возможно, будут новые технологии, специальные коньки. А пределов человеческих возможностей никто не знает – их можно установить только на практике.

– В этом сезоне мы наблюдаем настоящую революцию четверных – несколько девушек на постоянной основе делают квады на соревнованиях. Для вас это позитивный шаг?

– С одной стороны, меня поражают такие смелые и талантливые девочки. Та же Александра Трусова – я просто поражаюсь её таланту, бесстрашию и мастерству! В 16 лет исполнять практически все виды четверных – уму непостижимо. С другой стороны, объективно к катанию Трусовой очень много вопросов. Я не вижу у неё программы – я вижу разрозненный набор элементов, которые собрали вместе. Весь упор – на прыжки.

Второй момент – это недолговечность карьеры таких технических гениев. Я их называю одноразовыми чемпионками, как бы обидно это не звучало. Они выступают на серьёзном уровне один - два года, выигрывают все возможные медали, а потом исчезают. Это физиология – они растут, тело меняется. И вместо них появляются новые фигуристки, которые выучили ещё более сложные комбинации прыжков. Через один - два года снова смена поколения. Замкнутый круг! О каком настоящем женском катании можно говорить, если в 17 лет олимпийская чемпионка завершает карьеру?

Не говорю уже о том, что четверные очень опасны. Здесь уже каждый сам для себя оценивает эти риски, но вряд ли я бы разрешила тренеру ставить моей 11-летней дочке четверной. В России же это уже в порядке вещей, как я поняла. Нужно ведь помнить, что спорт – это не навсегда. Девушкам после фигурного катания предстоит ещё быть мамами. Этери Тутберидзе должна ведь это понимать.

Я не тренер, поэтому не хочу строго судить. Но я добилась многого в спорте и больше 50 лет работаю в фигурном катании, поэтому могу выражать свою точку зрения. И считаю, что подход российских тренеров в постоянном поиске вариантов усложнения программ неправильный. Не одними прыжками должно жить фигурное катание.

– Получается, необходимо ужесточать возрастной ценз, чтобы не допускать этих «одноразовых чемпионов» до взрослых соревнований?

– На мой взгляд, да. Здорово, когда в совсем юном возрасте фигурист может обыгрывать признанных звёзд. Но, как правило, запала у таких чемпионов хватает всего на один-два сезона, это факт. Из исключений – разве что Елизавета Туктамышева. Я видела её на соревнованиях десять лет назад совсем маленькой, и она тогда пыталась исполнять сложные комбинации тройных прыжков. Сейчас ей 23 года, и она делает четверной прыжок. Удивительно! Только таких как Туктамышева очень мало.

– До какого возраста тогда следует поднять возрастной ценз?

– Думаю, до 18 лет. Сейчас большинство экспертов останавливаются на этой планке, и я в целом с ними согласна. Хочется видеть интересные программы, яркие интерпретации. Когда мы видим несколько четверных лутцев в одной программе – это отлично. Но всё-таки важнее показать хорошую программу, мы ведь ради этого приходим на фигурное катание. И не сможет юная девочка передать сложные образы так, как сформировавшаяся женщина.

Даже если юниорка будет очень талантлива, с идеальным скольжением, недостаток жизненного опыта и эмоций будет выдавать в прокате искусственность, наигранность. Как можно показать неразделённую любовь в 15 лет, когда ты и не любил ещё по-настоящему? Я в это не верю. В 15 - 16 лет девочки ещё дети. Уже с 18-ти и старше – женщины. Если в ИСУ хотят видеть эталонное женское одиночное катание, поднятие возрастного ценза станет лучшим вариантом. И думаю четверные после этого не исчезнут. Туктамышева доказала, что прыжки в четыре оборота реальны в любом возрасте. Пожалуй, разве что только я уже не смогу выучить квад.

Александра Трусова / фото: Алексей Белкин, БИЗНЕС Online

«В РОССИИ ЧЕРЕЗ СПОРТ ЛЮДИ ДОСТИГАЮТ СВОИХ ЖИЗНЕННЫХ АМБИЦИЙ»

– Складывается ощущение, что вы не очень одобряете четверные. В чём причина – это же объективный показатель прогресса спорта?

– Я не против четверных как таковых. Конечно же, круто, что сейчас фигуристы заходят за пределы человеческих возможностей, бьют рекорды как в лёгкой атлетике. Но результатом этого может стать трансформация фигурного катания в ледовую акробатику. Теряется индивидуальность в спорте, для меня большинство программ на крупных соревнованиях на одно лицо.

Есть порядок, требования, критерии – их ввели, чтобы судьям было проще, а оценки стали понятнее и прозрачнее. Но нет больше той свободы, что была раньше, полёта фантазии. Мне нравится современная хореография, но фигуристы очень мало уделяют ей внимания. Сохранить силы на сложную хореографию после исполнения нескольких четверных физически сложно.

Единицы демонстрируют свой стиль, яркое харизматичное катание и сложные прыжки, сочетают это всё вместе. У мужчин, наверное, это Юдзуру Ханю. Ещё мне нравится, как катается Михаил Коляда, хоть он и часто допускает ошибки. Когда Михаил в форме, он близок к эталону. У девушек, я думаю, максимально близко к правильному балансу артистизма, катания и прыжковой техники подошла Алёна Косторная. У неё в программе нет пока четверных, но есть тройной аксель. Этот прыжок, по мнению многих, даже сложнее четверного.

– Если дать фигуристам, как вы говорите, больше свободы и отбросить чёткие критерии, как тогда судьям оценивать прокаты?

– Не знаю, наверное, это действительно невозможно. Слава Богу, я не судья

Алёна Косторная / фото: Денис Гладков, БИЗНЕС Online

– На ваш взгляд, когда фигурное катание было популярнее – в вашу эпоху или сейчас?

– Если говорить об Австрии, конечно же, в мою эпоху. У меня было много побед, поэтому людям было интересно следить за соревнованиями. Сейчас фигурное катание в нашей стране переживает не лучшее время, поэтому и интереса среди болельщиков нет.

Если же говорить в целом о мире, то сейчас. С каждым годом фигурное катание охватывает всё новые страны, расширяет аудиторию. И меня это очень радует.

– При этом на чемпионате Европы борьбу за медали ведут обычно представители двух - трёх страны. В чем причина крайне узкой географии фигурного катания?

– Дело в традициях. Есть страны, где этот спорт развивают десятилетиями. Есть все условия, мощная тренерская школа, поддержка федерации. В других странах даже если появляются таланты, не факт, что им дадут себя проявить. Поэтому я всегда уважала Хавьера Фернандеса. Он через многое прошёл, чтобы доказать, что фигурист из Испании – это не какой-то анекдот.

Ещё один интересный фактор – это подход к спорту. В России, насколько я вижу, через спорт люди достигают своих жизненных амбиций. Это как социальный лифт, возможность заработать денег, устроить карьеру в политике. В Европе же очень высокий уровень жизни, поэтому наши дети не настолько мотивированы работать, как дети в России. Им и так хорошо, от них никто не требует делать четверной в 13 лет. И нет такого характера, чтобы пройти через множество боли и страданий на пути к победам.

ДОСЬЕ «СПОРТ БО»
Беатрикс ШУБА
Место рождения: Вена (Австрия)
Дата рождения: 15 апреля 1951 года
Специализация: женское одиночное катание
Достижения: олимпийская чемпионка (1972), двукратная чемпионка мира (1971, 1972), двукратная чемпионка Европы (1971, 1972), шестикратная чемпионка Австрии (1967 – 1972).

Рустам Имамов
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
8
-
читайте также
наверх