комментарии 8 в закладки

Алёна Косторная: «Программа выглядела неуверенно, сыро. Я ехала не так, как могу ехать»

Чемпионка Европы Алёна Косторная прокомментировала своё выступление в произвольной программе на этапе Кубка России в Казани.

Алёна не стала исполнять тройной аксель и заняла второе место, проиграв Александре Трусовой.

Алёна Косторная / фото: Денис Гладков, БИЗНЕС Online


Вы говорили про не очень удачные попытки акселя на тренировках, из-за которых вы решили не делать его на соревнованиях. Сколько раз он реально чисто получался?

– Две попытки из пяти, но это все равно очень мало.

– То есть если бы делали – это был бы огромный риск?

– Да. Мы работаем вдолгую. Нацелены на крупные турниры. Если я хочу до них дойти в хорошей форме, придется подождать.

– Это «золото» Пекина? Или что?

– Это чемпионат мира, еще раз чемпионат Европы, Олимпиада и все другие крупные турниры.

226 баллов для первого старта в сезоне – это мало или много?

– С учетом грубых ошибок и помарок… Я ехала не так как могу ехать. И там прям было видно, что я померла где-то в середине программы. Считаю, это очень хороший результат. Главное — начать. С этой задачей я справилась.

Можете рассказать про лед? Есть разные мнения по поводу его качества.

– Отличный лед, отличная температура. Мне все понравилось.

Что скажете про свою произвольную программу? Вы готовили её в нестандартном онлайн-формате. Как это происходило?

– Ничего на самом деле такого супер прям необычного. Ше-Линн записывала много видео с разными вариациями заходов то, что мне было удобно или неудобно. Потом мы обсуждали с ней это по онлайн-связи. Через неделю после первых видео, которые она прислала, я выучила движения и отсылала ей. В субботу у нас ранние льды и так получается, что можно позвонить. И в эти дни мы чистили все, что я выучила за неделю. В понедельник она мне отправляла, я учила, а в пятницу присылала ей. В субботу мы уже работали вместе.

– То есть вы включали камеру, и она видела вас в прямом эфире?

– Да, верно. Я ставила телефон к бортику, надевала наушники и все. Полтора часа мы работали чисто над программой. Я даже не прыгала. Весь упор был на заучивание и оттачивание программы.

– Сергей Розанов принимал участие в доработке программы? Или Евгений Викторович?

– Конечно. И до сих пор. Я боюсь слушать, что мне скажут по этому прокату. В принципе, как и от хореографа, и от Сергея Александровича. Есть над чем работать.

– Что тебе конкретно вам не понравилось? Со стороны прокат выглядел очень уверенно.

– Нет, это выглядело очень неуверенно, очень недоработанно, сыро. Хотя такого нету, на самом деле, потому что достаточное количество времени прошло. Поэтому я не особо довольна.

– То есть мелкие шероховатости?

– Да. Где-то я не соблюдала рисунок, где-то запиналась на заходах, добавила свои руки и шаги. Этими моментами я и недовольна.

– Помогло или помешало, что вы вышли позже остальных девочек на лед на официальных соревнованиях?

– Мне было без разницы. Какая разница, когда будет сделана работа, если она все равно будет сделана. Наверное, только ботинки дали не очень приятный осадок.

– Вы были в Казани два года назад. Что изменилось с тех пор?

– Каталась я практически с тем же прыжковым набором. Разве что пониже была сантиметров на десять, – приводит слова Косторной корреспондент «БИЗНЕС Online».

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
-1
-
читайте также
наверх